«В России масса разработок – бум беспилотья очевиден»

Гендиректор «Кронштадта» Сергей Богатиков рассказал, как РФ догоняет США по разработке БЛА

В интервью «Газете.Ru» генеральный директор ведущего российского разработчика и производителя беспилотных летательных аппаратов (БЛА) компании «Кронштадт» Сергей Богатиков рассказал о новых испытаниях, перспективах продажи российских БЛА иностранцам, технологии «роя» дронов и потенциале вертолетных беспилотников.

– Как можно оценить российские разработки в области БЛА по сравнению с другими странами? Мы догоняем или в чем–то уже опережаем?

– Систематические и целенаправленные разработки современных беспилотных летательных аппаратов в России начались в 2011 году. Тогда компания «Кронштадт», ранее именовавшаяся «Транзас», выиграла конкурс Минобороны на создание беспилотного летательного аппарата массой до одной тонны. Опытно-конструкторская работа получила наименование «Иноходец-БЛА», сам же наш аппарат называется «Орион». К тому времени в США и Израиле БЛА уже широко применялись, и наше отставание можно было оценить в 10-15 лет.

Сейчас Россия существенно сократила разрыв, но и они не стояли на месте. Кроме того, за этот период появились новые игроки: КНР, Турция, Иран. Идет постоянная и ожесточенная борьба за лидерство. За время выполнения НИР и ОКР (научно-исследовательских работ и опытно-конструкторских работ – «Газета.Ru) по разработке БЛА тяжелого класса в России сформировалась новая подотрасль авиации – беспилотная авиация. Это сотни поставщиков в стране.

«Кронштадт» своего рода первопроходец – мы первыми в нашей стране получили заключение Минобороны на серийный выпуск крупноразмерных беспилотников. Сегодня военное ведомство заказало у нас уже два типа БЛА самолетного типа. Кроме того, наш «Орион» постоянно развивается, модернизируется и является универсальной платформой для отработки передовых технологий.

Можно, конечно, долго обсуждать, кто кого догоняет и обгоняет, но главное в том, что сейчас в России масса беспилотных разработок – бум беспилотья очевиден.

– Сообщалось, что компания «Кронштадт» планирует поставлять беспилотники на экспорт. Какие это будут аппараты и в какие страны?

– Компания «Кронштадт» готова к поставкам разведывательно-ударных комплексов с беспилотными летательными аппаратами «Орион-Э» зарубежным заказчикам с 2022 года, но в первую очередь нам необходимо удовлетворить спрос Минобороны России.

Интерес у иностранных государств к «Ориону-Э» большой, особенно в варианте разведывательно-ударном и с системой спутниковой связи, которая увеличивает радиус его действия. Это не голословные утверждения, а реальная картина – смотрите, на Международном военно-техническом форуме «Армия-2021» мы совместно с «Рособоронэкспортом» провели переговоры с 20 странами на уровне министров и заместителей министров обороны, а всего было более 40 встреч, в том числе и с представителями зарубежной промышленности, которые готовы к совместной работе по «Орионам».

Наша машина имеет открытую архитектуру, что позволяет интегрировать в нее разную полезную нагрузку по желанию заказчика, в том числе и производства другой страны – это очень удобно для потребителя.

Вместе с «Рособоронэкспортом» мы предлагаем «Орион» разным иностранным заказчикам, как традиционным для России по линии военно-технического сотрудничества, так и другим. Называть страны пока преждевременно, но по регионам наибольшее внимание к «Ориону-Э» сейчас со стороны Ближнего Востока и стран СНГ.

– Беспилотная авиация подразумевает использование самых высоких и передовых технологий. Как вы оцениваете их уровень развития в России? Какие сложности возникают при создании БЛА именно с точки зрения доступности технологий?

– В том, что касается собственно авиационных технологий у России очень хорошая научная и технологическая школа и традиции – на уровне мировых лидеров.

Но в термине «беспилотный авиационный комплекс» ключевым является слово «комплекс», то есть симбиоз технических решений и технологий из различных отраслей, среди которых помимо собственно авиационных технологий есть: радиосвязь, навигация и управление, микропроцессорная техника, сенсорика – то есть технологии, опирающиеся на современную электронную компонентную базу.

Недостаточный уровень развития российской промышленности именно в этой области и составляет наибольшую сложность при создании современных БЛА. Понятно, что делиться новыми технологиями с нами никто не будет. Мы должны развивать собственные компетенции. Это требует времени и больших ресурсов, но важно, что при этом мы можем создать собственный прочный фундамент для развития.

– Расскажите о планах по созданию самолета-носителя «роя» ударных и разведывательных дронов беспилотной системы «Молния» на базе Ил–76. В чем преимущества запуска дронов посредством «воздушного старта»?

– У нас есть инициативная разработка, так называемый проект «Молния» – роевые решения. Действительно, есть идея запуска этих небольших беспилотников различного назначения с транспортного самолета Ил–76. Запуск роя беспилотных летательных аппаратов с воздушного носителя позволит применять их на значительном удалении от места базирования. Большую часть пути малогабаритные ударные беспилотники должны преодолевать на борту транспортного самолета, а свой ресурс и топливо расходуют только на финальном участке миссии.

– Какие еще самолеты могут стать носителями «роя»?

– «Рой» это не количественная характеристика, а способ выполнения задачи. Нет точного определения, что, например, тридцать единиц – это рой, а десять – еще не рой. Поэтому носителями беспилотников, действующих в режиме «роя», может быть любой самолет (и кстати, вертолет тоже), в том числе и беспилотные. Все зависит от размеров носителя и характеристик беспилотников, образующих «рой». Ими могут быть, например, коптеры карманного размера, запустить которые можно, например, с дельтаплана.

– Будет ли «Кронштадт» выпускать беспилотники вертолетного типа?

– Да, будет. Компания «Кронштадт» традиционно разрабатывает и производит крупноразмерные беспилотные самолеты, причем именно мы первыми получили заключение Минобороны на их серийное производство. Но мы решили на этом не останавливаться и летом этого года приобрели научно–производственное предприятие «Стрела» – разработчика беспилотных авиационных систем вертолетного типа.

Для нас это новая ниша рынка и новые возможности, так как беспилотные вертолеты могут выполнять задачи в таких условиях, где самолет не может. Более того, некоторые задачи просто нецелесообразно выполнять при помощи самолетов.

Отмечу, что и самолеты, и вертолеты будут производиться на нашем новом серийном заводе, который сейчас строится в подмосковной Дубне. Это первый в России специализированный завод по производству крупноразмерных БЛА.

Идея в том, что все наши беспилотники не только будут собираться в одном месте, но будут унифицированы. Поясню, там же в Дубне на соседнем заводе – входящем в «Кронштадт» Дубненском машиностроительном заводе им. Н.П. Федорова – будет производиться наземная часть наших комплексов – пункты управления. Так вот эти наземные пункты управления унифицированы для работы с разными типами беспилотных летательных аппаратов – как самолетного, так и вертолетного типа, причем не только разработки и производства предприятий компании «Кронштадт», но и других разработчиков.

Первые контракты на производство беспилотников вертолетного типа уже заключены – на форуме «Армия-2021» Минобороны законтрактовало два типа вертолетов, разработанных «Стрелой».

– Россия располагает преимущественно беспилотниками-разведчиками. В чем сложность создания именно ударного беспилотника?

– Сложности, как таковой, нет. Добавление ударной функции – нормальный эволюционный этап развития беспилотных технологий. Сначала – чисто разведывательные БЛА, затем – разведывательно-ударные, потом – ударные. На этапе перехода от разведывательных к разведывательно-ударным потребовалось выполнить разработку специализированных высокоточных авиационных средств поражения (АСП) малого калибра. Ударные БЛА, как, например, перспективный «Гром», смогут использовать вооружения из стандартной номенклатуры авиационных АСП.

– Испытания беспилотника «Орион» с противотанковой ракетой комплекса «Вихрь-М» планируется провести в конце 2021 года. На какой стадии сейчас находятся работы?

– Уже проведена наземная отработка, далее последует проверка работы в полете.

– На какой стадии находятся работы по проектам новых БЛА «Гелиос-РЛД» и «Гром»? Какого назначения эти беспилотники?

– «Гелиос-РЛД» и «Гром» – это наши инициативные разработки.

«Гелиос-РЛД» – это беспилотный летательный аппарат с размахом крыла 30 метров большой продолжительности полета для исполнения задач радиолокационного дозора. Его работа – патрулирование территорий с воздуха и обнаружение воздушных, наземных и надводных целей в радиолокационном диапазоне.

В зависимости от целевой нагрузки задачи могут меняться и быть как гражданскими, так и военными. Например, в интересах гражданских заказчиков он может быть полезен для патрулирования морской экономической зоны, в том числе в Арктике, где грузы доставляют по Северному морскому пути, и требуется ледовая разведка.

С военной точки зрения – «Гелиос-РЛД» может исполнять работу самолетов типа AWACS (Airborne Warning and Control System или «Авиационная система предупреждения и контроля», система для дальнего обнаружения объектов противника — «Газета.Ru), но при этом он дешевле и время полета у него гораздо дольше. По нему ведутся предконтрактные работы в инициативном порядке.

Что касается «Грома» – это уникальная разработка – скоростной беспилотный штурмовик, разрабатываемый по технологии «стелс». Он может нести авиационные средства поражения и преодолевать ПВО противника, наносить удары по наземным и надводным укрепленным и бронированным целям, расчищая путь для пилотируемых истребителей, тем самым «Гром» выполняет важнейшую задачу – сохраняет самое ценное – жизни летчиков. Беспилотник сейчас на этапе эскизного проекта, мы ждем, когда Минобороны объявит конкурс на аппарат подобного класса, чтобы принять в нем участие. Но судя по форуму «Армия», «Гром» очень популярен.

Поделиться:
Загрузка
Найдена ошибка?
Закрыть