Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
«Против фашизма и большевизма»: как власовцы освобождали Прагу

75 лет назад началось Пражское восстание

Прослушать новость
Остановить прослушивание
5 мая 1945 года в Праге вспыхнуло антинемецкое восстание. Борьбу пражан с оккупантами неожиданно поддержали русские коллаборационисты-власовцы, надеявшиеся выторговать себе наиболее выгодные условия капитуляции. Их расчет не оправдался: военнослужащие Русской освободительной армии были выданы американцами Советскому Союзу и казнены либо заключены в лагеря.

После взятия Берлина советскими войсками боевые действия Второй мировой войны в Европе не стихли. Остатки вермахта продолжали оказывать сопротивление в разных точках континента. Сильный гарнизон дислоцировался в Праге. Приказы его командирам отдавал лично один из начальников оккупационной администрации в Богемии и Моравии Карл Франк. Кроме того, через крупный коммуникационный центр собирались отступать немецкие группировки общей численностью порядка 40 тыс. человек. Эти силы находились под городом и все еще представляли опасность.

5 мая 1945 года в Праге началось народное восстание против немецкой оккупации. Двумя днями ранее некоммунистическое крыло повстанцев предложило присоединиться к «совместной борьбе против фашизма и большевизма» так называемым власовцам — русским коллаборационистам из вооруженных формирований, общее военно-политическое руководство которыми осуществлял бывший генерал Красной армии Андрей Власов, захваченный немцами в плен и согласившийся воевать против СССР.

В начале мая мимо Праги в направлении Австрии продвигалась 1-я пехотная дивизия вооруженных сил (другое наименование — Русская освободительная армия) Комитета освобождения народов России (КОНР) — политической организации, провозглашенной Власовым в этом городе 14 ноября 1944 года. Численность формирования составляла примерно 20 тыс. солдат и офицеров. В подавляющем большинстве это были бывшие военнослужащие РККА, попавшие в плен и решившиеся на сотрудничество с Третьим рейхом. Командовал дивизией бывший полковник Красной армии Сергей Буняченко, произведенный Власовым в генерал-майоры.

Ввиду очевидного поражения нацистской Германии руководство КОНР намеревалось собрать весь свой контингент в Австрии для принятия дальнейших решений.

Узнав об оставлении власовцами позиций, немецкий комендант Праги приказал им остановить самовольное движение и вернуться на фронт. Однако реальных рычагов влияния на части КОНР у нацистов уже не было. Вступать в боестолкновение с 1-й дивизией немцы не решились.

Согласно формулировке журналиста Давида Горака, власовцы, «которые прежде сотрудничали с нацистской Германией, стремясь освободить Россию от Сталина, на три дня опередили Красную армию в Праге и помогли местным повстанцам».

3 мая Буняченко встретился с готовившими восстание представителями пражского подполья. Идея примкнуть к чехам пришлась ему по душе. Благодаря помощи повстанцам власовский генерал надеялся впоследствии выпросить политическое убежище в Чехословакии. Принимая во внимание враждебные намерения вермахта относительно своей дивизии, Буняченко отдал распоряжение присоединиться к восставшим.

«Руководство 1-й дивизии далеко не сразу решилось на этот шаг, понимая, что чешское национальное восстание плохо организовано и плохо вооружено, а главное — внутри него нет политического единства. Только коммунистические группировки, в которых находились сброшенные на парашютах советские агенты, четко представляли себе свои цели: они стремились не просто к национальному освобождению, но и к радикальным социальным переменам. Именно поэтому Буняченко весьма осторожно отнесся к попыткам сближения, предпринятым представителями местных партизан», — отмечал в своей книге «Власов против Сталина. Трагедия Русской освободительной армии, 1944–1945» известный немецкий военный историк Йоахим Хоффманн.

Как указывал в своих мемуарах офицер связи при Власове, выходец из белой эмиграции Сергей Фрелих, Буняченко вмешался в Пражское восстание «своевольно и против желания Власова». Командующего 1-й дивизией КОНР автор характеризовал как человека, «склонного к самоуправству». При этом в своей книге воспоминаний «Генерал Власов: русские и немцы между Гитлером и Сталиным» Фрелих подчеркивал, что «антикоммунистические чешские повстанцы обещали Буняченко и его дивизии убежище в свободной Чехословакии».

В ночь на 5 мая в Праге узнали о взятии Берлина. Сигналом к восстанию послужило условленное сообщение по радио. Уже в 8 утра немецкому диктору не разрешили читать новости. Эфир стали вести только на чешском. Утром же премьер-министр чешского правительства Рихард Бинерт заявил по радио о ликвидации протектората Богемии и Моравии и начале всеобщего восстания против оккупантов. Он призвал вооруженные силы и полицию присоединиться к восставшему народу, а германские воинские соединения — капитулировать.

Чехи в городе стали срывать немецкие надписи, знамена и вывешивать на улицах чехословацкие флаги. В ответ немецкая полиция открыла огонь по восставшим, а чешские полицейские и жандармы, которых поддержали члены Сопротивления и добровольцы, начали стрелять в своих бывших коллег. Пражское восстание возглавил генерал Карел Кутльвашр.

Порядка 30 тыс. повстанцев захватили центральный телеграф, почтамт, теплоэлектроцентраль, железнодорожные вокзалы со стоящими там эшелонами, в том числе немецкие бронепоезда, ряд крупных предприятий и германский штаб ПВО. Им удалось разоружить несколько небольших немецких соединений. Чешский национальный совет провел переговоры с Франком и комендантом города Рудольфом Туссайнтом. Восставшие построили в городе до 2 тыс. баррикад.

Утром 6 мая передовые части власовцев вступили в первые бои с эсэсовцами у Збраслава и Радотина, а затем и вся дивизия вошла в Прагу, заняв южные, юго-западные и западные районы. В час ночи 7 мая Буняченко передал своим подразделениям приказ о переходе в наступление. В документе говорилось: «Нужно взять Прагу для спасения наших братьев-чехов».

Действия войск КОНР были успешными и воодушевляли народное восстание. Силы 3-го пехотного полка подполковника Георгия Рябцева блокировали аэродром в Рузине, где располагались реактивные истребители Messerschmitt Me.262. Другая группа дивизии захватила мосты через Влтаву и с боями двигалась к центру Праги. Артиллерия Буняченко обстреляла места скопления эсэсовцев и штаб командования гарнизона.

6 мая пражское радио передало открытым текстом: «Офицеры и солдаты армии Власова! Мы верим, что вы на последнем этапе борьбы против немецких захватчиков, как русские люди и советские граждане, поддержите восставшую Прагу».

Однако в ночь на 8 мая, когда окончательно выяснилось, что в Прагу вступят не американцы, а советские войска 1-го Украинского фронта, власовцам пришлось уйти из города, так и не получив от руководителей восстания каких-либо гарантий по поводу своего статуса союзников. Уход подразделений КОНР осложнил положение восставших. 9 мая на окраинах Праги показались советские танки. В 16:00 не успевшие эвакуироваться немецкие части капитулировали.

Согласно Хоффманну, американцы не понимали грозящей власовцам смертельной опасности, а некоторые их начальники вообще считали КОНР союзником РККА.

«Вечером 7 мая в дивизионном штабе никто уже не сомневался в том, что Прагу займут советские, а не американские войска, — писал историк. — В 23 часа Буняченко с тяжелым сердцем отдал приказ о прекращении боевых действий и отходе из города. При прощании с чешскими офицерами в глазах генерала стояли слезы, а на лицах всех присутствовавших застыло выражение «глубокой безнадежности». Поздним вечером были сняты укрепления на западном берегу Влтавы, между Прагой и Збраславом, и к рассвету части оставили город. Правда, 2-й полк утром 8 мая еще вел перестрелку в районе Сливенеца к юго-западу от Праги с частями Ваффен-СС. Но в тот же день в 12 часов поступило сообщение об отходе 1-й дивизии в полном составе по шоссе Прага — Бероун. Русские и немецкие войска, которые только что воевали друг против друга, теперь вместе двигались к американским позициям западнее Пльзеня».

Фрелих так описывал ход событий: «6 мая 1945 года 1-я дивизия вступает в Прагу и включается в сражающийся фронт. Уже 7 мая город оказывается в значительной мере в руках восставших и 1-й дивизии, которая достигает восточных пригородов. В то время как американские войска останавливаются к западу от Праги, на востоке появляются первые советские части под командой маршала Ивана Конева. К тому же в Праге тем временем образовался чешский национальный совет как представитель чешского правительства. Из 12 членов совета там восемь коммунистов, которые «не желают иметь никакого дела с изменниками и немецкими наемниками». Не объединенные национальные чехи проиграли. Сидящими в седле оказались промосковские чешские коммунисты и попутчики, которые слушались Эдварда Бенеша».

На взгляд современного чешского историка Иржи Падевьета, помощь власовцев Пражскому восстанию сыграла решающую роль в снятии оккупации с города: «Они предложили помощь Чешскому народному совету, который какое-то время вел с ними переговоры о помощи повстанцам, и тем временем власовцы уже успели включиться в бои. Так, например, в Праге в районе Панкрац они остановили продвижение боевой группы СС «Валленштейн». Власовцы располагали танками, бронемашинами, артиллерией. Без их помощи восставшие не остановили бы немцев. Но когда власовцы не договорились с советом, который отказался от их помощи, они вывели свои силы еще во время восстания и отступили обратно на юго-запад».

В ходе боев за Прагу погибли порядка 200 бойцов 1-й дивизии КОНР и еще столько же получили ранения.

Общественное мнение в сегодняшней Чехии оценивает вклад 1-й дивизии КОНР в освобождение Праги скорее положительно. Есть несколько версий о мотивах вступления власовцев в бои с немцами за чехословацкую столицу, а также о причинах оставления ими города 8 мая.

Весьма распространенной трактовкой событий весны 1945 года можно считать ту, которую представило издание Reflex: «Когда 5 мая в Праге началось восстание, соединения 1-й дивизии отправились в направлении столицы, чтобы в итоге перейти на сторону восставших и помочь остановить немецкие войска и выбить их из города, надеясь на то, что этим поворотом заслужат себе право на новую родину. Однако чешское командование колебалось, решая вопрос о том, стоит ли принимать помощь власовцев, и относилось к ним почти с презрением. Когда 7 мая Чешский национальный совет не изменил своего отношения к соединениям власовского генерала Буняченко, произошла размолвка, и от Буняченко потребовали вывести его силы из Праги. Он сделал это и вместе с немецкими солдатами, которых взял до того в плен и разоружил, а потом вернул оружие, начал отступать из Праги по направлению к Бероуну, чтобы там сдаться американским войскам на демаркационной линии».

От американцев Власов потребовал гарантировать невыдачу своих подчиненных РККА, которая после занятия Праги успела расстрелять раненых власовцев, оставшихся в городских госпиталях. По данным чешских историков, в Праге и окрестностях без суда и следствия казнили до 600 бойцов КОНР. Переговоры, однако, не увенчались успехом. Согласно решениям ялтинской Крымской конференции, все советские граждане, воевавшие на стороне Германии, подлежали выдаче СССР. 1 августа 1946 года Власова, Буняченко и группу приближенных к ним военных повесили в Москве.