Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

Способна ли экономика Китая обогнать США

Экономист Решетникова рассказала, когда КНР может стать первой экономикой мира

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Китайская экономика, если верить ее официальной статистике, восстанавливается быстрее американской. Рост за прошлый год — 8,1%. Эксперты не исключают, что в 2028 году Китай может стать лидером и по объему ВВП, и по другим экономическим показателям. Остается только решить, насколько эти страновые показатели корректны в соперничестве за успех и счастливую жизнь обычных граждан.

В 2021 году китайская экономика выросла на 8,1%, отчиталось в понедельник главное статистическое управление Китая. Значение превысило целевой показатель и стало максимальным за последние 10 лет. Ранее китайские власти прогнозировали рост ВВП страны «выше 6%».

«В прошлом году темпы роста экономики Китая были одними из самых высоких среди крупнейших экономик мира», — сообщил на пресс-конференции глава статистического ведомства Нин Цзичжэ.

Согласно опубликованному документу, объем экономики Китая за прошлый год превысил 114,36 трлн юаней (почти $18 трлн).

В 2020 году ВВП страны вырос на 2,2% (минимальный показатель за последние более чем 40 лет). В 2019 году ВВП КНР вырос на 6%. Рекордным был 2007 год — 14,2%.

Хорошие темпы демонстрируют данные по промышленности. Промпроизводство в стране выросло на 9,6%. Инвестиции в основной капитал увеличились за прошлый год на 4,9%. Это выше прогнозов экспертов. Госинвестиции выросли на 2,9%, частные — на 7%. Заметно выросло потребление и услуги.

Доход на душу населения в китайских городах составил 47 412 юаня ($7,5 тыс.) На селе — 18 931 юаней ($2,9 тыс.). «На следующем этапе мы должны взять за основу идеи Си Цзиньпина о социализме с китайской спецификой для новой эпохи, воплотить в жизнь дух съезда Компартии Китая», — резюмирует статуправление КНР.

Кто первый в мировом пантеоне

Успехи китайцев обострили проблему экономического соревнования между КНР и США. Эксперты спорят, какая из двух стран реально лидирует в мировом экономическом пантеоне и по каким показателям. Правда, официальных данных по ВВП США за прошлый год пока что не обнародовано. Но по последним оценкам МВФ, в 2021 году ВВП США увеличился на 6% (прежний прогноз был 7%). Банк Goldman Sachs и вовсе давал прогноз по США в пределах 5-6% ВВП.

Эксперт «БКС Мир инвестиций» Михаил Зельцер считает, что объемы ВВП двух стран вполне сравнимы.

«С учетом ожидаемой динамики ВВП по США и уже фактической по КНР, размер экономики Штатов на 2021 год почти $22 трлн при около $18 трлн у Поднебесной. В этом случае Китай проигрывает. Но темпы роста, что уже очевидно, выше у Китая», — говорит Зельцер.

Сейчас по большинству показателей США все-таки остаются ведущей мировой экономикой, а Китай располагается на почетном втором месте, указывает доцент кафедры экономической теории РЭУ им. Г.В. Плеханова Екатерина Новикова. «Такая расстановка сил складывается, например, из ВВП на душу населения, где показатель США превышает показатель Китая в шесть раз. Но по паритету покупательской способности Китай, наоборот, обогнал США уже несколько лет назад», — отмечает Новикова.

Доцент экономического факультета РУДН Марина Решетникова считает, что соревнование между экономиками США и Китая напоминает игру в догонялки с неопределенными правилами. «Китай все чаще называют второй по величине экономикой мира, предрекая ему переход на позиции лидера уже к 2028 году. Особый вклад в эти прогнозы вносят отчеты Главного статуправления КНР. Ловко манипулируя такими показателями, как рост ВВП и доходов населения, Пекин достаточно успешно формирует впечатление стремительного экономического роста», — иронизирует Решетникова.

«Экономика КНР могла бы показать еще более впечатляющий рост по итогам 2021 года, но китайское правительство поставило приоритетом решение накопившихся проблем в целом ряде секторов своей экономики, в том числе важнейших из них — строительство, high-tech», — подчеркивает управляющий партнер российско-китайской инвестиционно-консалтинговой компании «Кадерус Капитал» Андрей Акопян.

«Регуляторные шоки в Китае сейчас съедают часть экономического роста, но это в краткосрочном плане. Зато потом, в долгосрочном плане приумножат успех», — говорит Акопян.

Чьи перспективы лучше, эксперты затрудняются оценить. Охотнее говорят о том, у какого государства перспективы проблемнее.

Наследство Трампа

«США тоже восстанавливаются, но на фоне явного неблагополучия. Ранее администрация президента Трампа, включив для преодоления ковидного кризиса печатный станок, дала старт росту инфляционным показателям. Как ни странно, администрация действующего президента Байдена продолжает эту стратегию и планирует напечатать еще $1,7 трлн. А что делать c этим? Очевидно, что 2022 год будет нелегким для экономики мирового лидера», — считает Решетникова из РУДН.

А в Китае победные релизы его статуправления не очень сочетаются с протестными акциями представителей малого и среднего бизнеса, подавляемыми правоохранительными органами.

«Не вяжутся «успехи» и с падением фондовых рынков, обвалом на строительном и автомобильном рынках. Это происходит на фоне стремительного роста стоимости рабочей силы, что отчасти объясняет, почему китайцы стали активнее потреблять», — продолжает Решетникова.

Основная сложность для Пекина – рост внутреннего спроса, растущий уровень жизни, утверждает директор Института современного государственного развития Дмитрий Солонников. «Потребление реализуется за счет кредитов, и китайская экономика уже одна из самых закредитованных в мире. Есть оценки, что она закредитована на 300% ВВП. Непрозрачность экономики и статистики не дает возможности в полной мере оценить эту проблему», — поясняет Солонников.

Он уверен, что перед Китаем стоит еще ряд вызовов. «У них нет полного, законченного технологического цикла ряда базовых отраслей. Научно-техническая часть промышленности КНР во многом основана на купленных лицензиях, патентах, на приобретении зарубежной высокотехнологичной продукции. Либо на украденных технологиях, на промышленном шпионаже», — говорит эксперт.

Еще один вызов для Китая – финансовый, добавляет Солонников.

«КНР, в отличие от США, не находится на вершине финансовой пирамиды, и долги Китая — это долги Китая. Страна не может трансформировать их в долги всего мира, как США. Америка имеет тут неограниченные возможности для манипуляций, а КНР не имеет», — говорит Солонников.

Наконец, у КНР есть геополитическая проблема. Китай активно наращивает свое присутствие в Европе. Но ЕС давно сильно зависит от США.

Африка не вернет долги

Китай участвует в развитии новых рынков, в том числе в Африке. «Но африканские страны радостно берут китайские кредиты, а потом просят их списать в силу своей неплатежеспособности. Они хорошо освоили этот прием еще во времена СССР. Так что вложения китайцев в некоторые развивающиеся экономики – это, возможно, вложения в никуда, что подрывает перспективы Пекина», — заключает Солонников.

В самом Китае к тому же набирает ускорение перенос производства (пока, правда, только предприятий легкой промышленности) в страны с дешевым трудом: во Вьетнам, в Индонезию, Индию, добавляет Решетникова из РУДН.

Существует еще одна проблема, формирующая важнейший риск для экономики Китая — демографический, обращает внимание Решетникова из РУДН.

«Политика «одна семья — один ребенок» и значительное падение рождаемости уже в обозримой перспективе, к началу 2030-х годов, не позволит китайской экономике реализовать демографический дивиденд. По-моему, вопрос, кто победит в гонке за мировое лидерство, остается открытым», — подытоживает доцент экономического факультета РУДН Решетникова.

Важно понимать, что для западной культуры центром экономического развития является сам человек, а для восточной культуры центром экономического развития является государство и его роль в мировой экономике, объясняет Новикова из РЭУ им. Плеханова. «Китай может показать еще более высокие экономические показатели по сравнению с другими странами, но скажется ли это положительно на самих китайцах — большой вопрос», — указывает Новикова.

Сравнивать экономические достижения не по ВВП, который ничего не говорит о качестве жизни, а по индексу счастья населения страны было бы эффективнее, согласен Акопян из «Кадерус Капитала». «Какой ценой и за счет чего и кого достигнут рост ВВП, кому на пользу он пошел. Вот что важно, и не только для США и Китая», — говорит Акопян.

Всемирный банк прогнозирует, что рост ВВП США за 2022 год составит 3,7%. Рост ВВП Китая — 5,1%.

Поделиться:
Загрузка
Найдена ошибка?
Закрыть