Подпишитесь на оповещения
от Газеты.Ru
Дополнительно подписаться
на сообщения раздела СПОРТ
Отклонить
Подписаться
Получать сообщения
раздела Спорт
«Не человек, а стихия»: как погиб генерал Корнилов

100 лет назад погиб генерал Лавр Корнилов

Wikimedia Commons
100 лет назад погиб генерал Лавр Корнилов, один из основателей Белого движения. О жизни, гибели и чудовищной судьбе его останков, рассказывает «Газета.Ru».

Относительно детства Лавра Корнилова существуют несколько версий. Согласно основной из них, он родился 30 августа 1870 года в Усть-Каменогорске, в семье местного чиновника, отставного хорунжего.

Реклама

В 1883 году юный Корнилов был зачислен в Сибирский кадетский корпус, после него отучился в Михайловском артиллерийском училище, а потом с медалью окончил Николаевскую академию Генерального штаба. Так как он хорошо учился, то, как прилежный ученик имел большие преимущества при дальнейшем распределении по месту службы.

Корнилов выбрал Туркестанский военный округ. Был разведчиком на азиатских границах Российской империи. За пять лет службы, с 1899 по 1905 год, побывал в Персии, Афганистане, Китае, Индии. Кроме обязательных для выпускника Генерального штаба немецкого и французского языков, Корнилов хорошо овладел английским, персидским, казахским, монгольским, калмыцким и урду.

За отвагу, проявленную в сражениях, он был награжден орденом Святого Георгия 4-й степени и Геогриевским оружием, а также получил звание полковника.

Кроме боевых заслуг, Корнилов проявил себя и как талантливый географ и этнограф.

Он изучал территории Туркменистана, Китая, Афганистана

В 1907—1911 годах Корнилов служил военным агентом в Китае. Он изучал китайский язык, путешествовал, изучал быт, историю, традиции и обычаи китайцев. Также Корнилов уделял много внимания перспективам взаимодействия России и Китая на Дальнем Востоке. За успехи в сфере дипломатии Корнилов на родине был награжден Орденом Святой Анны 2-й степени. Получил он ряд наград и от высоко оценивших его деятельность дипломатов Британии, Франции, Японии и Германии.

С 1911 года Корнилов командовал 8-м пехотным Эстляндским полком, потом стал начальником отряда в Заамурском округе отдельного корпуса пограничной стражи, потом — командиром бригады 9-й Сибирской стрелковой дивизии.

19 июля 1914 года Германия объявила войну России. Корнилов отправился на юго-западный фронт. Он был назначен командиром 48-й пехотной дивизии, которая под его командованием сражалась в Галиции (Ивано-Франковская, Львовская и большая часть Тернопольской областей Украины) и в Карпатах.

Генерал Антон Деникин вспоминал: «Тогда уже совершенно ясно определились для меня главные черты Корнилова — военачальника: большое умение воспитывать войска: из второсортной части Казанского округа он в несколько недель сделал отличнейшую боевую дивизию; решимость и крайнее упорство в ведении самой тяжелой, казалось, обреченной операции; необычайная личная храбрость, которая страшно импонировала войскам и создавала ему среди них большую популярность; наконец, — высокое соблюдение военной этики, в отношении соседних частей и соратников, — свойство, против которого часто грешили и начальники, и войсковые части».

«Корнилов — не человек, а стихия», — говорил плененный войсками Корнилова австрийский генерал Рафт.

Хотя стратегические решения Корнилова привели в апреле к гибели почти всех бойцов дивизии, они позволили избежать разгрома 3-й армии, в которую дивизия была включена. Корнилов, сам дважды раненый в руку и ногу и попавший в австрийский плен, был награжден Орденом Святого Георгия 3-й степени.

«За то, что во время упорного сражения в Карпатах на р. Дукле 24 апр. 1915 г., когда командуемая им дивизия была окружена со всех сторон превосходным в силах противником, отважно пробивался по трупам заграждавшего дорогу неприятеля, чем дал возможность частям дивизии присоединиться к войскам своего корпуса», — отмечаловсь в указе о награждении.

Из плена Корнилову удалось бежать только через год. Через Румынию он вернулся в Россию. В сентябре 1916 года, восстановив силы, он снова отбыл на фронт.

В 1917 году грянула Февральская революция. Корнилов был назначен на должность командующего войсками Петроградского военного округа, а еще через несколько месяцев стал верховным главнокомандующим.

Хотя и Корнилов, и Временное правительство выступали против власти большевиков, их взгляды на необходимые действия быстро разошлись. В сентябре Корнилов выступил с требованиями отставки правительства и предоставления ему чрезвычайных полномочий.

Он собирался спасать Родину от власти большевиков через установление военной диктатуры, введение смертной казни, ликвидацию революционно-демократических организаций.

Хотя председатель Временного правительства Александр Керенский в целом поддержал предложенную программу, он счел ее несвоевременной. Корнилов отправил к Петрограду кавалерийский корпус. Угроза переворота заставила представителей власти забыть о разногласиях и создать единый революционно-демократический фронт всех социалистических партий. За несколько дней был сформирован Комитет народной борьбы с контрреволюцией из представителей меньшевиков, эсеров и большевиков.

Комитет организовал распределение оружия и боеприпасов по частям Петроградского гарнизона, мобилизовал железнодорожников и почтово-телеграфных служащих с тем, чтобы помешать продвижению участников мятежа к городу. Угрозу удалось ликвидировать, но провал Корнилова поспособствовал в дальнейшем приходу большевиков к власти. Кроме того, у петроградских пролетариев на руках оказалось около 40 тыс. винтовок, которые они использовали против Временного правительства спустя менее чем два месяца.

Корнилов поле неудачи оказался под арестом, но в октябре был освобожден. С верными ему генералами Корнилов бежал на Дон, где создал Добровольческую армию, положив начало Белому движению.

Корнилов погиб 13 апреля 1918 года при штурме Краснодара. Один из снарядов обороняющихся угодил в дом, где располагался штаб, убив спящего генерала.

«Неприятельская граната, — писал Деникин, — попала в дом только одна, только в комнату Корнилова, когда он был в ней, и убила только его одного. Мистический покров предвечной тайны покрыл пути и свершения неведомой воли».

Добровольцы увезли тело Корнилова в немецкую колонию Гнабчау, где тайно похоронили. Однако местные жители заметили добровольцев, и уже на следующий день на могиле Корнилова появились большевики. Выкопав тело, они отвезли его в Краснодар, где после надругательств и глумлений оно было сожжено.

«Отдельные увещания из толпы не тревожить умершего человека, ставшего уже безвредным, не помогли; настроение большевистской толпы повышалось… — гласил отчет Особой комиссии по расследованию злодеяний большевиков. — С трупа была сорвана последняя рубашка, которая раздиралась на части и обрывки разбрасывались кругом… Несколько человек оказались уже на дереве и стали поднимать труп… Но тут же веревка оборвалась, и тело упало на мостовую. Толпа все прибывала, волновалась и шумела… После речи с балкона стали кричать, что труп надо разорвать на клочки… Наконец отдан был приказ увезти труп за город и сжечь его…

Труп был уже неузнаваем: он представлял из себя бесформенную массу, обезображенную ударами шашек, бросанием на землю… Наконец, тело было привезено на городские бойни, где его сняли с повозки и, обложив соломой, стали жечь в присутствии высших представителей большевистской власти…

В один день не удалось окончить этой работы: на следующий день продолжали жечь жалкие останки; жгли и растаптывали ногами».

О произошедшем Добровольческой армии известно не было. То, что труп Корнилова исчез, выяснилось в августе, когда было решено торжественно перезахоронить тело. Исчезновение трупа окончательно подкосило жену Корнилова, Таисию. Она скончалась в сентябре. Ее похоронили неподалеку от места гибели мужа. На этом месте — генералу и его жене — добровольцами были поставлены два скромных деревянных креста.