Кто станет новым лидером Франции

«Новый статус делает вузы более заметными»

Зачем государству опорные вузы

Владимир Астапкович/РИА «Новости»

Что дает региональным вузам статус опорных, зачем им для этого сливаться и удастся ли им оставить абитуриентов в регионах, рассказал эксперт Высшей школы экономики.

В Минобрнауки России назвали 22 региональных университета, которые получат поддержку как имеющие ключевое значение для промышленного и социально-экономического развития субъектов Российской Федерации. Какие результаты уже принесло введение опорных вузов и чего ждать от проекта, «Газете.Ru» рассказал Олег Лешуков, руководитель направления «Регионалистика высшего образования» Института образования НИУ ВШЭ.

— Люди больше слышали о программе поддержки вузов «5-100», чем о программе опорных вузов. Каковы результаты первого этапа этого проекта, в котором уже участвуют 11 вузов?
— Одним из формальных результатов является увеличение среднего балла ЕГЭ. Рост небольшой, в пределах нескольких баллов, но он есть. Но самое важное — это качественные изменения, которые стали происходить в этих университетах. Мы видим, что практически все из них стали работать со школами, что до недавнего времени не всегда было в центре внимания. Вузы, участвующие в этой программе, берут обязательства стать центрами привлечения талантов --

фактически удерживать в своих регионах талантливых выпускников, чтобы они не уезжали в столичные университеты.

Вузы стали рассматривать эти задачи для себя как профильные. Они стали открывать профильные инженерные классы, расширять свои сети партнерских школ. В Красноярске, где находится опорный вуз, Сибирский государственный аэрокосмический университет, в качестве приоритетного оказался проект создания Техношколы — детальная точечная работа со школьниками, планирующими дальше идти по инженерной стезе, генерировать стартапы, работать в технологических компаниях.

Реклама

Второй результат — изменение стратегии развития вузов и внутреннего менеджмента. Все опорные вузы консолидируют свой потенциал на определенных точках роста — например, создании новых лабораторий, открытии новых магистерских программ.

— Сколько денег получили вузы первой волны?

— Часть вузов получили по 100 млн, часть — 150 млн. Объем софинансирования у всех разный.

— Какие новые критерии добавились для участия в конкурсе второй волны?
— Было добавлено 2–3 индикатора, таких как количество команд, которые находятся в бизнес-инкубаторах вузов, совокупный оборот малых инновационных предприятий для вузов и т.д. А основные индикаторы — это численность студентов, общий доход вуза, объем НИОКР на одного научно-педагогического работника, доля трудоустроенных выпускников в течение года после выпуска…

— В чем разница проекта опорных вузов с программой «5-100»? Вузам не мешает борьба за вхождение в эти две программы?
— Ответ простой. Конкурс опорных вузов не является конкурентом для «5-100», это разные сегменты высшего образования, и в этом его особенность. Вузы из «5-100» более ориентированы на международную глобальную конкурентоспособность, борются за места в международных рейтингах и включение в глобальные академические сети.

У опорных университетов принципиально другая задача — содействие развитию внутри региона, и потому их работа направлена внутрь той территории, где они находятся.

— Какие сложности и вопросы возникли в реализации первой части проекта?
— Этот конкурс отражает общемировой тренд на выделение когорты вузов, призванных работать на местах и содействовать средовому региональному развитию. Если говорить о первой волне, то требование слияния университетов было серьезным вызовом в первую очередь.

— Откуда оно взялось? Почему вообще надо с кем-то слиться, чтобы участвовать в конкурсе?
— Сейчас сложно воспроизвести основания, которые в него закладывались, но есть ряд зарубежных исследований, которые говорят, что многопрофильные крупные университеты могут быть более успешными, чем небольшие нишевые. Есть, правда, и прямо противоположные точки зрения, это требует дополнительной аналитики. Но этот вызов потребовал изменения корпоративной культуры, когда преподавательский состав одного вуза сливается с преподавательским корпусом другого вуза, возникает необходимость оптимизации оргструктуры и так далее.

— Как привлекают софинансирование вузы из небогатых регионов, где нет крупной промышленности?
— Вузы, находящиеся в развитых промышленных регионах, закладывают в своей программе работу с этими предприятиями. Вузы из небогатых регионов начинают брать на себя роль по выработке предложений по социально-экономическому развитию региона. Например, в Кирове Вятский госуниверситет запустил программу формирования кадрового резерва для региональной администрации.

— Создать кадровый резерв для администрации — важная регионообразующая задача?
— Вуз берет на себя задачу поддержки региона в части выработки модели социально-экономического развития региона.

Этот конкурс подталкивает их к тому, чтобы занимать такую проактивную позицию.

— Можно ли сказать, что первая волна проекта уже добавила региональным вузам привлекательности для абитуриентов?
— Программе всего один год, пока рано делать какие-то выводы. Но в пользу положительных эффектов говорит упомянутый рост балла ЕГЭ, а работа со школами должна приводить к тому, что больше выпускников школ будет знать, что есть возможность обучения в опорном вузе. Новый статус вузов делает их более заметными в общем ландшафте системы высшего образования. Это станет дополнительным стимулом для школьников и их родителей обращать на них внимание.