Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Мама слева — значит, все в порядке

Российские ученые выяснили, почему матери держат ребенка слева

Stefanie Neumann/Plainpicture

Почему матери почти всегда держат младенцев слева и почему похожим образом ведут себя кенгуру, киты и лошади, «Газете.Ru» рассказал доцент СПбГУ Егор Малашичев, участник уникального исследования поведения млекопитающих.

— Как и когда вы решили изучать особенности взаимного расположения матери и детенышей в животном мире?

— Восемь лет назад я предложил студентке Карине Карениной защитить магистерскую диссертацию на белухах — посмотреть, с какой стороны от матери плавают их детеныши, предположив, что они должны плавать справа.

— А почему вы так предположили?

— Дело в том, что мозг млекопитающих, да и вообще позвоночных, устроен асимметрично, разные полушария работают по-разному. Давно известно, что за различные социальные функции больше отвечает правое полушарие. Были работы, в которых было показано, что обычно рыбки пристраиваются к стае справа, чтобы смотреть на особей своего вида левым глазом. У млекопитающих же такие особенности никто не изучал. Единственное — у человека была давно замечена явно выраженная асимметрия при ношении ребенка матерью на левой стороне.

Этому факту посвящено множество статей, он находит подтверждение даже при анализе икон.

Причем для объяснения этого выдвигалось около десяти гипотез: что ребенок чувствует сердцебиение и успокаивается или что мама правша и поэтому держит свободной правую руку... Кстати, последнюю гипотезу опровергнуть было проще всего — оказалось, что левши также держат детей слева, как и правши. Нас заинтересовала гипотеза, опубликованная в журнале Lancet в 1986 году. Ученые предположили, что речь идет об общении глазами: правое полушарие матери через левый глаз общается с правым полушарием ребенка. И действительно, мать, когда склоняется над ребенком, больше видит его левым глазом, чем правым, потому что мешает нос.

Соответственно, мать и дитя друг на друга смотрят чаще левыми глазами, чем правыми, и общаются правыми полушариями.

— И вы решили эту гипотезу проверить на других животных?

— Да. Мы взяли млекопитающих, у которых глаза расположены латерально, то есть смотрят строго вбок, и всегда можно сказать, что детеныш находится справа или слева от матери. Тогда ошибка минимальна, особенно если учесть, что жеребенок или китенок плавают или бегают немного позади от матери.

И второе — детеныши выбранных животных должны следовать за матерью, и можно всегда определить их положение, то есть они активно выбирают ту или другую сторону. В общем-то большинство млекопитающих, которые плавают или бегают на открытых пространствах, этим критериям удовлетворяют.

Сначала мы изучили один вид китов, потом другой, затем изучали копытных, год за годом накапливали информацию и пришли к выводу, что по крайней мере у 11 видов животных из разных отрядов (моржей, лошадей, северных оленей, сайгаков, овцебыков, белуг, касаток, южных гладких китов, а также двух видов кенгуру) наблюдается то же самое — детеныш всегда бегает справа.

— Насколько большой оказалась экспериментальная выборка?

— Было два разных типа наблюдений. В первом фиксировались разные пары матери и детеныша — когда мимо наблюдателей проходит одна, вторая, третья пара по одному разу. Во втором наблюдались животные, которых можно отличить по каким-то признакам, и мы набирали статистику по индивидуальным парам. Индивидуальных пар всех видов мы изучили 175, встреченных по одному разу мы проанализировали около 10 тыс. пар — примерно по тысяче наблюдений на разных животных.

Но и эту статистику можно было не набирать, так как асимметрия оказалась настолько выражена, что любой статистический критерий давал положительное значение: детеныш находится справа в 90 или выше процентов случаев.

У белух мы видели только одну пару, в которой детеныш всегда плавал не справа, а слева.

— А кто в паре выстраивает взаимное расположение?

— Этот вопрос мы поставили сразу же. Вскоре выяснилось, что в спокойном состоянии положение определяет детеныш. Он старается держаться справа, и если самка резко разворачивается, то, например, китенок подныривает и перестраивается на другую сторону. Когда на Камчатке мы изучали касаток, заметили следующее: если к группе касаток подплывает лодка, они перестраиваются и наблюдаемая асимметрия смешивается. Если до лодки расстояние более 100 м, то статистически асимметрия есть. Если подойти поближе, она исчезает, а если подойти совсем близко, то асимметрия снова есть, но обратная. И тут мы поняли, что происходит.

В спокойном состоянии самка не заботится о том, где детеныш, он за ней следует сам. Когда приближается лодка, самка перестраивается в правую сторону, чтобы смотреть на детеныша левым глазом, берет на себя ответственность за его судьбу и следит за ним. На других видах мы также увидели, что в стрессовых ситуациях, когда самка убегает, она перестраивается в правую сторону.

Правое полушарие животных распознает образы и работает быстрее — возможно, это ключевой момент.

Оно может их распознавать не очень точно, зато быстро. Левое может очень скрупулезно «рассматривать» объекты и образы, но медленно. Поэтому система «левый глаз – правое полушарие» эффективна для такого рода взаимодействий между животными.

Зачем все это надо виду? Это помогает ему выживать в природе — детенышам не теряться и иметь более четкую связь с матерью.

Мы доказали, что, если детеныш справа, он реже теряется и быстрее находится.

— Какие параллели вы провели с людьми, у которых мать держит ребенка слева?

— Мы выяснили, что у детенышей животных левый глаз и правое полушарие являются ведущими в выборе того, как смотреть на мать. У матери в случае опасности та же асимметрия: она контролирует ребенка левым глазом, анализируя информацию правым полушарием. Человек — млекопитающее. Поэтому выбранная гипотеза объясняет, что эта черта сохранилась у людей в эволюционном ряду от наших предков и проявляется таким образом — в виде ношения ребенка на левой руке.

— Буквально на днях мы рассказывали о другой работе ваших соавторов — Андрея Гилева и Карины Карениной, — в которой они изучали игру моржей в птиц. Очень высокая производительность!

— Они мои бывшие аспиранты, недавно защитились, работают младшими научными сотрудниками. Работаем мы по гранту РНФ (14-14-00284), в основном все деньги были с него. А экспедицию в Австралию нам оплатил National Geographic. Весь драйв работы, опубликованной в Nature Ecology & Evolution, принадлежит Андрею и Карине — они молодые, активные, в большую часть экспедиций ездят вдвоем.