13 декабря 2017

 $59.24€69.65

18+

Онлайн-трансляции
Свернуть








«Русская лошадь вызывает в мире антагонизм»

Лучшая всадница России рассказала о своем виде спорта и предстоящей Олимпиаде

Фотография: Фото Инессы Меркуловой

График лучшей всадницы России, главного тренера сборной по выездке Инессы Меркуловой расписан по минутам. Чтобы взять интервью и обстоятельно поговорить о предстоящей Олимпиаде, секретах выездки и положении России в мировом конном спорте, пришлось поехать в Подмосковье, в конно-спортивный комплекс «Новый век», где спортсменка целыми днями тренируется сама и тренирует других — такова обычная практика в конном спорте.

— Вы считаетесь одной из лучших всадниц в мире. Было ли вам тяжело попасть на Олимпиаду?
— Отбор пройти всегда сложно, потому что участвуют всего 60 всадников со всей планеты. Но мой конь Мистер Икс вышел на такой уровень, что весь год мы шли в олимпийском рейтинге первыми с большим отрывом.

По мне вопрос об участии не стоял — я могла бы полгода не выступать и все равно оставаться первой.

— В чем же тогда была сложность?
— Мы бились за участие в командном турнире — я, моя сестра Марина Афрамеева и Татьяна Дорофеева. И это было невероятно трудно. Марина — очень молодая всадница (25 лет. — «Газета.Ru») для Олимпийских игр.

Ей пришлось столкнуться с крайне неприятной ситуацией. Для набора очков нужно было участвовать в пятизвездочных или хотя бы четырехзвездочных турнирах. Но куда бы мы ни заявлялись, она везде получала отказ. Держаться высоко помогало только хорошее участие в чемпионате Европы. За две недели до конца отбора Марина уступала в рейтинге по нашей зоне полячке и украинке, и оставался всего один турнир, где она могла участвовать.

— Каково вам было в те дни?
— Мы месяц не ели, не спали. Я чуть ли не поседела. Наши тренировки длились по 8–9 часов. Была однажды мысль бросить все — сил просто не хватало. Марина рыдала, жаловалась, что ничего не понимает, что мы готовимся так, будто Олимпийские игры уже завтра.

— Так ведь, по сути, и было.
— Конечно. «Не будет этого старта — не будет и Олимпиады», — я ей говорила. В итоге она выложилась по максимуму, проехала очень хорошо, получила дополнительные баллы и обогнала соперниц. И это вызвало международный скандал.

— Из-за чего?
— Пошли подозрения, будто бы на турнире в Москве велась нечестная борьба. На нас обрушилась мировая пресса. Были обращения аннулировать результаты. Но все было чисто: и судьи из разных стран, и прямая трансляция была, и моментальное объявление оценок. Результаты турнира проверил статист из Международной федерации конного спорта и заявил, что подсудить было просто невозможно. Но на этом все не закончилось.

— Что же было дальше?
— От нас стали требовать убрать оценки российских судей в тех стартах, которые давали очки Марине в олимпийский рейтинг. Но те, кто готовил такие атаки на нас, не посчитали, что в таком случае будет.

Российские судьи ставили нам оценки ниже, чем международные, и, когда их вычеркнули, Марина сразу же ушла в отрыв. Тогда-то уже все замолчали, и наша эпопея закончилась.

— А что произошло с Татьяной Дорофеевой, третьей участницей?
— К сожалению, у нее очень сложный конь. Мы боролись с Данией за право составить композитную команду. Я была лучше их первого всадника, Марина лучше второго. А вот третий у них намного опередил Татьяну. Так что на Олимпиаду поедут датчане.

— Как-то можно было еще пробиться на Олимпиаду командой?
— Через чемпионат Европы, где мы проиграли Франции всего 0,02%! Во многом из-за датской судьи, которая тянула своих — датчанам она ставила больше, чем другие судьи, а нам меньше по сравнению с остальными. Дания все равно оказалась позади нас тогда.

— Российский всадник Андрей Митин называет вас претендентом на медаль.
— Да, Мистер Икс — это лошадь, которая способна на это. Но многое должно совпасть, чтобы это стало реальностью. Эта Олимпиада будет очень тяжелой.

Мы только-только подошли к вершинам и встретились с очень сильным давлением. У нас есть надежда, уповаем на объективность судей, и тогда можно пробовать бороться за медали.

— Почему происходит это давление?
— Очень долго наш спорт был в упадке, успехи были единичными случаями, все зависели от иностранных тренеров.

И вот появился Мистер Икс — русская лошадь, тренирующаяся в России, с российскими тренерами, без какой-то западной поддержки. Это часто вызывает антагонизм.

Нам нужно еще год-два, чтобы хорошие всадники пошли один за другим, чтобы все привыкли, что мы наверху. Это пока только начинается. Надо продержаться на вершине, чтобы твой статус был непоколебим.

— Вы верите в успех в будущем?
— У меня уже есть мысли о следующем четырехлетии. Там, я надеюсь, будет все шикарно. У нас намечается новая команда с молодыми и классными лошадьми, с талантливыми всадниками. Пока что выступим на Олимпиаде только в личном первенстве, а потом и в команде будем пробовать.

Мой Мистер Икс еще молод, на всех турнирах выступают лошади постарше. Он дал нашей стране повод думать, что, живя у себя на родине и тут же тренируясь, можно достичь больших высот в спорте. До этого все говорили: «Надо ехать на Запад». А кто-то может? У всех семьи, кто-то учится. А сейчас все окрылены: мы все можем сделать дома и быть не хуже, чем западные спортсмены.

— За счет чего это произошло? Благодаря появлению частных клубов? Нужно ли государственное финансирование конного спорта, раз есть они?
— Я человек советской системы, все свои знания получила при Советском Союзе бесплатно, тренируясь у лучших тренеров, на лучших лошадях. В наше время вряд ли была бы финансовая возможность все это иметь.

У меня сердце кровью обливается, когда я вижу талантливых спортсменов, у которых нет возможности заниматься своим делом. Мы помогаем нескольким людям, кому можем. Но детей нужно поддерживать на государственном уровне. Да, Москва выделяет средства для их обучения. Правда, стоило бы немножко пересмотреть позицию властей, лучше выделять деньги реально ведущим клубам, которые могли бы заниматься с детьми. В целом же мы идем вперед, детей в конном спорте становится все больше, и это радует.

— Вернемся к Мистеру Икс. Как он стал одной из лучших лошадей мира, чем он особенный?
— У лошади очень хорошие физические данные. Но я все время говорю, что они никогда не заменят мозгов. Эта лошадь очень умная, старается обучиться и понять, что от нее хочет человек, и получается очень хорошее исполнение элементов. Он просто старается, он все время идет и слушает меня.

Мистер Икс уже обгоняет меня по мыслям, и из-за этого мы иногда ссоримся. Только я начну думать о чем-то, пока мы выполняем одно задание, он уже хочет переключиться. Я ему говорю: «Подожди, давай доделаем». А он: «Нет, я уже все знаю, давай закончим уже».

— В других видах спорта тренеры имеют разные подходы к ученикам — условно, кто-то использует кнут, кто-то пряник. С лошадьми тоже нужно так поступать?
— Иностранцы говорят, что у меня лошади слишком дисциплинированные, прямо как в армии. Но я ведь работаю без хлыста, совсем мало. У меня очень хороший багаж знаний от старых советских тренеров. У нас с лошадьми не диктаторские отношения, а как у преподавателя и ученика, строгие школьные.

— Лошадей возможно избаловать, как детей?
— Нечто подобное было поначалу с Мистером Икс. Вы не представляете, какой он был раньше. Когда еще никто не думал, что это будет суперлошадь, он был тихонький, скромненький, мог прижаться ко мне или под мышку залезть.

Как только он выиграл турнир и все забегали вокруг него, то тут же изменился за один день — здесь мимо меня не ходите, это меня раздражает, тут не чешите, мне щекотно, этого коня вы почему мимо меня проводите? Сразу же стал королем. Лошади прекрасно понимают отношение людей. Они сами как люди.

— Я знаю, что приходится часто применять нестандартные приемы на тренировках. Например, шуметь, чтобы лошадь привыкала к соревнованиям. Вы что-то такое используете?
— Шуметь на трибунах действительно нужно. Но мы настолько много выступаем на различных стартах, что они уже насмотрелись и на трибуны, и на музыку. Соревновательную обстановку мы делаем все время. У нас обязательно два раза в месяц проходят так называемые прикидки, когда мы надеваем форму, делаем разминки.

Лошадь знает, что на стартах ты ее сильно не поправишь, и тогда может перестать работать. На этих тренировках мы часто повторяем что-то одно и то же, чтобы лошадь захотела сделать это сразу и выступала затем лучше.

Для меня лошади — те же люди, каждая со своим характером. Одна смелее, одна добрее, одна ревнивая, одна общительная, одна больше любит одиночество. И привыкают они ко всему быстро. Однажды у нас в клубе просили площадку для вертолетов, чтобы отрабатывать взлеты. Первые три дня лошади смотрели на то, что происходит, а потом уже не обращали внимания.

— А как заставить лошадь привыкнуть к другой стране, акклиматизировать ее? Вот вам же теперь предстоит перелет в Бразилию.
— Это, конечно, тяжело. Мы нервничаем по этому поводу. Если Воску, на котором выступает Марина, жара подходит, он делается спокойнее, то Мистер Икс сильно вянет при жаркой погоде. Что ж, будем кормить витаминами, чтобы общее самочувствие было хорошим, будем внимательно смотреть за ним во время перелета. Надеемся, что все-таки будет не так жарко. В Бразилии будет зима, 24–28 градусов тепла, а мы уже выступали в Европе, когда +40 было.

— Иногда спортсмены берут своих поваров в другие страны, чтобы иметь привычное питание…
— Нам свое сено с собой нереально брать. Нам сказали, что в Рио будет два вида сена, одно из Канады, одно из Австралии, и мы заказали австралийское, потому что оно почище, без всяких примесей. Еще, надеюсь, будет предоставлена хорошая вода, организаторы этим обеспокоились.

— Любая лошадь может стать хорошим спортсменом? Или только избранные?
— Сначала нужны подходящие физические данные. Потом она должна быть очень здоровая. Нагрузки все-таки серьезные, и если есть какие-то отклонения, то лошадь не выдержит. К тому же очень много зависит от нервной системы. Бывают такие сумасшедшие лошади, что показать расслабленное спокойствие практически нереально. Если лошадь обладает всеми этими качествами и на ней сидит опытный спортсмен, то можно добиваться хорошего результата.

— Правда, что на Мистера Икс есть спрос в других странах и за него предлагают огромные деньги?
— Об этом стали говорить в 2014 году, когда мы выступали на чемпионате мира в Нормандии. Тогда случился невероятный инцидент — во время моего выступления вдруг затопило манеж. Бедный Иксик хрипел, приседал, ему было страшно, но он всю езду откатал безупречно. Публика была в восторге, мне аплодировали стоя.

После этого канадцы написали статью, что они и еще как минимум пять стран предлагают огромные суммы за Мистера Икс. И добавили, что будет удивительно, если в Рио он выступит под российским флагом — с намеком, что мы не устоим перед ценой. Но мы всех разочаровали. В любой точке земного шара хотели бы приобрести такую лошадь, но этого не будет.

— Давайте поговорим просто о выездке. Как простому человеку ощутить спортивной азарт этой дисциплины, как разобраться в тонкостях? Или это подвластно только специалистам?
— Любой может оценить красоту этого вида спорта. Достаточно посмотреть вживую, и через два старта все понимают, что происходит. Если попадете в первый раз на соревнования и вам понравится какая-то лошадь, то, скорей всего, она и выиграет, на плохого коня никто и не поставит.

— И много в мире тех, кто любит выездку и понимает ее?
— Я расскажу, как мы выступали на финале Кубка мира в Лас-Вегасе. Нас поселили в одном из крупнейших казино, стадион располагался всего в пяти минутах пешком. Меня поразило, что на всех стартах трибуны были полные, люди сидели даже в проходах на ступеньках. Я надеялась, что хотя бы на тренировках в семь утра будет тихо и мы спокойно поработаем. Но нет — снова полно народу, все аплодируют каждому элементу.

— Вас и на улице узнавали?
— Однажды я шла к гостинице и ко мне подошли женщины. Они меня спросили: «Вы всадник Мистера Икс?» Как меня зовут, не помнили, а лошадь знали все. Те женщины меня спрашивали, как можно попасть хотя бы на тренировку. Оказалось, что туда пускают только обладателей VIP-карт.

— В России бывало нечто подобное?
— Да. Я очень удивилась тому, сколько народу пришло посмотреть на нашу программу для фестиваля «Спасская башня», который проходит на Красной площади. Это были показательные номера под названием «Галопом в Рио-де-Жанейро». Вместе с нами, теми, кто боролся за Олимпиаду, выступали молодые всадники.

Нас смотрели пять тысяч человек, и никто за два с половиной часа не ушел. Если смотреть на хорошее соревнование, то быстро будешь понимать его красоту.

— Как удается управлять лошадью во время стартов? Ведь должно казаться со стороны, что она сама все делает.
— У нас есть тысячи команд. Моя лошадь даже чувствует, если я наклоню куда-то голову. Это значит, что сменился центр тяжести и она должна двигаться корпусом под меня. Я тоже все прекрасно ощущаю, даже если не вижу — когда левая задняя нога стоит не под корпусом или правая передняя неровно. Я могу отдать команду идти с определенной ноги, лошадь это поймет и сделает.

Поэтому лошадь должна быть очень умная. Она должна не только все команды запомнить, но и за доли секунды среагировать на них и выполнить. Да и сам всадник должен все помнить и правильно отдавать команды. Получается огромный разноплановый труд.

— Еще же ведь и под музыку нужно выступать. Как лошади на нее реагируют?
— В некотором роде они тоже выбирают музыку для себя. Некоторые очень не любят громкие удары. Бывает на стадионах музыка слишком сильная, звук бьет в спину, ты чувствуешь эту волну. Лошадь начинает возбуждаться и не исполняет элементы.

— Какую музыку вы подбираете?
— Сейчас я подобрала музыку на фоне всех невзгод в нашей стране, в том числе допинговых скандалов. Я считаю большой несправедливостью, если нас лишат Олимпиады. Я 30 лет в большом спорте, всегда и я, и мои лошади были чистыми. Почему я могу быть наказана? Это неправильно.

Но я всегда остаюсь со своей страной. И поддерживаю ее в том числе музыкой к выступлениям — на въезде у меня звучит «Прощание славянки», затем «Катюша» и, конечно, «Калинка». Писал мне эту музыку оркестр Министерства обороны. Ребята очень старались, записывали специально под ритм лошади.

— Какая на нее реакция в мире была?
— Мне многие говорили: «Зачем там рисковать, возьми какую-нибудь западную музыку». А мне хочется, чтоб были русские народные, известные всему миру мелодии. На финале Кубка мира я получила очень высокие оценки за музыку, сплошные «девятки». Мистер Икс встал на цыпочки и раздулся от гордости, когда услышал «Прощание славянки». Ему нравится, и это главное.

— По правилам совершенно любую музыку можно использовать?
— Абсолютно любую. Только не должны быть нарушены авторские права. В последнее время популярной стала разная торжественно-трагическая музыка, а моя резко отличается от общепринятой. Публика ее приняла — во время «Калинки» люди танцуют на трибунах. Надеюсь, судьи и дальше будут объективны по поводу музыки. Я поддаваться веяниям Запада не хочу.

— Раньше, насколько знаю, выездка происходила без музыки.
— Да, без музыки смотрится достаточно просто. Сейчас даже решили, что впервые на Олимпиаде конкур будет под музыку. Это придает зрелищности. Введение произвольной программы в свое время спасло конный спорт от исключения из олимпийской семьи.

— И при этом усложнило его?
— Конечно. Раньше ты концентрировался только на исполнении технических элементов. А теперь нужно больше мастерства. Человек может подстраиваться под музыку, регулировать шаги, а лошади это нужно все объяснять, за секунды.

— Я заметил, что выездкой занимаются в основном девушки, нежели парни. Поправьте, если это не так.
— Это не так — вы опоздали на тренировку моей группы из шести мальчиков. Но в России такая тенденция действительно немного есть. Конный спорт здесь — неприбыльное дело. А мужчины должны зарабатывать на семью.

Наш спорт возрастной, нельзя в молодости позаниматься и закончить, нужно всю жизнь отдать. Надо понимать, что ты будешь заниматься им всю жизнь.

Состоятельные люди за рубежом могут позволить себе, у них или есть дополнительное финансирование, или они выдающиеся спортсмены. Наш великий спортсмен-конкурист Володя Туганов был вынужден бросать на какое-то время конный спорт, чтобы заняться бизнесом, заработать денег, и теперь может продолжать карьеру.

— Много терпения надо иметь, чтобы так себя посвятить.
— Его как раз много именно у женщин, ни у одного мужчины такого нет, по моему личному убеждению. Ты должен каждый день объяснять лошадям, как в школе — а ведь там среди учителей женщин больше, чем мужчин.

— По сколько приходится тренироваться?
— Меньше шести часов не бывает тренировок. А так, семь-восемь. Бывает, что с манежа не выходишь с утра до вечера. Сегодня только ради интервью отпустила двух лошадей погулять и сейчас дальше продолжу.

— Я заметил, что в конном спорте повсеместно принято не только самому тренироваться, но и других тренировать.
— Наш спорт ведь на всю жизнь. Есть один японский всадник, 75 лет (Хироси Хокецу. — «Газета.Ru»). Он не поедет на Олимпиаду только потому, что лошадь заболела. Я тренирую других, потому что накопился достаточный багаж знаний. Не ждать же мне до 70, чтобы его передать. Если можешь делать параллельно два дела, то этим стоит заниматься.

— Это, наверное, и необходимо, чтобы со стороны себя видеть.
— Конечно, со стороны можешь дать корректировку всаднику, которому, может быть, больше времени нужно, чтобы почувствовать, как сделать правильно один элемент. И ему не придется физические нагрузки испытывать, которые у нас очень большие. Это кажется, что лошадь бегает, а ты просто сидишь верхом. Мне приходится по три-четыре раза за день переодеваться, потому что промокаю насквозь.

— Через какой срок можно начать добиваться результатов в выездке?
— В Германии есть всадник Клаус Балькенхоль. Он начал заниматься выездкой в 38 лет, а в 53 стал олимпийским чемпионом. Простеньких результатов можно добиваться уже через год, а на серьезные нужно время.

— И не обязательно начинать с раннего возраста?
— Нет, этим наш спорт и хорош. Можно отзаниматься спортивной гимнастикой до 25 лет, перейти в конный спорт, подождать лет 15 и стать олимпийским чемпионом.

— Наверное, надо учитывать еще возраст лошадей.
— Что поделать, лошади меняются. Они выступают до 18 лет. Мистеру Икс сейчас 12, он еще на следующей Олимпиаде будет в расцвете сил. А пока уже готовятся пятилетние. Когда Мистер Икс состарится, пойдет на пенсию, будет кушать травку и только гулять, наслаждаться жизнью, то уже будет работать другая лошадь. Такой круговорот лошадей.

— Не хочется, чтобы повторилось как с Александрой Кареловой, которая после шестого места на Олимпиаде в Пекине не могла выступать без Балагура.
— Бывает так, что попадается в жизни одна такая великая лошадь. Мало быть классным спортсменом. Всаднику и лошади надо состояться как паре. Это как в семейной жизни — все может быть хорошо, все счастливы, а потом расходятся. И наоборот — ссоры, все неладно, а живут 50 лет вместе. Саша после Балагура ушла на тренерскую работу, сейчас занимается молодежью.

Ознакомиться с другими новостями, материалами и статистикой вы можете на странице летних видов спорта, а также в группах отдела спорта в социальных сетях Facebook и «ВКонтакте».

Новости СМИ2
Новости СМИ2
Новости net.finam.ru