Слушать новости

«Забег на длинную дистанцию»: как проходят испытания гиперзвуковых ракет

Эксперт прокомментировал неудачу при испытаниях гиперзвуковой ракеты США

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Испытания гиперзвуковой ракеты AGM-183A в США закончились очередной неудачей — после отцепа от самолета-носителя двигатель изделия так и не запустился. Источник «Газеты.Ru» в оборонно-промышленном комплексе РФ рассказал, с чем мог быть связан провал американцев и можно вообще считать его провалом.

Неудача — часть процесса

Испытания гиперзвуковой ракеты AGM-183A проводились 28 июля над хребтом Пойнт-Мугу в Тихом океане у побережья Южной Калифорнии. В них участвовали 419-я летно-испытательная эскадрилья с авиабазы Эдвардс ВВС США в Калифорнии и Объединенная испытательная группа Global Power Bomber.

Это уже второе неудачное испытание этого изделия. В апреле этого года ракета даже не сошла с пилона стратегического бомбардировщика B-52H, который в ходе обоих тестов выполнял роль носителя.

После неудачи над водами Тихого океана в ряде отечественных и зарубежных СМИ подчеркивается, что Соединенные Штаты в очередной раз не смогли встать, вслед за Россией и Китаем, в ряд стран мира, обладающих гиперзвуковыми ракетами. Однако специалисты из отечественного оборонно-промышленного комплекса предостерегают от подобных оценок случившегося.

«По этому поводу надо сказать, что ирония тут не совсем уместна. Испытания гиперзвукового оружия в любой из перечисленных стран представляют собой государственную и военную тайну.

Что касается Китая, то оттуда вообще не просачивается какая-либо информация об испытаниях. Открытость в США в этом плане несколько больше, но и здесь никто не отменял режима секретности. И чем на самом деле завершились испытания 28 июля над хребтом Пойнт-Мугу в Тихом океане у побережья Южной Калифорнии, нам неизвестно», — пояснил «Газете.Ru» высокопоставленный чиновник в российском оборонно-промышленном комплексе, пожелавший сохранить анонимность.

Собеседник отметил, что выражение употребляемое в СМИ выражение «громкий провал» абсолютно неуместно, и напомнил о советских испытаниях противоракеты В-1000 экспериментальной системы стратегической противоракетной обороны «А». 4 марта 1961 года с ее помощью впервые в мире осуществлен перехват боеголовки баллистической ракеты средней дальности Р-12 (8К63). «И это, без всякого преувеличения, триумф отечественного вооружения и техники. Однако до этого было 11 неудачных пусков. А в ходе испытаний зенитного ракетного оружия производились сотни экспериментальных стрельб, и далеко не все из них были удачными», — рассказал источник.

Что могло пойти не так?

Справка
AGM-183A ARRW (Air-Launched Rapid Response Weapon, Оружие быстрого реагирования воздушного базирования) — перспективная гиперзвуковая крылатая ракета с прямоточным воздушно-реактивным двигателем и управляемым боевым блоком (УББ) разработки компании Lockheed Martin Missiles and Fire Control (подразделение корпорации Lockheed Martin). Планируется, что скорость боевого блока будет достигать значений, близких к М-20. В качестве самолета-носителя рассматриваются стратегические бомбардировщики В-1В и...
Читать дальше

Сообщается, что ракета благополучно отделилась от самолета-носителя — стратегического бомбардировщика B-52H, но прямоточный воздушно-реактивный двигатель AGM-183A так и не запустился.

«Ракета четко отделилась от самолета и успешно продемонстрировала полную последовательность запуска, включая обнаружение GPS, отключение шлангокабеля и передачу мощности от самолета к ракете, — говорится в пресс-релизе ВВС США. — Ракета также продемонстрировала работу стабилизатора и маневры устранения конфликта, которые обеспечивают безопасную работу экипажа. После маневров безопасного отделения ракетный двигатель не запустился».

Знакомый с принципом работы гиперзвуковых ракет источник «Газеты.Ru», поясняя смысл сообщения американского ВВС, отметил, что перед сбросом ракеты с самолета-носителя изделие запитывается от источников электроэнергии бомбардировщика В-52Н. «После прохождения необходимого цикла подготовки ракеты (это в пресс-релизе именуется «полной последовательностью запуска») осуществляется переход на бортовое питание, то есть вся аппаратура ракеты AGM-183A подключается к БИП — бортовому источнику питания. Как он выглядит на AGM-183A — неизвестно. Диапазон тут достаточно широк. Это может быть и аккумуляторная батарея, и пороховой двигатель. Но после перехода ракеты на бортпитание (это в американском пресс-релизе называется «передача мощности») осуществляется сброс изделия», — сказал собеседник.

Что касается «шлангокабеля», то в данном случае речь идет, скорее, об одном или нескольких электровоздухоразъемах. «Образно говоря, это розетки, через которые ракета подключена к сетям самолета-носителя», — пояснил источник.

По словам специалиста, после сброса ракеты с самолета-носителя в соответствии с работой бортового программного механизма некоторое время изделие осуществляет свободное падение. Затем раскрываются стабилизаторы, в работу включается автопилот, осуществляется запуск двигателя первой ступени (ускорителей) или маршевого двигателя.

«Что там не запустилось у американцев, еще не совсем понятно — то ли ускорители, то ли прямоточный воздушно-реактивный двигатель, без работы которого выйти на скорости, близкие к М-20, проблематично. В целом — однозначных данных о том, что представляет собой двигательная установка AGM-183A и каковы ее детальные характеристики, пока нет», — сказал собеседник.

По словам представителя российского ОПК, испытания гиперзвукового оружия во всех государствах — это, образно говоря, забег на длинную дистанцию. Пока большого значения тем фактам, кто несколько вырвался вперед, а кто немного отстал, уделять не стоит. Важное тут не перебирание ног, а кто первым придет к финишу, то есть примет гиперзвуковое оружие на вооружение и развернет его массовое серийное производство. Но и это, как ни странно, еще не самое главное, даже если при этом употреблять слова «уникальный» и «не имеющий аналога».

«Определяющее значение для роли гиперзвука в предстоящей вооруженной борьбе будет иметь только успешное боевое применение планирующих боевых блоков. И это, можно сказать — как выпускной экзамен для оружия. Только после этого можно судить, оправдалась ли самая идея, дали ли нужный эффект вложенные средства, в правильном ли направлении изначально двигались разработчики. А пока как восторги, так и банальное злопыхательство — несколько преждевременны», — завершил собеседник издания.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть