«На пользу христианству»: как Павел I присоединял Мальту

220 лет назад император Павел I был избран великим магистром Мальтийского ордена

220 лет назад Павел I принял титул великого магистра ордена святого Иоанна Иерусалимского, более известного как Мальтийский орден. Разделявший рыцарские идеалы император оказал бежавшим от Наполеона рыцарям-госпитальерам всестороннее покровительство, поселил их в Воронцовском дворце и вознамерился присоединить Мальту к России. Амбициозным планам помешало убийство государя группой заговорщиков. Его наследник Александр I отменил все почести рыцарям, а вскоре добился удаления Мальтийского ордена из своей империи.

220 лет назад император всероссийский Павел I был избран великим магистром старейшего в мире Мальтийского ордена. История сохранила несколько вероятных дат этого события. 10 декабря 1798 года — самая распространенная из них.

Реклама

После резкого сближения государя с госпитальерами на гербе России появилось изображение Мальтийского рыцарского креста. В любимую Павлом I Гатчину перекочевали святыни ордена: икона Филермской Божией матери, частичка Древа Животворящего Креста и десница (правая рука) Иоанна Крестителя. После Гражданской войны эти, а также другие мальтийские реликвии были вывезены из России белогвардейским генералом Николаем Юденичем, который, в свою очередь, передал их великой княгине Ольге Александровне. Дочь императора Александра III переправила артефакты в Белград, где в 1950-е годы они были реквизированы югославскими чекистами. Сегодня святыни хранятся в Цетинском монастыре в Черногории.

Связь с Мальтийским орденом нередко называют проявлением чудачеств Павла I, склонного к экстравагантным поступкам. Однако в реальности принятие им титула великого магистра имело глубоко практичный смысл.

В своей внешней политике император искал, во-первых, возможности укорениться на Средиземном море, где как раз происходил очередной передел сфер влияния, а, во-вторых, — надежного идейного союзника против Турции, которая насаждала ислам в Крыму и на Кавказе.

После революции во Франции 1789 года орден потерял свои владения и имущество в этой стране, что сильно подкосило его в материальном плане. В какой-то момент единственным источником финансирования ордена осталась Польша, однако и она утратила такую способность в результате второго раздела в 1793 году. Бедственное положение дополняла часто перераставшая в конфликты враждебность населения Мальты и внутренние распри, как то противодействие масонов решениям великого магистра. Обоюдная необходимость госпитальеров и Павла I друг в друге отставила на второй план религиозные различия: в первый и последний раз в истории католический орден возглавил человек, исповедовавший православие (при этом к концу XVIII века многие рыцари являлись протестантами). К слову, Мальта была не единственным островом, который Павел I хотел присоединить к Российский империи. Аналогичные планы рассматривались в отношении Мадагаскара. Задумкам помешало коварное убийство энергичного императора.

В 1798 году орден оказался под угрозой исчезновения ввиду захвата Мальты Наполеоном, чья экспансионистская деятельность стремительно набирала обороты. Во время экспедиции в Египет французский полководец прибегнул к хитрой уловке, запросив у госпитальеров разрешения на заход в бухту якобы для пополнения запасов. Великий магистр Фердинанд фон Хомпеш не смог разгадать истинное намерение завоевателя. Заняв стратегически выгодную позицию, армия Наполеона открыла огонь. Рыцари не стали сопротивляться и сразу же сдались на милость победителя. Фон Хомпеш оправдывал свой поступок прописанным в уставе ордена категорическим запретом на сражения с христианами. Французы не стали уничтожать доверчивых госпитальеров, а просто изгнали их с острова. Сам Наполеон скептически относился к некогда славному ордену, называя его «учреждением для поддержания в праздности младших отпрысков нескольких привилегированных семейств».

В условиях приближающегося краха Мальтийский орден обратился за помощью к королевским дворам Европы. Охотнее всех на отчаянный призыв откликнулся Павел I, много читавший о жизни госпитальеров в предыдущие века и вдохновленный рыцарскими идеалами, что считалось на Западе романтическими пережитками.

Им двигали и личные мотивы: государь являлся ярым противником Французской революции, а потому горел желанием отбить Мальту у Наполеона.

Представитель великого магистра встречался еще с Екатериной II, однако в последние годы царствования ей было, образно говоря, не до Мальтийского ордена.

Зато Павел I с готовностью принял на себя финансовые обязательства Польши. В январе 1797 года стороны заключили конвенцию, по которой вместо бывшего Великого приорства Польского для проживающих в империи католиков создавалось Великое приорство Российское. В него вошли 10 новых командорств. Павел I увеличил доход ордена с 120 до 300 тыс. злотых. А в качестве погашения долгов Польши распорядился выплачивать госпитальерам ежегодно по 96 тыс. злотых. Одновременно был урегулирован прием в орден, деятельность которого объявлялась легальной по всей империи. Традиции госпитальеров очень быстро вошли в российский уклад. По выражению историка XX века Андрея Тартаковского, «с тех пор Мальта стала оказывать все большее влияние на идеологию павловского царствования».

Для организации штаб-квартиры Павел I приказал выделить рыцарям Воронцовский дворец в Санкт-Петербурге (с 1955 года в здании размещается Суворовское военное училище). К нему была специально пристроена католическая церковь — Мальтийская капелла. А в Гатчине возвели Приоратский замок — летнюю резиденцию приора, второго лица ордена после великого магистра.

В знак благодарности своему покровителю Священный совет ордена принял решение возложить на императора титул протектора. В качестве подарка Павлу I был передан принадлежавший магистру XVI века Жану де ла Валетту золотой медальон-реликварий с частицей шипа тернового венца Спасителя.

10 декабря 1798 года русского самодержца торжественно избрали великим магистром: соответствующая регалия была добавлена и в императорский титул.

В Зимнем дворце состоялась пышная церемония. Главный инициатор вхождения Павла I в орден граф Джулио Литта затмил всех прежних фаворитов императора и необычайно возвысился, став наиболее влиятельным вельможей.

В тот же день новоявленный защитник древнейшего духовного ордена издал высочайший Манифест об установлении в пользу русского дворянства ордена святого Иоанна Иерусалимского. В годы правления Павла I этот орден стал высшей наградой за гражданские и военные заслуги, превзойдя по статусу орден Андрея Первозванного.

«Орден от самого своего начала благоразумными и достохвальными своими учреждениями споспешествовал как общей всего христианства пользе, так и частной таковой же каждого государства,— говорилось в документе. – Мы всегда отдавали справедливость заслугам сего знаменитого ордена, доказав особое наше к нему благоволение по восшествии нашем на наш императорский престол, установив Великое приорство Российское».

Манифест сообщал также о восстановлении законности посредством возвращения ордену собственности, ранее «неправильно отторгнутой». «Благородному дворянству российскому», доказавшему верность престолу «расширением пределов империи и низложением многих супостатов отечества», император рекомендовал участвовать в почестях, преимуществах и отличиях, «сему ордену принадлежащих».

Манифест был разослан во все части страны и прочитан в церквях и на площадях. Его текст немало озадачил провинциальное дворянство, которое, в отличие от петербургского, не имело никакого представления об ордене и его истории и не понимало, что от него требует император.

В обнародованном следом еще одном манифесте выражалось сожаление по поводу «малодушной и безобразной сдачи укреплений и всего острова Мальта французам, неприятельское нападение на оный остров учинившим».

«Мы почесть инако подобный поступок не можем, как наносящий вечное бесславие виновникам оного, оказавшимся чрез то недостойными почести, которая была наградою верности и мужества», — здесь читался явный намек на конкурента Павла I в борьбе за лидерство в ордене.

Фон Хомпеша Священный совет объявлял виновным за сдачу мальтийской цитадели и недостойным более носить высокий титул. Кстати, некоторые исследователи вообще убеждены, что фон Хомпеш намеренно сдал Мальту по приказу германских масонских лож. Имелись также подозрения в подкупе великого магистра Наполеоном.

На какое-то время в ордене воцарилось двоевластие. 71-й гроссмейстер фон Хомпеш не хотел складывать с себя полномочия, но был вынужден сделать это в 1799 году под давлением австрийцев. Знаки своего достоинства отрекшийся магистр передал Павлу I. Впрочем, его легитимность никогда так и не была признана папой Римским, влияние на которого оказывали опасавшиеся гегемонии России в Средиземноморье европейские политики. Император действительно полагал, что его протекторат распространяется не только на орден, но и на Мальту, где планировалось обустроить военно-морскую базу. Административно-территориальный статус острова закреплялся специальным указом. На новых картах император повелевал обозначать Мальту как губернию Российской империи. Между тем влияние католической церкви на орден становилось все менее ощутимым. Поступательно крепли позиции рыцарей-протестантов. Кроме того, пополнить ряды госпитальеров жаждали русские православные дворяне.

Павел I намеревался открыть доступ в орден не только лицам знатного происхождения и отличившимся особыми заслугами на государственной службе, но и ученым, и писателям. Его мечтой было основание в столице воспитательного заведения, в котором членов Мальтийского ордена готовили бы, помимо военной службы, к просветительству по части наук, дипломатии, основам нравственности. По задумке, рыцари не могли бы уклоняться от обязанности служить в больнице. Вероятно, император всерьез рассчитывал образовать в России новое рыцарское сословие.

Однако все начинания Павла I оборвались с его гибелью 24 марта 1801 года.

Наследник Александр I, который, как считается, знал о заговоре против отца, имел совсем другие идеи насчет Мальтийского ордена. В самом начале своего царствования он отрекся от титула великого магистра, понизив свой статус до протектора, а в 1803 году отказался и от него (формальным главой госпитальеров в этот период являлся в ранге поручика воспитатель Александра I граф Николай Салтыков). Одновременно из российского герба был удален рыцарский крест.

На фоне замирения с Великобританией вопрос включения Мальты в состав империи потерял всякую актуальность. После 2,5 лет вольготной жизни в России для госпитальеров вновь наступили тяжелые времена. Александр I последовательно понижал орден в правах. Согласно серии выпущенных указов, имущество Великого приорства Российского подлежало национализации. В 1810 году финансовая деятельность ордена перешла в ведение государственного казначейства. Тогда же в Воронцовский дворец переехал Пажеский корпус. Есть мнение, что он вобрал в себя многие идеалы, ритуалы и традиции угодивших в глубокую опалу любимцев Павла I. Наконец, в 1817-м последовал очередной антимальтийский указ. Отныне командорам и кавалерам ордена святого Иоанна Иерусалимского запрещалось носить свои знаки отличия. Госпитальерам не оставалось ничего иного, как возвращаться в Европу.