Слушать новости

Защищали Зимний дворец: чем прославились русские инвалиды

Как Минтруд опроверг сообщения о планах отказаться от термина «инвалид»

Минтруд опроверг сообщения о том, что российские чиновники планируют заменить термин «инвалид» более нейтральным словом, о чем нашу страну попросил в феврале комитет ООН по правам инвалидов. По словам представителей ведомства, определение понятия «инвалид» будет уточнено, но сохранится в законодательстве. «Газета.Ru» решила вспомнить, когда в России впервые прибегли к использованию этого термина.

Министерство труда и социальной защиты может прекратить использование термина «инвалиды», сообщили «Известия». Прежде всего данное слово может быть исключено из федерального закона № 181-Ф3 «О социальной защите инвалидов в России». Как объяснили изданию в пресс-службе ведомства, предполагается взять на вооружение другой термин, «в полной мере отражающий правозащитную модель госполитики в отношении людей с ограниченными возможностями».

Впрочем, в Минтруда уже посетовали на искажение переданной информации.

«В соответствии с рекомендациями ООН по правам инвалидов будет проводиться проработка вопроса об уточнении определения понятия «инвалид» без намерения отказаться от применения термина «инвалид» в законодательстве», — говорится в официальном релизе на сайте учреждения.

Отмеченные в заявлении рекомендации были направлены российской делегации по итогам работы 19-й сессии комитета ООН по правам инвалидов, состоявшейся в Женеве в конце февраля. Выслушав выступление замминистра труда Григория Лекарева о выполнении Россией положений конвенции по правам инвалидов, комитет выделил положительные моменты, в частности, прямое запрещение дискриминации по признаку инвалидности в законодательстве страны и принятие госпрограммы «Доступная среда» на 2011-2020 годы, а также подготовил заключительные замечания. В седьмом пункте раздела «Основные проблемные области и рекомендации» было отмечено, что

официальный перевод термина на русский язык как «инвалиды» не отражает модели прав человека.

Иными словами, России было предложено подыскать для употребления более подходящее слово.

Наша страна подписала конвенцию ООН о правах инвалидов еще в 2008 году, а ратифицировала 25 апреля 2012-го. Вместе с этим она брала на себя обязательства по защите прав инвалидов, предотвращении их дискриминации, а также создания всех условий для повышения уровня жизни людей с ограниченными возможностями. По данным Росстата, приведенным в мае текущего года, количество зарегистрированных в России инвалидов за последние пять лет сократилось на 7,6% — с 13,1 до 12,1 млн человек (8,6% населения страны), их них 5,2 млн мужчин и 6,9 млн женщин.

Несмотря на то, что данное определение является медицинским, оно имеет широкие социальные и юридические последствия.

Закон № 181-Ф3 определяет инвалидов как «лиц, которые имеют нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами, приводящее к ограничению жизнедеятельности и вызывающее необходимость его социальной защиты».

Впервые слово «инвалид» появилось в России в конце XVII века и обозначало отставных военных, многие из которых имели плохое здоровье и подлежали государственному и общественному призрению.

По сравнению с другими обозначениями ограниченных возможностей (калеки, увечные, убогие, кривые, слепые, глухие и пр.), этот термин представлялся почетным (связанным с подрывом здоровья в результате службы государству) и, таким образом, был распространен на все категории людей с ограниченными возможностями.

Такие русские фамилии, как Кривошеев, Безруков, Горбунов, Безухов, Косых, Слепых, Беспалов, Безносов и другие свидетельствуют о физических особенностях (врожденных или приобретенных) кого-то из основателей династий.

Исследования по истории инвалидности внутри медицинской науки существовали уже в XVIII веке. А в следующем столетии в крупнейших городах Российской империи появились Дома призрения – благотворительные заведения, дававшие приют престарелым и убогим. Особым видом богадельни были Инвалидные дома, где содержались военные инвалиды, увечные и престарелые солдаты, а также члены их семейств. Известно несколько заведений такого рода, организованных в Москве специально для ухода за ветеранами русско-турецкой войны 1877-1878 годов. Однако в целом масштабы подобной деятельности были очень невелики и объективно не могли облегчить жизнь хотя бы половине воинов, получивших травмы на фронте.

Многие военные, заработавшие физические повреждения, но не утратившие способности к ограниченной или полноценной службе, зачислялись в так называемые инвалидные роты.

Такие военные могли выполнять функции внутренних войск, дежурить на городских заставах или охранять важные военные объекты, крепости и тюрьмы.

Известно, что Зимний дворец во время штурма революционерами в октябре 1917 года защищали, помимо женского батальона и юнкеров, 40 инвалидов – георгиевских кавалеров во главе с капитаном на протезах.

Инвалидные подразделения (переименованные в конце XIX века в нестроевые) имелись и в составе полевых армейских частей. Пожалуй, самый известный военный инвалид России – фельдмаршал Михаил Кутузов, который после тяжелого повреждения глаза оставался на службе почти 40 лет.

В 1813-1917 годах выходила газета «Русский инвалид», доход от реализации которой перечислялся инвалидам Отечественной войны. Издательством занимались сначала филантроп Павел Пезаровиус, а впоследствии Военное министерство.

Особую актуальность исследование инвалидности получило после Первой мировой войны, когда в России и ведущих странах Запада появились сотни тысяч изувеченных людей. Полученные в боях ранения подтолкнули историков к изучению отношения к покалеченным солдатам в другие эпохи с целью понять, насколько масштаб повреждений является социальной проблемой. В начале XX века проблему инвалидности рассматривали как решаемую с помощью научных методов лечения и реабилитации, создания специальных институтов для инвалидов и обеспечения их протезами и другими средствами.

И все же инвалидам приходилось сталкиваться с проявлением дискриминации, причем не только в России. Так, в период 1903-1917 годов (захватывал правления президентов Теодора Рузвельта, Уильяма Тафта и Вудро Вильсона)

американские власти отказывали в иммиграции лицам «с физическими дефектами, влияющими на их способность зарабатывать себе на жизнь».

В России после Февральской революции Временным правительством было создано Министерство государственного призрения, в задачу которого входило объединить и управлять самостоятельными благотворительными организациями. 29 июня при ведомстве был учрежден Временный общегосударственный комитет помощи военно-увечным. В состав этого органа входили представители Всероссийского Союза увечных воинов, Земского и Городского союзов, Совета рабочих и солдатских депутатов, всех министерств, а также различных учреждений и обществ, оказывавших помощь жертвам войны.

После падения режима Александра Керенского управление сиротскими учреждениями перешло в ведение Народного комиссариата государственного призрения (НКГП), куда были переданы все дела, имущество и денежные средства прежних благотворительных ведомств. В 1918 году структура была преобразована в наркомат соцобеспечения.

Отношение к людям с ограниченными возможностями менялось в течение всего XX века. В современном мире, начиная с 1980-1990-х годов, принято максимально толерантное, уважительное отношение к инвалидам. Нормальным тоном является помощь таким людям в адаптации, создание рабочих мест, доступность элементарных социальных норм. Совершенно неприемлемыми считаются взгляды на инвалидность как на ненормальность или ущербность.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть