Подпишитесь на оповещения
от Газеты.Ru
Дополнительно подписаться
на сообщения раздела СПОРТ
Отклонить
Подписаться
Получать сообщения
раздела Спорт

«Идет перестройка! Где демократия?»

30 лет назад казахская молодежь вышла на демонстрацию протеста

Алла Салькова
__is_photorep_included10433237: 1

30 лет назад казахская молодежь, возмущенная внезапной сменой лидера республики, вышла на улицы с лозунгами, призывающими поставить во главе Казахской ССР казаха или хотя бы казахстанца. О предпосылках демонстрации и ее последствиях — в материале «Газеты.Ru».

17–18 декабря 1986 года тысячи представителей казахской молодежи приняли участие в массовых протестах против коммунистической власти. Эти события вошли в историю как один из первых массовых митингов в СССР, запустив череду забастовок в других национальных республиках Советского Союза. Другое их название — Желтоксан, от казахского «Желтоқсан көтерілісі» — «Декабрьское восстание».

К тому моменту в обществе давно нарастал конфликт между казахами и русскими. Русские постепенно занимали крупные города, казахам, особенно не знающим русского языка, становилось все сложнее получить руководящую должность. В 1987 году даже прошло заседание, посвященное казахскому национализму, где обсуждались вопросы межнациональных взаимоотношений и массовых беспорядков.

Спусковым крючком стал прошедший утром 16 декабря пленум ЦК Компартии Казахстана, по итогам которого партийный лидер республики Динмухамед Кунаев отправился на пенсию, а его место занял первый секретарь Ульяновского обкома КПСС Геннадий Колбин.

Поставленная перед фактом общественность была возмущена. Кунаев пользовался уважением населения, и появление Колбина, не имеющего никакого отношения к Казахстану, вызвало очень сильное недовольство.

На фоне разговоров о гласности и демократизации произошедшее смотрелось совсем уж дико. Сразу же после окончания пленума народ стал собираться на площади Брежнева (ныне — Новая) — сначала небольшими группами, которые оперативно разгоняла милиция. Лозунги демонстрантов были довольно мирными и лояльными к советской власти. «Да здравствуют идеи Ленина!», «Мы за добровольное сближение нации, а не за принудительное!», гласили они.

Первый заместитель председателя КГБ СССР Филипп Бобков вспоминал: «Утром 16 декабря студенты стали стекаться к площади перед зданием ЦК Компартии Казахстана. Все лозунги и плакаты призывали к отставке Колбина, требовали избрать вместо него казаха или хотя бы казахстанца, при этом назывались конкретные кандидаты, в числе них были и русские, и представители других национальностей, для которых Казахстан являлся родиной».

Утром 17 декабря демонстранты снова вышли на площадь. Когда число собравшихся достигло нескольких тысяч, лозунги стали более резкими,

демонстранты требовали «положить конец великодержавному безумию». Они вопрошали: «Идет перестройка! Где демократия?» и заявляли: «Каждому народу — свой лидер!», «Хватит диктовать!»

К полудню 17 декабря на площади Брежнева собрались уже около 5 тысяч демонстрантов. С самого утра площадь была оцеплена силами МВД, после обеда подтянулись и курсанты школы милиции и пожарно-технического училища. Представители власти выступали перед демонстрантами, призывая их разойтись, однако никакого успеха эти выступления не возымели.

К вечеру демонстрацию попытались разогнать. В ход пошли дубинки, саперные лопатки. На демонстрантов натравливали служебных собак, использовали пожарные машины. Все это привело к массовым беспорядкам.

Бобков рассказывает: «Собравшиеся на площади с громкими криками бросились на штурм здания ЦК, пытаясь опрокинуть шеренги солдат, милиции и пограничников. Завязалась драка.

В ход пошли колья, арматура, камни, солдаты вынуждены были применить ремни и дубинки. Число погромщиков множилось.

Попытки усмирить толпу оказались безрезультатными. Появились раненые с обеих сторон, и был зверски убит дружинник — работник местного телевидения. Я видел потом кадры видеозаписи, и меня поразила жестокость возбужденной толпы».

18 декабря в Алма-Ату прибыли специальные части из других городов Казахстана. Только к вечеру им наконец удалось вытеснить демонстрантов с площади.

По разным данным, погибло от 10 до 150 человек. Неподтвержденные источники сообщают, что молодежь вывозили за пределы города и бросали там без верхней одежды, девушек заставляли сидеть на льду в одном нижнем белье, скидывали демонстрантов с крыш, оформляя случившееся как суицид.

Всего было задержано около 8500 человек, многие из них получили тяжелые травмы. Примерно 900 из них были наказаны в административном порядке, сотни уволены, отчислены из вузов, исключены из рядов ВЛКСМ и КПСС, посажены в тюрьму. Одного из демонстрантов, Кайрата Рыскулбекова, приговорили к смертной казни, позднее сменив приговор на 20 лет лишения свободы. Юноша погиб в тюрьме, якобы покончив жизнь самоубийством.

Через несколько лет сокамерник, которого к Рыскулбекову подселили за день до смерти, признался, что убил его по заданию органов внутренних дел.

19 декабря в газетах появилось сообщение ТАСС: «Вчера вечером и сегодня днем в Алма-Ате группа учащейся молодежи, подстрекаемая националистическими элементами, вышла на улицы, высказывая неодобрение решения состоявшегося на днях пленума ЦК Компартии Казахстана. Сложившейся ситуацией воспользовались хулиганствующие, паразитические и другие антиобщественные лица, допустив противоправные действия в отношении представителей правопорядка, а также учинив поджоги продовольственного магазина, личных автомобилей, оскорбительные действия против граждан города...»

В конце 1986 — начале 1987 года в прессе регулярно появлялись осуждающие статьи с заголовками вроде «Цена самолюбования», «По поводу болезненного национального чувства», «Нам горько». В 1989–1990 годах обстоятельства, связанные с восстанием, наконец решено было пересмотреть. В ходе пересмотра были освобождены из тюрем за отсутствием состава преступления 32 демонстранта.

В сентябре 1990 года созданная специально для пересмотра этих событий комиссия президиума Верховного Совета КазССР опубликовала следующие выводы: «Выступления казахской молодежи в декабре 1986 года в Алма-Ате и ряде областей Казахстана не были националистическими — это была первая попытка воспользоваться гарантированным Конституцией и декларированным перестройкой правом на свободное выражение гражданской и политической позиции. Глубокие причины недовольства молодежи уходили своими корнями в низкий жизненный уровень, социальную несправедливость и издержки командно-административной системы... Руководство республики в самом начале не пожелало вступить в равноправный диалог с молодежью и выслушать ее мнение...

Перерастание мирной и немногочисленной демонстрации протеста в массовые беспорядки было вызвано политическим бессилием руководителей республики, их неумением найти мирный выход из острой ситуации, их опорой на силу, а не на разум и добрую волю».

Казахстан провозгласил независимость спустя ровно пять лет после Желтоксана — 16 декабря 1991 года.

-