Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

«Чудовищная формулировка»: бизнес выступил против идеи ФНС об аресте имущества без суда

Два региона не поддержат законопроект ФНС об аресте имущества без суда

Налоговая служба хочет расширить свои права в отношении бизнеса, который недоплатил в бюджет. В качестве обеспечительной меры ФНС предлагает дать ей возможность накладывать арест на имущество компаний и ИП. Оперативно, до передачи дела в суд, по самому факту начала проверки. Такие поправки депутаты Госдумы планируют обсудить уже в феврале. Бизнес категорически против.

Госдума планирует рассмотреть в феврале правительственный законопроект о праве налоговой службы накладывать арест на имущество налогоплательщика до решения суда.

Как говорится в пояснительной записке к законопроекту, ФНС получит право накладывать арест «на имущество организации или индивидуального предпринимателя после составления акта камеральной налоговой проверки или после вынесения решения о проведении выездной налоговой проверки». Иными словами, ФНС, в случае принятия такой поправки, сможет оперативно блокировать имущество должников, недоплативших налоги в бюджет.

Право арестовывать активы у ФНС имеется и сейчас в рамках статьи 77 Налогового кодекса, уточняет руководитель Центра правовой поддержки бизнеса Алексей Мишин.

Но арестовывать имущество (недвижимость, транспорт, ценные бумаги) налоговики имеют только по результатам проведенной ими же проверки. «Только после того как проверка окончена, определен предполагаемый размер налоговой недоимки и видно, что требуется арест имущества, так как суммы на счетах недостаточно для погашения недоимки. При этом требуется санкция прокурора», — поясняет Мишин.

Предлагаемые в Налоговый Кодекс поправки дадут возможность блокировать деятельность компании до окончания проверки и вынесения акта, просто по самому факту начала проверки, добавляет Мишин.

В ФНС «Газете.Ru» сообщили, что не комментируют данный законопроект. Источник в Минфине поясняет, что поправки вполне сбалансированы и «снабжены механизмами, защищающими права предпринимателей».

Например, арест имущества предполагается «только при назначении выездной проверки, в исключительных случаях при наличии существенных рисков (неуплаты налогов)».

Кроме того, блокировка имущества невозможна по решению одной только региональной налоговой инспекции. «Только если решение об аресте имущества будет согласовано всей цепочкой вышестоящих органов, в том числе на уровне центрального аппарата ФНС России. Без решения руководителя ФНС или его заместителя такая мера невозможна», — пояснил источник.

Наконец, обеспечительные меры по блокировке имущества принимаются только по основным средствам производства, включая транспорт и недвижимость. А на сырье, запасы, продукцию, денежные средства никаких блокировок наложено быть не может, заключил собеседник «Газеты.Ru».

Перед внесением проекта в Госдуму были проведены рабочие совещания с участием аппарата правительства, Минфина, Минэка, ЦБ и общественных организаций (ТПП, РСПП, «Опора России», «Деловая Россия»), уточнил источник. Поправки признали обоснованными. При этом были выработаны компромиссные решения. Например, арест имущества не будет применяться «к лицам, уплачивающим налогов более чем на 2 млрд руб.». Арест не будут распространяться на ценные бумаги, если есть «иное имущество».

«Чудовищная формулировка»

Несмотря на достигнутые компромиссы, бизнес-сообщество готовящимся расширением прав налоговиков не довольно.

Руководитель экспертного центра «Деловой России» по уголовно-правовой политике и исполнению судебных актов Екатерина Авдеева в разговоре с «Газетой.Ru» отмечает, что претензии налоговиков не всегда точны, и есть возможность оспорить их, в том числе в судебном порядке. «А внесудебное наложение ареста на имущество может приводить к серьезным последствиям, связанным с нарушением хозяйственной деятельности компании или ИП», — говорит Авдеева.

Она признается, что логика ФНС понятна. Реализация арестованного имущества, возможно, решит вопрос с конкретной налоговой задолженностью.

«Но в последующем госбюджет может лишиться поступлений налоговых платежей из-за неизбежного банкротства компании после ареста ее имущества», — подчеркивает Авдеева.

Гендиректор ООО «Премьер-аудит» (Нижний Новгород) Татьяна Лобова уточняет, что выездная налоговая проверка длится от восьми месяцев до года. А урегулирование разногласий сначала в досудебном, а потом в судебном порядке может длиться еще два-три года. Все это время компания будет сильно ограничена в своих возможностях.

«Накладывать обеспечительные меры, исходя из предполагаемого расчета недоимки, вероятного ущерба — это вообще чудовищная формулировка. «Хайли лайкли» какое-то. Это не только нарушает все возможные формы презумпции невиновности, это заставляет бизнесмена нести ответственность, когда его правонарушение не только не доказано, но, возможно, еще и не совершено», — говорит Лобова.

Принятие такого закона даст еще один повод бизнесу защитить свои активы при помощи вывода его в оффшоры либо через оформление на подставных лиц, прогнозирует Лобова.

Президент Торгово-промышленной палаты Сергей Катырин признает, что предлагаемая мера стала альтернативой более жесткому варианту, который предполагал внесение изменений в закон о банкротстве.

«ТПП еще на стадии нулевого чтения принимала активное участие в подготовке этого законопроекта, удалось смягчить порядок применения предварительных обеспечительных мер», — говорит Катырин «Газете.Ru».

Он надеется, что жесткие меры будут применяться только в отношении компаний, которые будут пытаться умышленно вывести активы, не уплачивая налоги, зарплаты и не возмещая кредиторскую задолженность. «Правомерность таких мер обусловлена необходимостью исключения злоупотреблений со стороны нелегального бизнеса. Добросовестных предпринимателей это не должно коснуться», — указывает глава ТПП Катырин.

Свое несогласие с законопроектом выразил и уполномоченный при президенте по защите прав предпринимателей Борис Титов. Новые поправки в НК могут стать очередным рычагом давления на бизнес и приведут к ухудшению положения хозяйствующих субъектов, считает Титов.

«В настоящее время любой акт налоговой проверки может быть оспорен в суде, поскольку он отражает мнение лишь одной стороны – инспектора. Поэтому и наложение ареста на имущество должно происходить только по решению суда. А «закручивание гаек» ведет к угасанию предпринимательской инициативы, снижению деловой активности и инвестиционной привлекательности, что чревато негативными последствиями для экономики страны», — заявил Титов в письме на имя спикера Госдумы Вячеслава Володина.

У этого законопроекта, похоже, будет непростая судьба. Володин поручил руководителю профильного комитета по бюджету и налогам Андрею Макарову подготовить обсуждение этой законодательной инициативы до ее рассмотрения в первом чтении с участием представителей правительства, ФНС, уполномоченного по защите прав предпринимателей, бизнес-объединений и экспертов. Председатель Госдумы также примет участие в обсуждении документа, сообщала 9 февраля пресс-служба Госдумы.

До 15 февраля Госдума планирует получить отзывы на этот законопроект от региональных парламентариев. Негативные отзывы, как выяснила «Газета.Ru», могут поступить как минимум от двух регионов — из Татарстана и Забайкальского края. На уровне профильных комитетов обсуждение поправок там уже состоялось.

Член комитета Госсовета Татарстана по экономике, инвестициям и предпринимательству, гендиректор группы компаний «Кориб» Олег Коробченко пояснил «Газете.Ru», что предложил дать отрицательный отзыв на законопроект и депутаты в основном поддержали это предложение.

«ФНС хочет подменить собой судебную власть и получить право накладывать арест на имущество заранее. Но это же будет означать, что банки сразу заблокируют кредиты, закроют счета, и компания очень быстро превратиться в банкрота. Это удар ниже пояса», — возмутил Коробченко.

Депутат рассказал историю одной из компаний из Набережных Челнов. Она производила мостовые краны, поставляла их для строительства автомагистрали М-12, для Саяно-Шушенской ГЭС, для Камаза и считалась реальным конкурентом известной немецкой компании Liebherr. Но налоговики нашли недоимку, передали материалы в СК, счета арестовали и компания обанкротилась.

«Налоговые претензии к той компании были отчасти обоснованы. Но итог проверки – банкротство.

Считаю, нужен баланс сил между хищниками и травоядными. Хищники не должны быть всегда главными», — заявил Коробченко.

Председатель Забайкальского регионального отделения «Деловой России» Леонид Кузьмицкий удивлен тем, что законопроект не распространяет свое действие на крупных налогоплательщиков. «У МСП нет каких-то великих активов, чтобы на него вот так вот давить», — отметил Кузьмицкий. Он сообщил, что профильный комитет краевого заксобрания по предпринимательству обсудил поправки в НК и вынесет их на пленарное заседание. Забайкальский край будет готовить отрицательный отзыв на законопроект, прогнозирует Кузьмицкий.

Поделиться:
Загрузка
Найдена ошибка?
Закрыть