Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

«Она дочь Сталина, и она настоящая»: как Светлана Аллилуева бежала из СССР

55 лет назад дочь Сталина попросила политического убежища в посольстве США в Индии

6 марта 1967 года Светлана Аллилуева, дочь Сталина и бывшая «советская принцесса», попросила политического убежища в американском посольстве в Индии. С этого момента начались ее долгие скитания, когда она переезжала из страны в страну, меняла штат за штатом, богатела, разорялась, вернулась на какое-то время с помпой в СССР и Грузию, затем вновь отпросилась у Горбачева в США, вконец рассорилась со своими детьми и в финале умерла в доме престарелых.

9 марта 1967 года дочь Сталина Светлана Аллилуева, находившаяся по специальному разрешению советского правительства в Индии, обратилась в посольство США в Нью-Дели и заявила о своем нежелании возвращаться в СССР. После того, как она составила свое заявление в письменной форме, посол Соединенных Штатов в Индии Честер Боулз любезно предложил ей политическое убежище и новую жизнь на Западе. Таким образом, бывшая «советская принцесса» превратилась в едва ли не самую известную невозвращенку.

Для США этот поступок Светланы Аллилуевой — при жизни Сталина звавшейся Светланой Сталиной, а позже сменившей фамилию — оказался полной неожиданностью.

По признанию американских спецслужб, они даже не подозревали, что она сейчас в Индии, и воспринимали свалившуюся им на голову «принцессу» скорее как обузу, отягощавшую налаживавшиеся было в то время отношения с «Советами».

Посол Боулз так потом вспоминал, как он докладывал об этом «наверх»: «Примерно в девять часов вечера в Индии (одиннадцать утра по вашингтонскому времени) я сказал: «У меня здесь есть человек, который утверждает, что она дочь Сталина, и мы считаем, что она настоящая. Предлагаем отправить ее самолетом в Рим, после чего мы можем остановиться и все обдумать. Я не даю ей гарантий, что она может прилететь в Штаты. Я только разрешаю ей покинуть Индию, и мы дальше решим, какую часть мира дальше избрать — США или еще где-нибудь, где она сможет мирно поселиться. Если вы не согласны с этим, дайте мне знать до полуночи».

Никаких однозначных инструкций из Вашингтона на это не поступило, и Боулз начал действовать на свой страх и риск, как потом утверждали, довольно неортодоксальным образом — прежде всего в интересах самой Светланы. Говоря с ней, он прежде всего напомнил ей о дочери и сыне, оставшихся в СССР: «Первый пункт — ты действительно уверена, что хочешь с ними расстаться? У тебя там дочь и сын, и это важный шаг. Ты действительно все обдумала? Ты можешь прямо сейчас вернуться в российское посольство, просто лечь спать и забыть обо всем этом, встать утром и отправиться в Москву как того требует ваше руководство». На это Светлана сразу же заявила: «Если это ваше решение, я обращусь сегодня же вечером к прессе и объявлю, что не только демократическая Индия не принимает меня — теперь и демократическая Америка отказывается принять меня тоже». Так что намерения Светланы Аллилуевой были весьма твердыми, хотя позже она и уверяла, что до приезда в Индию не помышляла о бегстве, и это решение возникло позже и довольно спонтанно.

Еще до визита в американское посольство Аллилуева пыталась добиться того, чтобы ее оставили жить в Индии — она обращалась за этим как к индийским, так и к советским властям.

Приехав в Индию 20 декабря 1966 года по разрешению, выданному ей лично членом Политбюро ЦК КПСС Косыгиным для сопровождения на родину праха друга либо гражданского мужа Браджеша Сингха, с которым Светлана познакомилась за два года до этих событий в Москве, она некоторое время прожила в доме его племянника Динеша Сингха — статс-секретаря индийского министерства иностранных дел. Узнав о желании дочери Сталина остаться жить в Индии, советский посол Бенедиктов пришел в ужас и стал настаивать на том, чтобы она вернулась в Москву уже 8 марта, заявив при этом, что ей больше никогда не разрешат покидать пределы своей страны.

«Мое невозвращение в 1967 году было основано не на политических, а на человеческих мотивах, — утверждала позже Светлана. — Напомню здесь, что, уезжая тогда в Индию, чтобы отвезти туда прах близкого друга — индийца, я не собиралась стать перебежчицей, я планировала через месяц вернуться домой. Однако в те годы я отдала свою дань слепой идеализации так называемого «свободного мира», того мира, с которым мое поколение было совершенно незнакомо». Впрочем, взбалмошная Аллилуева еще не раз поменяет свои оценки и симпатии, которые в конце концов окончательно запутают ее биографов и историков.

Индийское правительство между тем опасалось осуждения со стороны Советского Союза и могло в любой момент вмешаться в судьбу дочери советского вождя, поэтому американский посол принял решение срочно отправить ее из Индии в Рим. А после Рима Аллилуева немедленно отправилась дальше, в Женеву, где швейцарское правительство организовало ей туристическую визу и проживание в течение шести недель. Три недели она провела при этом в женском католическом монастыре. Вряд ли Аллилуева была очень религиозна, скорее всего ее интерес к религии также был лишь одним из способов найти себя хоть в чем-то и поступить наперекор пожеланиям окружающих. Так, она крестилась и крестила детей в мае 1962 года в Москве у протоиерея Николая Голубцова, в разгар антирелигиозной кампании, проводимой генсеком Хрущевым.

Из Европы Светлана в конце концов уехала в США, оставив в СССР почти взрослых уже к тому времени детей — 22-летнего Иосифа и 17-летнюю Екатерину. По прибытии в Нью-Йорк в апреле 1967 года она дала пресс-конференцию, в которой осуждала наследие своего отца и деятельность советского правительства. Но главный тезис ее несколько путаного выступления состоял в том, что в репрессиях виноват не один лишь Сталин, к ним приложило руку и все его окружение, а также сама партия. Именно благодаря всем им и происходило варварское раскулачивание, строительство ГУЛАГа, расстрелы невиновных и уничтожение цвета нации. В СССР поступок дочери Сталина сначала пытались замалчивать, но позже были вынуждены были дать краткий негативный комментарий.

Прожив несколько месяцев в деревне Милл-Нек на северном берегу Лонг-Айленда в штате Нью-Йорк под защитой секретных служб, Аллилуева переехала затем в Принстон в штате Нью-Джерси, где читала лекции и занималась писательской деятельностью, позже оказалась в Пеннингтоне, затем в Висконсине.

Еще живя в СССР, она писала книгу о своей жизни, и одна из копий этой рукописи была похищена, передана в распоряжение английского и советского журналиста Виктора Луи, тесно сотрудничавшего с КГБ, который переправил ее на Запад и опубликовал выдержки в немецком журнале Stern, умышленно исказив целый ряд фактов. Луи принадлежала также сомнительная слава первопубликатора рукописи воспоминаний Никиты Хрущева и «Ракового корпуса» Александра Солженицына в последующие годы. По мнению Натальи Солженицыной, в последнем случае это было сделано явно для того, чтобы заблокировать соответствующую публикацию в «Новом мире» в СССР.

Тем не менее уже полная авторская публикация «Двадцати писем к другу» в 1967 году, в которых Аллилуева вспоминала о своем отце и кремлевской жизни, вызвала не только мировую сенсацию, но и принесла ей порядка $2,5 млн — рекордные по тем временам деньги за книгу. Позже, в одной из последующих своих книг, не вызвавших уже подобного ажиотажа, вышедшей под названием «Только один год», Светлана Аллилуева признавалась, что переправить рукопись «Двадцати писем к другу» из СССР в Индию ей посоветовал Браджеш Сингх, и это было проделано с помощью посла Индии в СССР Трилоки Натха Кауля в январе 1966 года. Впрочем, вырученные за публикацию деньги непрактичная Светлана быстро спустила на благотворительность и неудачные инвестиции, с издателями разругалась и сетовала, что у нее нет того дара правильно оценивать людей, которым был наделен ее отец.

В 1970 году она вышла замуж за американского архитектора Уильяма Питерса, изменила свои имя и фамилию на Лану Питерс и родила от него дочь. Однако и этот брак, как и все предыдущие, не продлился долго. В 1972 году она развелась, а в 1982 году уехала вместе с дочерью в Великобританию, в Кембридж. Однако и с американской дочерью, как и с детьми, оставленными в СССР, у нее не сложилось нормальных отношений. Ольга Питерс, позже переименовавшая себя в Крис Эванс, была отдана в квакерскую школу-интернат, а сама Аллилуева отправилась путешествовать по миру и бросилась в эксперименты с различными религиями.

В 1983 году, после того, как советское правительство перестало блокировать попытки Светланы общаться с детьми из СССР, ее сын Иосиф начал регулярно звонить ей и планировал даже навестить мать в Англии, однако советские власти не разрешили ему эту поездку. В 1984 году уже сама дочь Сталина внезапно решила вернуться в Советский Союз вместе с дочерью Ольгой, и там ее приняли буквально с распростертыми объятиями — вернули советское гражданство, предоставили квартиру и т.д.

Но неуживчивая Аллилуева недолго оставалась в Москве, после ухудшения отношений с московскими властями она переехала в Грузию, где действовал единственный музей ее отца, там ей были оказаны все почести, которые вообще были способны оказать местные власти, — поселили в двухкомнатной квартире улучшенной планировки, установили денежное содержание, специальное обеспечение и право вызова автомобиля.

Впрочем, прожив в этих условиях неполных два года на родине, Светлана все же сильно затосковала о прежней жизни в США и направила письмо в ЦК КПСС с просьбой вновь разрешить ей выезд из СССР. На этот раз потребовалось личное вмешательство нового генсека Михаила Горбачева, после которого в ноябре 1986 года дочери Сталина было разрешено вернуться в Америку. Аллилуева, по некоторым данным, сохранила за собой двойное гражданство СССР и США, а по другим — отказалась от советского гражданства, поселилась в Висконсине и редко давала интервью журналистам.

Последние годы Светлана Аллилуева жила под именем Ланы Питерс в доме престарелых в окрестностях города Мэдисон в штате Висконсин и скончалась 22 ноября 2011 года в возрасти 85 лет.

Поделиться:
Загрузка
Найдена ошибка?
Закрыть