Пенсионный советник

Запрещенные рисовальщики

Как граффити стало формой политического протеста

Владимир Ващенко 13.06.2016, 17:51
Владимир Ващенко/«Газета.Ru»

В Петербурге рядом с мостом через Дудергофский канал, который могут назвать именем Ахмата Кадырова, появилось провокационное граффити с изображением полковника Юрия Буданова. В одном из интернет-голосований половина участников предложила назвать мост именем Буданова, а другая половина — мостом Транспортного коллапса. «Газета.Ru» вспомнила историю политического граффити.

Неизвестный художник на минувшей неделе решил еще раз обратить внимание общественности на конфликт вокруг моста через Дудергофский канал. Напомним, ранее топонимическая комиссия города решила назвать безымянный мост именем Ахмата Кадырова. Однако это решение вызвало негативную реакцию петербуржцев. Многие представители общественности, искусства, а также депутаты местного законодательного собрания организовали различные акции против названия моста именем первого президента Чечни. И вот

один из уличных художников изобразил на техническом сооружении рядом с мостом портрет бывшего полковника Юрия Буданова и орден Мужества, которым военный был когда-то награжден.

Фотография с портретом Буданова рядом с мостом через Дудергофский канал опубликована в группе социальной сети «ВКонтакте» «Транспортный коллапс для жителей города Красное Село». Под фото также был вывешен соцопрос, где на выбор можно было проголосовать за название моста именем Кадырова, именем Буданова или именем Транспортного коллапса. В опросе приняли участие более 3800 человек. И хотя

более 50% проголосовали за разжалованного полковника,

значительную часть голосов (более 46%) набрал вариант «имени Транспортного коллапса».

Согласно опросу «Газеты.Ru» относительно присвоения мосту названия в честь Кадырова, в котором приняли участие более 20 тыс. человек, 90% высказались против такого решения.

Граффити с изображением бывшего кавалера ордена Мужества стало одним из нечастых для России примеров политической борьбы с использованием уличного искусства.

«Совершенно точно известно, что подобные картинки были в Древнем Риме, а возможно, и в Древней Греции. То есть

граффити использовалось для политической пропаганды еще две тысячи лет назад», — рассказал «Газете.Ru» историк Борис Юлин.

По его словам, в дальнейшем подобное искусство развивалось и даже нашло отражение в кинематографе.

«Достаточно вспомнить фильм «Волшебный голос Джельсомино», — отметил историк.

Считается, что граффити в современном понимании — то есть роспись красками на самых разных стенах — можно отнести к началу 1920-х годов, когда рисунками и надписями помечали товарные вагоны, курсирующие по США. В середине 1960-х годов в Соединенных Штатах появились рисунки, которыми различные уличные группировки помечали сферы своего влияния в городах. Вскоре на улицах разных городов мира появляются и рисунки на политическую тематику. В ходе студенческих протестов и всеобщей забастовки в 1968 году в Париже французская столица была наводнена революционными и анархистскими лозунгами, такими как «Скука контрреволюционна», которые были выполнены в стиле граффити, плаката и трафаретного искусства.

В это время в США становятся популярными политические слоганы, такие как «Освободите Хьюи», посвященные Хьюи Ньютону, лидеру движения «Черные пантеры».

Известным граффити 1970-х годов стало знаменитое «Dick Nixon Before He Dicks You» («Поимей Никсона, пока он не поимел тебя»),

Wikimedia Commons

отражающее враждебность молодежи по отношению к президенту США.

Зарождение отечественного граффити-движения произошло в конце 1980-х годов. Первыми отечественными граффитчиками считаются художники по прозвищу Крыс (Крис) из Латвии и Баскет из Москвы. Наиболее знаменитым стал граффити-лозунг 1993 года, который был посвящен расстрелу Белого дома сторонниками президента Бориса Ельцина. Он гласил: «Обыватель, хватит спать, а то отнимут и кровать». Кроме того, большую роль в популяризации граффити сыграла российская брейк-данс-команда Da Boogie Crew, ведущая специальную рубрику в популярном молодежном журнале «Птюч», который перестал выходить в 2003 году.

Сейчас художники широко экспериментируют с материалами — например, применяют светодиоды и проецируемые изображения. Более того, в различных городах мира проходят выставки рисунков-граффити, в России подобные мероприятия регулярно проходили все в том же Санкт-Петербурге.

Современные художники считают, что граффитчики и другие деятели уличного искусства вполне могут рисовать и на политические темы и их работы не перестанут от этого считаться искусством.

«Уличное искусство изначально — это некое высказывание одного художника с помощью баллончиков и других средств. Высказывание это никем не инициируется, то есть нет куратора, организаторов и так далее. Это вольное высказывание одного человека или группы людей.

Если художник решил занять какую-то политическую позицию, то подобное искусство имеет право на существование», — отметила в разговоре с «Газетой.Ru» куратор проектов уличного искусства и граффити, создатель галереи Street Kit Сабина Чагина.

По ее словам, для того чтобы то или иное изображение на улице считалось искусством, важна не его тематика, а то, насколько качественно оно выполнено.

«Качество и новизна любой работы выходят на первый план. В этом смысле изображение рядом с мостом в Петербурге не отличается уникальностью. Вообще, сейчас художники слишком уж спекулируют на теме политики, чтобы привлечь к себе внимание. Хотя на самом деле художнику следует найти в первую очередь свой стиль и найти свое глубокое высказывание для общества. Во всяком случае глубже попадания на полосу «Газеты.Ru», — рассуждает Чагина.

По ее словам, общепризнанный мастер граффити-стиля, который рисовал на политические и остросоциальные темы, — это британский художник Бэнкси. «Он был одним из первых в этом направлении и стал общепризнанным в нем. У нас я бы выделила уральского художника Тимофея Радя», — отметила она.

С ней отчасти согласен уличный художник Алексей Медной из Москвы. «Уличное искусство — это свободная тема. Кто из художников хочет рисовать на политическую тему — тот рисует, кто не хочет — не рисует, вот и все. Действительно, Бэнкси, работы которого выполнены с чувством юмора, стал здесь лидером.

У нас тоже были мастера — например, художник, писавший под псевдонимом Паша 183, который, к сожалению, уже умер», — рассказал он «Газете.Ru».

Между тем, несмотря на широкое распространение и даже общепризнанную художественную ценность многих работ, граффити де-юре до сих пор считается правонарушением, за которое художник может быть оштрафован. Поэтому многие рисунки «живут» недолго — до первого столкновения с работниками коммунальных служб.

Юрий Буданов участвовал в обеих войнах в Чеченской Республике. В июле 2003 года Буданов был признан виновным по трем статьям Уголовного кодекса РФ — ст. 286 ч. 3 (превышение служебных полномочий), ст. 126 ч. 3 (похищение человека) и ст. 105 ч. 2 (умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах). Согласно версии обвинения, он похитил, изнасиловал и убил 18-летнюю чеченку Эльзу Кунгаеву.

Сам Буданов не признавал свою вину в этих преступлениях.

Экспертиза показала, что он не насиловал потерпевшую, и обвинение в нарушении половой неприкосновенности Кунгаевой с Буданова сняли.

Тем не менее суд признал офицера виновным в убийстве и похищении и приговорил его к 10-летнему заключению, а также лишил ордена Мужества и воинского звания «полковник».

В 2011 году, уже после отбытия наказания, Буданов был застрелен в центре Москвы неподалеку от нотариальной конторы. За это убийство позже был осужден уроженец Чечни Юсуп Темирханов, суд присяжных приговорил его к 15 годам лишения свободы.