Слушать новости
Слушать новости

«Там, где француз начинает паниковать, русский реагирует спокойно»

Переехавшие в Россию иностранцы рассказали, что им нравится на новой родине

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Как живется в России иностранцам, с какими сложностями они сталкиваются и что не перестает их удивлять, «Газете.Ru» рассказали бразилец, ямаец и француз. Один передумал возвращаться на родину из-за того, что нашел в России свое призвание, второй – из любви к жене, третий хотел увезти русскую возлюбленную во Францию, но у их ребенка обнаружилось редкое заболевание, которое излечили московские врачи.

«Удивляют мужчины, праздники, газельки и отношение к труду дворников»

В жизни Шона Филлипса раньше были Ямайка и США, однако последние четыре года он живет в Набережных Челнах. Переехать решил, потому что полюбил российскую девушку Екатерину. Ее он встретил в Штатах, когда она была в командировке: каждый день на работу шла пешком, он ее заметил и как-то раз осмелился предложить подвезти ее. Она отказалась. Через несколько дней снова сделал попытку, и девушка согласилась.

«Так мы начали общаться. Потом понял, что она — моя вторая половинка и что я хочу видеть ее своей женой. Я сделал предложение в 2008 году в новогоднюю ночь, Екатерина согласилась. В мае мы расписались. До сих пор общаемся на английском, чтобы жена не забывала язык. А поначалу она меня не совсем понимала, ведь у ямайцев свой диалект, акцент», — рассказал Филлипс.

Он вырос на Ямайке в городе Кингстон, получил среднее специальное образование, увлекался футболом, пел в хоре. Там же начал бизнес по продаже японских автомобилей, а в 2000 году уехал во Флориду, где обучился профессии сантехника. Там это престижная, хорошо оплачиваемая работа. Английский язык для него родной, поэтому в Штатах было легко, русский ему дается сложнее.

«По-русски говорю, но многое надо учить. Если бы знал, что буду жить в России, давно бы начал практиковать язык. В Россию приехал ради жены: мы вместе четыре года, в Штатах она скучала по семье. О переезде нисколько не жалеем. Гражданства РФ у меня нет, сейчас идет процесс оформления вида на жительство. Работаю в сфере услуг, но в будущем планирую найти более высокооплачиваемую работу или открыть свое дело», – сообщил Филлипс.

К нему часто в Набережных Челнах подходят незнакомые люди, чтобы попрактиковать английский. Спрашивают о жизни за границей: «Действительно ли в США жизнь, как в раю?». А друзья из США интересуются, каково это – жить в России.

«Удивляет до сих пор, что многие российские мужчины – мастера на все руки, умеют у себя дома все чинить, знают электрику, сантехнику. Мне самому нравится делить с женой домашние обязанности, особенно – пылесосить и готовить по выходным курицу в барбекю соусе, курицу карри, рис с фасолью на кокосовом молоке», – признался Шон Филлипс.

«Пока что я всем доволен. Единственное, скучаю по свежим морепродуктам, национальной еде и некоторым блюдам американской кухни. Здесь не получается так готовить. Удивляет, что в России так много праздников и выходных. В США их по пальцам пересчитать. И там не празднуют 8 марта и 23 февраля. Мне нравится русская баня, ездить на шашлыки на природу, картинг», – отметил Шон.

А не нравится ему ездить в маршрутках, переполненных «Газельках». В них сложно передвигаться по городу с детской коляской. Филлипс мечтает видеть больше парковых аллей для семейных прогулок, поменьше мусора на улицах – говорит, «здесь не ценят труд дворников».

Ямайцу нравится, что в России принято гулять – он видит много семей, детей на улицах: в привычной Флориде в основном передвигаются на автомобилях. Его также удивляет, что в России целыми компаниями ездят в отпуск на дачи.

Общее у ямайцев и русских – семейные ценности, любовь к общению с друзьями, вкусной еде, свободолюбие и трудолюбие. Отличие заключается в темпе жизни: россияне делают все быстро, спешат, а ямайцы любят размеренность, спокойный подход к вещам и ситуациям.

Дома 49-летний Шон Филлипс любит танцевать и все время смешит жену манерой делать это. Его мама приезжала к молодоженам в США, теперь мужчина хочет свозить жену Екатерину и дочь Николь-Ивану Филлипс на Ямайку. Еще он хочет показать дочери, где познакомились ее родители.

«В будущем планируем съездить и на Ямайку, и в США. Никогда не мог представить, но теперь моя жизнь в России, с Катей. Она душевная, для нее превыше всего семейные ценности.

В других женщинах такой комбинации не встречал. Везде какой-то прагматизм, поиски выгоды, неискренность. На мой взгляд, у западных женщин семья на последнем месте», — считает Филлипс.

Дочку он называет Нико и говорит с ней по-английски. Екатерина же общается с Николь-Иваной Шоновной на русском.

«Поначалу пугали черные кожаные сапоги на людях»

Еще один иностранец, переехавший на ПМЖ в Россию, – бразилец из Рио де Жанейро Алессандро Джазз, 36-летний хореограф. В Россию он перебрался 13 лет назад — преподавать танцы. И решил остаться.

Сложно ему было только первые два года: трудно было привыкнуть к тому, как живут россияне, как себя ведут в разных ситуациях, и к их привычке носить зимой «дикую» одежду. После теплой Бразилии его «пугали черные кожаные сапоги и джинсовки, тяжелая одежда». После 10 лет жизни в Москве он привык к зиме, она ему нравится. Из восьми лет отношений с бывшей женой, Дашей, Алессандро прожил пару лет в Красноярске, где температура падала до -40°C.

«Больше всего в России мне нравятся свобода и безопасность, порядок: я могу гулять ночью, и никто не попытается меня ограбить. Здесь люди более цивилизованные и меньше развит бандитизм, в отличие от моей страны», – объяснил Джазз.

Главное, за что он полюбил Россию, – карьерные возможности.

«Я достиг вершины самореализации, если она, конечно, достижима. И это не только про Москву: не только в столице можно достичь успеха. Понимаете, Россия опережает мою страну в развитии лет на 10. То, что я развивал там, давалось тяжело, медленно, а здесь – взлетело», – резюмировал Алессандро.

Он отметил, что коронавирус года на два замедлил многие процессы в бизнесе и жизни людей, и в его творчестве тоже. Зато дал время для построения новых планов: из столицы танцор вскоре переедет в Санкт-Петербург – это родной город его любимой женщины. В Москву к постоянным ученикам будет приезжать с мастер-классами: с ними он и так объездил почти всю страну.

«Важно научиться понимать культуру друг друга независимо от национальности и происхождения, тогда все будет получаться и приносить удовольствие», – заключил Джазз.

«Они пели русские народные песни, а я неподалеку резал сало»

Роман Травайе родился и вырос в пригороде Парижа вблизи Версаля. Там же учился в школе кино на режиссера мизансцен, потом работал по профессии, но в родном городе зарабатывал не много, не мог найти интересные проекты. Его отец тогда жил в России и предложил приехать поработать, поделившись контактами в медиасфере. Чтобы лучше узнать русский язык и культуру, в апреле 2009 года Ромэн Франц Бенуа Травайе отправился в Санкт-Петербург и прожил там около двух лет.

Первое, что он увидел, – очень много снега. Хотя сначала к зиме с -20…-30°C привыкнуть было тяжело, потом Травайе полюбил ее, окунание в прорубь и сочетание горячей бани с холодным снегом.

«Учился на филфаке СПБГУ, жил в общежитии: потусил по-русски. Потом несколько месяцев жил у друга и снял свой первый документальный проект про «Ночлежку» – это одна из самых известных ассоциаций помощи бездомным людям», — так начинал француз свой путь в России.

Он говорит на пяти языках: на русском с акцентом, французском, английском и немного на испанском и шведском. В Швеции у него живут бабушка и дедушка. Там он каждый год проводил летние каникулы.

Еще через пару лет начинающий режиссер устроился видеопродюсером в Европейскую медиагруппу. Поначалу ему помог освоиться отец, потом он вернулся во Францию. В отличие от языковой адаптации, которая далась легко благодаря билингвистической семье, достигнуть привычного уровня жизни в России Роману сложно. У него есть штатная работа и постоянный фриланс – он режиссирует клипы, рекламные ролики. Главная трудность для него – съездить домой во Францию и путешествовать: не только из-за коронавируса, но и из-за курса евро. Он очень скучает по семье и виделся с ней за два года всего пару раз.

«Это очень мало. У французов и шведов крепкие семейные связи, как и у русских, и нам необходимо поддерживать связь с близкими, физически видеться», — подчеркнул Травайе.

Сложно и добираться на работу в центр города, но к этому житель района Куркино подмосковных Химок относится легко — мол, у всех так. В Москве ему очень нравится «тусить с русскими».

«Я обожаю бани, они теперь внутри моей культуры! Когда приезжают знакомые из Франции – веду их в баню! Но самый яркий момент беззаботной жизни у меня, конечно, связан с русскими. Когда я еще плохо знал язык, поехал на Камчатку и Байкал с друзьями. Мы там спали в палатках, и в первый вечер они пели русские народные песни, а я неподалеку на всех резал сало, много сала!», — поделился Травайе.

В русском менталитете его больше всего привлекают выносливость и «сила духа», проявляющаяся в момент трудных жизненных ситуаций.

«Мы, французы, — немножко истерики! Мы более чувствительны, наши мужчины всегда сомневаются в себе. Там, где француз начинает паниковать, русские реагируют спокойно. Это хороший подход, чтобы во время катастрофы в жизни идти вперед. Думаю, это связано с историей народа, войнами и периодом СССР», — рассуждает Роман.

Но есть общенациональная черта, которая его раздражает: «пофигизм в ответственные моменты, из-за него в стране получаются очень некачественные вещи, продукты, услуги».

Чего не скажешь о российских девушках. На работе Травайе встретил свою любовь — Александру. Сблизились в командировках от компании, в которой работали вместе: он – режиссер, она – фотограф на тех же проектах. Его поразила ее открытость и не перестает удивлять сила ее любви.

«Меня покорила ее уверенность в себе, внутренняя сила. Это помимо красоты, свойственной русским девушкам», — отметил Роман.

Александра окончила журфак МГУ, долгое время совмещала работу фотографом и хореографом. У них было две свадьбы: регистрация в Париже и семейно-дружеское мероприятие на даче в Швеции с разницей в несколько дней.

«Отец и тесть летели вместе, они где-то умудрились напиться. Сестра жены была в шоке от этих двоих, которые вывалились из аэропорта Швеции, распевая русские народные песни. Было смешно на них смотреть и укладывать проспаться накануне второй свадьбы», – вспоминает Травайе.

После женитьбы Роман и Александра собирались уехать жить во Францию, но в Москве у них родилась дочь. Она оказалась инвалидом: диагноз – редкое генетическое заболевание. После многих анализов, попыток лечиться и в Москве, и в Париже, принято было решение остаться, так как им смогли помочь только в Морозовской больнице.

«В Париже была очень плохая госпитализация. Дело не в том, что врачи плохие, просто заболевание очень редкое и сложное, их протоколы лечения этой болезни не подошли нашей дочке. Поэтому после трехнедельного метаболическоого кризиса у Эммы-Марии в больнице Парижа решили остаться в России.

Заболевание называется длинноцепочечный дефицит: при нем нельзя употреблять никакие жиры, иначе они преобразуются организме в яд. У дочки бывают кризисные состояния из-за испуга, стресса от новых мест, надо соблюдать диету, стоит гастростома (специальное устройство для приема пищи). Мы каждый вечер благодарим судьбу, если день прошел хорошо. Такие дети могут нормально жить и заниматься спортом, если серьезно к этому относиться. Это как диабет, только с жирами», – объяснил молодой отец.

Жену же он радует кулинарными изысками французской кухни: киш с беконом, говядина по-богиньонски на красном вине с травами. Однажды он сделал это блюдо из лося. Готовит Роман и гратен «тортифлет» – на 1 января для всей семьи Костромитиных.

«Новый год в России стал для меня семейным праздником: во Франции его принято отмечать шумно и с друзьями. Теперь у меня словно два Рождества. И я фанат готовить для нашей семьи в эти зимние праздники. Теща научила лепить пельмени, и все вместе семьей мы ходим в баню. Еще одной традиции меня научила семья жены», – рассказал Травайе.

Из русских блюд он полюбил селедку под шубой и сибирские пельмени, которые готовит теща, ленивые вареники. Обожает традицию «посидеть 20-30 секунд на посошок». Ему нравится «прощаться с местами, где провел свое время».

Поделиться:
Загрузка
Найдена ошибка?
Закрыть