Пенсионный советник

«Молод и разумом не дошел»

Как началась великая династия Романовых

Анастасия Ковалева 21.07.2016, 08:42
Царь Михаил Федорович Романов (1596—1645) Wikimedia Commons
Царь Михаил Федорович Романов (1596—1645)

21 июля 1613 года венчался на царство родоначальник династии Романовых — Михаил Федорович. Почему шестнадцатилетнему Михаилу Романову удалось то, что не удалось ни одному другому правителю Смуты, и кто о нем писал «молод, разумом не дошел и нам будет поваден», разбирался отдел науки «Газеты.Ru».

Михаил Федорович родился в 1596 году в семье боярина Федора Никитича Романова (впоследствии — патриарха Филарета) и его жены Ксении Ивановны. Приходился внучатым племянником Ивану Грозному и двоюродным племянником последнему русскому царю из московской ветви Рюриковичей Федору Ивановичу.

При Борисе Годунове, который рассматривал Романовых как своих соперников в притязаниях на московский престол, они подверглись опале. В 1600 году Федор Никитич был сослан.

Он сам и его жена Ксения Ивановна были насильно пострижены в монахи под именами Филарет и Марфа, что должно было лишить их прав на престол.

В 1605 году Лжедмитрий I, желая доказать свое родство с домом Романовых, вернул из ссылки оставшихся в живых членов фамилии. Были возвращены отец будущего царя, его жена и дети. Филарету предстояло пережить взлеты и падения: освобожденный Лжедмитрием I в 1605 году и занявший важный церковный пост, Филарет остался в оппозиции свергнувшему Лжедмитрия Василию Шуйскому и с 1608 года играл роль «нареченного патриарха» в Тушинском лагере нового самозванца, Лжедмитрия II. При этом он представлял себя перед врагами самозванца как его «пленника» и не настаивал на своем патриаршем сане.

Впоследствии Филарет отказался подписать подготовленный польской стороной окончательный вариант договора о назначении русским царем польского королевича, католика Владислава, в 1611 году он был арестован поляками и освобожден лишь в 1619-м, после заключения с Польшей перемирия.

Михаил Романов в это время несколько лет жил в Клинах Владимирской области в имении своего дяди Ивана Никитича, а после свержения Василия Шуйского и прихода к власти семибоярщины — правительства из семи бояр оказался в Москве, где и находился все то время, пока город осаждали русские ополченцы.

К началу 1613 года уже около одной третьей части населения Москвы погибло в боях, умерло от голода и эпидемий. Шведы и поляки заняли немалую часть территории. Казна опустела.

Восстановление российской государственности стало возможным с освобождением Москвы. В начале 1613 года депутаты съехались в столицу на первый всесословный Земский собор с участием посадских и даже сельских обывателей. Перед тем как приступить к важному делу, по стране объявили трехдневный пост: всем людям было необходимо «очиститься от грехов», накопившихся в годы Смуты.

Вскоре 21 февраля 1613 года Земский собор принял решение о призвании на русский престол Михаила Федоровича. Процесс избрания на царство первого Романова завершился венчанием 21 июля 1613 года в Успенском соборе Московского кремля. Ему вручили «животворящий крест», шапку Мономаха, скипетр и державу. Венчал Михаила на царство казанский митрополит Ефрем.

Почему же выбор пал на Михаила Романова? Ведь на Земском соборе обсуждались несколько кандидатур, в том числе более опытных и успевших зарекомендовать себя боярина Федора Мстиславского, главы «семибоярщины», и князя Дмитрия Пожарского?

Необходимо помнить об особом менталитете человека того времени.

На соборе, по мнению многих историков, восторжествовала старая привычная идея «природного» царя. При избрании на престол участники Земского собора учитывали родство Романовых с Рюриковичами.

Мягкость и доброта нового царя, о которых рассказывали источники того времени, подавали простым людям надежду, производили на них хорошее впечатление. Еще один очень важный элемент для Смутной эпохи присутствовал в избрании Михаила Романова — его легитимность, в отличие от воцарения, провозглашения самозванцев или даже знатного боярина Василия Шуйского.

Очень существенно, что род Романовых, выбитый из политической жизни еще при Борисе Годунове, не принимал практически никакого серьезного участия в политических делах и событиях Смутного времени. Они не занимали чьей-либо стороны, то есть политической позиции, и в этом отношении остались чисты. Романовы не запятнали себя и сотрудничеством с поляками, в отличие от Федора Мстиславского, участвовавшего в избрании царем польского королевича Владислава.

Главным же было то, что кандидатура Михаила по многим причинам устраивала различные политические и социальные силы, которые намеревались влиять на молодого царя. Федор Шереметев, родственник Романовых, один из кандидатов в цари на Земском соборе, писал в связи с избранием Михаила князю Борису Голицыну в Польшу:

«Миша Романов молод, разумом не дошел и нам будет поваден».

Бояре, по-видимому, надеялись, что при таком царе всеми делами в государстве будут заправлять они, как это было при болезненном царе Федоре Ивановиче.

Так или иначе, но до 1619 года ввиду неопытности Михаила Романова, который к моменту вступления на престол едва умел читать, страной правили его мать — великая старица Марфа и ее родня.

Действительно ли первый Романов был такой слабый и безвольный правитель? В период его царствования были заключены невыгодные Столбовский мир и Деулинское соглашение, обозначившие завершение войны против шведов и поляков. Россия потеряла выход в Балтийское море и земли на западе, включая Смоленск. Однако во внутренних делах удалось решить многие назревшие проблемы.

Была усмирена казачья вольница, служившая постоянным зачинщиком смуты.

Постепенно пополнялась казна, особенно за счет чрезвычайных налогов, установленных Земским собором. Для лучшего собирания этих налогов и для усиления централизации в деле управления страной было введено воеводское правление. В то же время царь давал льготы в уплате податей разоренным городам и едва встающему на ноги купечеству. Русский народ постепенно восстанавливал хозяйство, а с ним восстанавливалось и государство.

После освобождения в 1619 году из польского плена патриарха Филарета фактическая власть перешла в руки последнего. После подписания перемирия с Польшей поляки отпустили Филарета в Москву. Почтительный сын стал во всем слушаться отца, который отныне являлся не только патриархом, но и стал именоваться «великим государем всея Руси» наравне с сыном. Под всеми официальными документами стояли две подписи — патриарха и действующего царя. Филарет навел порядок при дворе, обуздал слишком амбициозных родственников, на что Михаил был явно не способен. Таким образом, больше половины срока своего правления Михаил руководствовался либо советами матери и ее родни, либо мнением отца, который скончался в 1633 году.

Оставшиеся 12 лет Михаил правил сам. В народе у него была репутация справедливого и милостивого царя. Отличительной чертой правления Михаила было то, что он не придерживался жестких мер и раз и навсегда заведенного порядка. Хотя для управления городами и был введен институт воевод, по просьбе горожан их могли заменить выборными представителями земской знати — губными старостами. Важным мероприятием было упорядочение взимания податей. Единицей обложения стали количество земли и особые заведения (мельницы, торговые лавки, пекарни). Для точного учета были составлены писцовые книги, что ограничивало произвол сборщиков налогов.

При Михаиле Федоровиче начался поиск полезных ископаемых, появились медеплавильные, железорудные, кирпичные и другие заводы.

Продолжалось освоение Сибири. На Енисее был основан Красноярск.

Михаила Романова можно считать неоднозначной фигурой, но нельзя отрицать того факта, что в глазах русского народа страна обрела самодержца. Воплотился принцип триединства «самодержавие, православие, народность», официально провозглашенный только два столетия спустя. Церковное и государственное в правлении первого Романова тесно и почти бесконфликтно переплеталось. Убедительным подтверждением этому служит судьба патриарха Филарета. Наконец после многих лет неурядиц в Москве воцарился государь, избранный, как говорили в те времена, «не человеческим многомятежным хотением, а Божиим изволением».