«Роскосмос» против частников: куда улетели 300 миллионов

Сбой в работе «Фрегата»: кто ответит за потерянные спутники «Даурии»

«Роскосмос»/Коллаж «Газеты.Ru»
Отчет НПО Лавочкина пролил свет на скандальный пуск «Союзом» 73 спутников, из которых несколько были потеряны. «Газета.Ru» выяснила, что сбой в работе двигателей разгонного блока произошел не после, а до отделения проблемных аппаратов.

История с прошлогодним рекордным запуском ракетой «Союз» сразу 73 спутников, из которых несколько аппаратов на одной орбите так и не заработали, получила новое развитие. Из документов следует, что аномалия в работе разгонного блока «Фрегат» наблюдалась не после, а до отделения проблемных спутников.

Реклама

Старт состоялся 14 июля. Полезной нагрузкой в том запуске был созданный по заказу «Роскосмоса» российский аппарат «Канопус-В-ИК» для дистанционного зондирования Земли. С ним запускались еще 72 малых космических спутника, в основном иностранных.

Такое количество выводимых за один раз спутников стало рекордным для России, прежнее достижение — почти 40 аппаратов — принадлежал ракете-носителю «Днепр».

Другая особенность старта – первый в истории российской космонавтики запуск аппаратов (два спутника МКА-Н), заказанных «Роскосмосом» у частной компании «Даурия Аэроспейс». В конце 2012 года компания «Даурия Аэроспейс» подписала контракт с «Роскомосом» на изготовление двух малых спутников и системы размещения. Спутники были созданы в соответствии с техническими регламентами «Роскосмоса», прошли все испытания перед запуском.

Уже в августе основной аппарат, российский «Канопус-В-ИК» начал присылать снимки поверхности Земли,

однако в конце лета стало известно, что сразу несколько запущенных аппаратов не вышли на связь.

Было объявлено о неудаче с запуском экспериментального спутника «Маяк», созданного руками энтузиастов космонавтики при поддержке Московского политехнического университета. После выхода на орбиту спутник должен был развернуть солнечный отражатель в форме пирамиды и стать видным с поверхности Земли, как яркая звезда, однако этого не случилось. «Даурия Аэроспейс», создатель двух малых аппаратов МКА-Н, собранных за государственный счет, также признала, что после выведения связь со спутниками так и не удалось установить.

Но главное, американские СМИ сообщили, что на связь в том рекордном пуске не вышли как минимум восемь из 73 спутников, причем все проблемные аппараты были выведены на одну, 600-километровую орбиту. Тогда эксперты впервые заговорили о том, что отказ спутников был связан с нештатной работой самой ракеты,

точнее – разгонного блока «Фрегат», который растаскивал аппараты по трем разным орбитам.

В сентябре глава «Роскосмоса» Игорь Комаров заявил «Газете.Ru», что все спутники были выведены в заданные точки, «мы свою задачу выполнили». «Что касается спутников «Даурии», то они были запущены по более серьезным контрактам, ведь это не студенческие спутники, — пояснил Комаров. — С ними есть контрактные обязательства, по которым мы будем разбираться, предъявлять претензии. Мы знаем точно, что в ракете ничего не случилось».

Тогда же глава «Роскосмоса» заявил, что создавать аварийную комиссию по определению причин отказа спутников не планируется.

История получила продолжение в начале марта, когда издание SpaceNews сообщило, что одна из компаний, чьи спутники так и не вышли на связь, Astro Digital, получила страховую выплату. Издание писало, что страховщик согласился на выплату после того, как Astro Digital представил данные телеметрии, предоставленные «Главкосмосом» — дочерним предприятием «Роскосмоса».

«Эти документы показали, что один из двух управляющих двигателей «Фрегата» не запустился, и вместо этого пролил гидразин, который взорвался при запуске второго двигателя», — утверждало издание.

«Страховался риск неудачного пуска. Сам спутник не страхуется, поскольку является экспериментальным изделием и запускается с целью летных испытаний — сложно оценить такой риск и такая страховка слишком дорога для небольших стартапов, — пояснил «Газете.Ru» инвестор Astra Digital Илья Голубович, управляющий партнер венчурного фонда I2BF Global Ventures. — До запроса данных в «Главкосмос» компания провела большую работу по выявлению возможных причин отказа. Многие компоненты аппаратов уже имели летную квалификацию, которая не выявила подобных сбоев на других спутниках.

В результате, инженеры Astra Digital пришли к выводу, что имелась внешняя причина.

С целью выяснения всех обстоятельств, был направлен запрос в «Главкосмос». Эта компания выслала отчет о пуске, где подтвердила, что имелась аномалия в работе малого двигателя разгонного блока, который находился менее чем в метре от наших аппаратов.

В начале марта же «Газета.Ru» выяснила, что, так и не расследовав причины отказа, «Роскосмос» потребовал от «Даурии» 290 млн рублей, затраченных на разработку двух спутников МКА-Н. В госкорпорации считают, что поскольку цели спутников не достигнуты, то «Даурия» обязана возвратить средства, перечисленные государственным заказчиком в счет оплаты работ по всем этапам разработки. Известно, что «Роскосмос» страховал свои спутники, в том числе произведенные «Даурией», но при этом за страховой выплатой так и не обратился.

Тогда же в «Главкосмосе» «Газете.Ru» впервые за полгода подтвердили «аномалию» в работе одного из двигателей «Фрегата» во время злополучного пуска. «Аномалии в работе РН «Союз-2» отсутствовали. По результатам анализа телеметрической информации РБ «Фрегат» была зафиксирована аномалия в работе одного из двигателей малой тяги, которая была устранена системой управления РБ «Фрегат», — сообщили в организации.

Спустя три дня в «Роскосмосе» представили новую версию событий, признав, что «аномалия» в работе двигателя ДТ7 действительно была, но после отделения спутников «Даурии», а значит, не являлась причиной сбоя. «Отделение космических аппаратов МКА-Н №1 и №2 и ряда других спутников (включая Corvus-BC) в соответствии с циклограммой проходило в период времени (9180-9590 с) до момента выявления неисправности двигателя ДТ7 (11440 с). При заявленной Dauria Aerospace скорости отделения МКА-Н расстояние до разгонного блока «Фрегат» за это время составило более 1,5 км», — заявили ТАСС в госкорпорации.

В распоряжении «Газеты.Ru» оказался отчет НПО имени Лавочкина о работе двигателей «Фрегата», из которого следует,

что «аномалия» в работе одного из двигателей в действительности наблюдалась гораздо раньше.

Всего на «Фрегате», помимо одного маршевого двигателя имеются еще 12 жидкостных реактивных двигателей малой тяги (ЖРДМТ) С5.221. Они используются для ориентации блока, а также при запуске маршевого двигателя, создавая небольшое ускорение для работы его топливной системы. В отличие от маршевого, эти двигатели однокомпонентные, работают на гидразине, который в присутствии катализатора разлагается в горячем реакторе с выделением аммиака, азота и водорода. При этом, как указано в описании «Фрегата», температура реактора – один из ключевых параметров работы двигателей, и полное разложение гидразина происходит при температуре выше 400 К (127°С).

На имеющихся графиках видно, что первые отклонения в работе двигателя ДТ7 заметны уже на 5875 секунде запуска – после этого температура этого двигателя осталась на 100 градусов ниже температуры остальных двигателей.

Наиболее же заметной аномалия становится после четвертого включения двигателей, на 8580 секунде,

то есть за 10 минут до отделения аппаратов МКА-Н, когда температура двигателя ДТ7 стала на 300 градусов ниже остальных!

Аномальная работа двигателя подтверждается и данными о том, что его тяги не хватало, и на помощь приходил дублирующий его двигатель ДТ5. На 11710 секунде полета, уже после отделения спутников «Даурии», температура двигателя упала до нуля, и больше не поднималась.

В «Даурии» обращают внимание на то, что технические проблемы возникли отнюдь не только у российских спутников, выведенных на одну орбиту высотой 600 км. Так, у двух космических аппаратов от компаний Spire Global и Planet оказались перепутаны орбиты. А из анализа базы данных Celestrak, основанных на данных Командования воздушно-космической обороны США (NORAD), следует,

что из 24 спутников, запущенных «Фрегатом» на орбиту 600 км, до сих пор не идентифицированы 9 аппаратов.

Частные риски

Выяснить, что произошло 14 июля при групповом запуске российских и зарубежных аппаратов, важно не только для конкретных заказчиков и ответа на вопрос, кому платить за потерянные государственные деньги. Это важно для будущего частной космонавтики в России и определения правил игры, по которым им предстоит играть в дальнейшем, считают эксперты.

«Мы не беремся судить, что было причиной потери наших спутников. Уверены только, что внутренней причины отказа не было. Наиболее вероятно внешне воздействие. Мы постоянное обращаем внимание на очевидное – слишком много фактов об этом пуске, которые как минимум указывают на необходимость разобраться.

Не ссылаться на результаты внутренней комиссии НПО Лавочкина, а разобраться объективно, с привлечением независимых экспертов. Этого ведь не было сделано.

Все, на что ссылаются сейчас коллеги из «Роскосмоса» — это выводы НПО Лавочкина, который является заинтересованной стороной», – пояснил «Газете.Ru» Сергей Иванов, генеральный директор группы компаний «Даурия Аэроспейс». Он напомнил, что вскоре после запуска «Даурия» предложила за свой счет изготовить аналогичные спутники, но для принятия такого решения опять-таки требовались результаты независимой аварийной комиссии, которую по каким-то причинам решили не созывать.

Справедливым решением, на которое надеется компания, по словам Иванова, является получение «Роскосмосом», как заказчиком пуска, страховой выплаты за утраченные спутники, после чего «Даурия» могла бы выплатить оставшиеся долги перед НПО имени Лавочкина и ЦНИИМАШ. Парадокс, по его мнению, в том, что «Роскосмос», через свою дочернюю организацию «Главкосмос» передал американской компании необходимые для подтверждения страхового случая документы,

а сам отказался трактовать ситуацию как страховую и потребовал деньги с «Даурии».

В худшем же случае требуемые с «Даурии» почти 300 млн окажутся для компании неподъемной суммой, и первый опыт государственно-частного партнерства в России может закончиться банкротством.

«Я однозначно поддерживаю развитие частной космонавтики и считаю, что с компаниями на этом рынке надо возиться и помогать им. То, что «Роскосмос» воспринимает частников, не как свою кадровую и технологическую подпитку, а как конкурентов, категорически неправильно. Я считаю, что бывшие госчиновники, которые теперь стали топами в госкорпорации, очень быстро скатились с позиций государственного мышления до корпоративного. Это неверный посыл, но к сожалению, это естественное следствие отказа от национального космического агентства, — считает соруководитель рабочей группы «Аэронет» Национальной технологической инициативы (НТИ) Сергей Жуков. – Ситуация, в которой происходит удушение большим маленького – абсолютно нездоровая».

При этом эксперт вспоминает первые пуски ракет американской компании SpaceX, которые оплачивало минобороны США и NASA. «Эти пуски были неудачными, тем не менее, никто не отказывался от сотрудничества с ними, и уж точно по суду никто не преследовал. Я не пытаюсь разобраться, кто в нашем случае был виноват – средства выведения или аппараты, но считаю, что отношения должны быть партнерскими, а они не партнерские, — добавил Жуков. – В этой связи у тех частников, кто пойдет следом, возникает негативный пример – с «Роскосмосом» надо быть осторожным».

Позднее в «Роскосмосе» так прокомментировали ситуацию: «Заявления компании «Даурия Аэроспейс» о том, что причиной потери КА стала аномалия в работе маневрового двигателя разгонного блока (РБ) «Фрегат» не соответствуют действительности. Ещё раз обращаем внимание, что отделение КА МКА-Н № 1 и № 2 и ряда других КА (включая CORVUS-BC и др.) в соответствии с циклограммой проходило в период времени (9180 – 9590 секунды полёта)

-до момента выявления аномалии в работе одного из двигателей разгонного блока -11440 секунда полёта.

Таким образом, при заявленной «Даурия Аэроспейс» скорости отделения МКА-Н, расстояние до РБ «Фрегат» за это время составляло более 1,5 км. Важно отменить, что согласно отчету НПО им. Лавочкина к составлению которого привлекались специалисты «Центра им. Келдыша», КБ Химмаш и представителей Минобороны России, проведенные исследования позволяют достоверно исключить возможность влияния утечки компонентов топлива двигателя разгонного блока на космические аппараты как до обнаружения аномалии в работе двигателя, так и после и это не повлияло и не могло повлиять на процесс их выведения».