Ремнем по попе: чем опасны телесные наказания детей

Американские педиатры рассказали о тяжком вреде телесных наказаний

Телесные наказания вредят физическому и психическому здоровью ребенка, приводят к депрессии и агрессивному поведению, а также снижают интеллект, заявляют американские специалисты. Они призывают родителей воспитывать детей иными методами, а педиатров — предоставлять родителям данные о последствиях телесных наказаний и предлагать другие способы воспитания.

Телесные наказания наносят вред физическому здоровью и психике ребенка, плохо влияют на его успеваемость в школе и общение со сверстниками, однако большинство родителей по всему миру продолжают их применять. Члены Академии педиатрии США опубликовали в журнале Pediatrics крупный обзор исследований последних лет, посвященный последствиям телесных наказаний. Они призывают родителей остановиться и использовать другие методы воспитания.

В 1989 году Конвенция ООН по правам ребенка призвала страны-участницы запретить телесные наказания детей.

Реклама

Согласно статье 19 Конвенции, «государства-участники принимают все необходимые законодательные, административные, социальные и просветительные меры с целью защиты ребенка от всех форм физического или психологического насилия, оскорбления или злоупотребления, отсутствия заботы или небрежного обращения, грубого обращения или эксплуатации, включая сексуальное злоупотребление, со стороны родителей, законных опекунов или любого другого лица, заботящегося о ребенке».

«За 20 лет, прошедших с того момента, как появилась эта статья, было проведено много дополнительных исследований, и теперь мы можем с уверенностью сказать, что родители никогда не должны бить ребенка или использовать словесные оскорбления, которые унижают или позорят его», — подчеркивает доктор Роберт Седж, ведущий автор работы.

Особенно эта рекомендация касается детей в возрасте до года.

«Лучшее, что можно сделать — это просто взять ребенка и пересадить его в другое место, отвлечь — и этого обычно достаточно», — говорит он.

Для детей постарше и дошкольников Седж предлагает на время прекратить реагировать на поведение ребенка.

«Дети любят внимание, жаждут его, и если они ведут себя плохо, мы рекомендуем что-то вроде тайм-аута, — поясняет он. — если ребенку два года, можно просто игнорировать его пару минут».

Для детей школьного возраста, по словам Седжа, необходимо создавать такие условия, чтобы у них не было возможности вести себя неправильно — так, если родители боятся, что ребенок на улице попадет под машину, следует приучить их всегда держать родителя за руку, пока родители не будут уверены, что ребенок оценивает обстановку на дороге правильно.

«Родители могут воспитывать детей без стыда и унижения, — уверен он. — В результате дети с большей вероятностью будут чувствовать себя безопасно и позитивно, зная, как регулировать свое поведение».

Телесными наказаниями, согласно Глобальной инициативе по искоренению всех телесных наказаний в отношении детей, являются не только побои, но также и укусы, царапины, таскание за волосы, ошпаривание кипятком, мытье рта ребенка с мылом или принуждение его глотать жгучие специи, принуждение ребенка длительное время находиться в неудобной позе.

Склонность родителей к телесным наказаниям постепенно снижается, по крайней мере, в США —

если в 2004 году к пятому классу 80% детей сталкивались с тем или иным видом телесных наказаний, а среди подростков о подобном сообщали 85% (причем 51% был избит ремнем или иным предметом), то к 2012 году этот показатель снизился до 70%.

При этом родители моложе 36 лет чаще считали, что порка и другие телесные наказания не приносят пользы, а в применении подобных мер признавалась лишь половина.

«Хорошая новость заключается в том, что порку поддерживает меньшее число родителей, чем в прошлом, — отмечает доктор Роберт Седж, один из авторов обзора. — Тем не менее, телесные наказания остаются законными во многих странах, несмотря на то, что они наносят вред детям, как физический так и моральный, а также сказываются на их успеваемости в школе и взаимодействии с другими детьми».

Телесные наказания практически бесполезны, предупреждают авторы работы — 73% детей в течение 10 минут возобновляют то поведение, за которое были наказаны. Не приносят они пользы и в долгосрочной перспективе. Лишь одно исследование 1981 года показало, что телесные наказания приводят к краткосрочному положительному изменению поведения, но в нем телесные наказания получали лишь 24 ребенка.

Зато другое исследование, использовавшее данные о 5000 детей, показало, что те из них, кто подвергался порке более двух раз в месяц в возрасте до трех лет, к пяти годам были заметно агрессивнее сверстников, к которым такие меры не применялись.

Кроме того, к девяти годам у таких детей была более бедная речь и более выраженные проблемы в экстернализованном (направленном на других) поведении. Чем чаще дети подвергались телесным наказаниям, тем более явными были эти проблемы.

Среди родителей на склонность к телесным наказаниям влияли депрессивные симптомы — чем сильнее они были выражены, тем чаще родители прибегали к побоям. Также сказывались и психологические травмы родителей в прошлом — с помощью жесткой дисциплины с применением телесных наказаний они стремились защитить ребенка от тех проблем, с которыми столкнулись сами.

Кроме того, телесные наказания влияют на структуру мозга. Исследование молодых людей, которые в детстве подвергались порке и другим видам наказаний, показало, что у них был сокращен объем серого вещества в префронтальной зоне коры головного мозга и понижен интеллект. Также физические наказания в детстве приводили к повышению уровня стрессового гормона кортизола, что тоже отрицательно сказывалось на состоянии мозга.

Не лучшей стратегией оказалось и кричать на ребенка — сталкивавшиеся в детстве с подобной воспитательной мерой дети к 13-14 годам чаще испытывали депрессивные симптомы и демонстрировали проблемное поведение. А оно, в свою очередь, лишь приводило к росту числа конфликтов с родителями, все больше усугубляя ситуацию.

Итак, исследователи выделяют следующие опасности, которые телесные наказание несут детям:

— в возрасте до 18 месяцев увеличивается риск телесных повреждений;

— систематические наказания приводят к агрессивному поведению и скандалам между родителями и детьми, что отрицательно влияет на взаимоотношения в семье;

— телесные наказания связаны с усилением агрессии у детей дошкольного и школьного возраста;

— телесные наказания связаны с повышенным риском нарушений психического здоровья и когнитивных навыков;

— риск использования телесных наказаний увеличивается, когда семья сталкивается со стрессовыми факторами — экономическими проблемами, психическими расстройствами, насилием со стороны партнера, злоупотреблением психоактивными веществами.

Авторы исследования отмечают, что педиатры — важный источник информации для родителей, более половины врачей сообщают, что родители обращаются к ним с вопросами о телесных наказаниях. При этом лишь 6% педиатров считают порку допустимой и 2,5% считают, что она принесет пользу.

Они призывают педиатров в тех случаях, когда это уместно, консультировать родителей и предоставлять им наиболее полную информацию о последствиях, которые несут телесные наказания.

Ученые рассчитывают, что вовремя принятые меры позволят избежать конфликтов и поспособствуют здоровому развитию ребенка.

Исследователи подчеркивают, что для оптимального развития ребенка необходимо участие взрослых, которые, помимо прочего, научат его дисциплине. Эффективные дисциплинарные стратегии, соответствующие возрасту и уровню развития ребенка, учат его регулировать свое поведение, удерживают от вреда, позволяют улучшить познавательные, социальные, эмоциональные и познавательные навыки ребенка. Задача педиатра — предоставить родителям информацию о современных подходах к воспитанию, считают ученые.

«Лучше всего начать с поощрения положительного поведения, — предлагает соавтор работы доктор Бенджамин Сигель.

— Родители могут заранее устанавливать правила. Суть в том, чтобы последовательно их выполнять».

«От порки нет никакой пользы, — добавляет Седж. — Мы знаем, что дети растут и развиваются лучше с помощью положительных ролевых моделей и установки здоровых границ. Мы можем добиться большего».