Что изменилось
в Сирии за год

Инфографика
Виктория Волошина
о новых идеях сэкономить
на стариках

«Системная генерация диссертационной лажи»

За что «Газету.Ru» выгнали из секретного ФГУП «Стандартинформ»

Павел Котляр 21.10.2015, 09:04
Здание ФГУП «Стандартинформ» на Нахимовском проспекте mvc4.gostinfo.ru
Здание ФГУП «Стандартинформ» на Нахимовском проспекте

Как стать доктором наук, использовав интервью Михаила Прохорова, чем отличается материал от результата диссертации и за что «Газету.Ru» прогнали из секретного ФГУП «Стандартинформ», разбирался отдел науки.

ФГУП «Стандартинформ», призванное хранить и разрабатывать всевозможные стандарты и ГОСТы, во вторник заявило о себе, задав новые стандарты в области защиты диссертаций.

Причем их защиты от любых проверок, общепринятых правил и журналистов, сующих нос куда не надо.

Под покровом секретности там состоялось заседание диссовета 222.020.01, который созвали по жалобе «Диссернета» на работы с обширными некорректными заимствованиями. Однако не личности авторов и не темы их работ в этот раз привлекли внимание заявителей, а фигура зампредседателя совета Михаила Ломакина, благодаря которому совет «засветился» четырьмя десятками раскрашенных диссертаций, краше которых было только наследие печально знаменитого даниловского диссовета в МПГУ и минаевского совета в РГГУ, разогнанных за десятки сфальсифицированных работ.

«Ломакин входит в экспертный совет ВАК, и мы считаем, что для демонтажа системы фальшивых научных степеней нужно убрать ее покровителей на самом верху, чтобы исчезли подобные фабрики.

Тут происходила системная генерация диссертационной лажи», — рассказал активист «Диссернета» Андрей Заякин.

Глухую оборону диссовет занял еще накануне заседания. Несмотря на то что положение о диссоветах прямо обязывает проводить их в условиях гласности, ученый секретарь диссовета Анатолий Стреха заявил корреспонденту «Газеты.Ru», что не выпишет пропуск, ибо учреждение «секретное» и «режимное», поэтому заявку надо подавать «хотя бы за неделю». И вообще этим занимается не он, а пресс-служба. Однако в пресс-службе сказали, что пропуска на диссовет выписывает все-таки ученый секретарь (так в других диссоветах обычно и происходит). Уже перед самим заседанием в фойе спустился сам Ломакин, сказав, что сделал все возможное, но не смог убедить «первый отдел» пропустить журналистов.

«У нас в организации режим секретности, поэтому заявку надо подавать хотя бы за два дня», — сказал он, сославшись на пункт секретной инструкции, которую показать не может, ведь она секретная. При этом на сайте ФГУП нет ни слова о режиме секретности объекта, а в канцелярии по телефону сообщили, что курьеры с товарами к ним проходят беспрепятственно, что и можно наблюдать в фойе здания.

Как бы то ни было, журналистов «Газеты.Ru» и газеты «Троицкий вариант — наука» Ломакин на диссовет не пустил, а при попытке сфотографировать его закричал: «Охрана!»

Зампредседателя диссовета 222.020.01 Михаил Ломакин выгоняет корреспондента «Газеты.Ru» Фото: Павел Котляр
Зампредседателя диссовета 222.020.01 Михаил Ломакин выгоняет корреспондента «Газеты.Ru»

По этой причине о деталях диссовета пришлось узнавать от тех, кто там присутствовал. Стоит отметить, что в практике «Диссернета» диссовет «Стандартинформа» стал первым, не пустившим на заседание журналистов, а перед его началом всех присутствующих заставили сдать мобильные телефоны.

Первой разбиралась жалоба на присуждение докторской степени экономисту Дмитрию Кузнецову за работу по теме «Институциональные механизмы совершенствования региональной инновационной системы».

Изначально «Диссернет» утверждал, что большие куски текста там списаны без указания источника из работы Натальи Братишко. Однако диссовет выстроил защиту, упирая на то,

что Братишко сама позаимствовала текст из более ранней работы автора, а значит, списал он сам у себя, то есть не списал.

Лишь повторная проверка «Диссернета» выявила более десяти общих первоисточников 2001–2005 годов, среди которых, кстати, оказалось старое интервью бизнесмена Михаила Прохорова журналу «Эксперт». Результаты этой дополнительной проверки были оформлены как дополнение к исходному заявлению и направлены в ВАК и диссовет, однако ВАК в течение целого месяца не успела направить в диссовет указание их рассмотреть, а М.И. Ломакин заявил, что получил их как частное лицо и поэтому рассматривать не будет.

«Конечно, если Прохоров что-то утверждает, с этим можно согласиться. Но эти множественные заимствования напоминают промискуитет, в котором непонятно, кто с кем что сделал», — заявил собравшимся биофизик Михаил Гельфанд, назвав нарушения «обширным текстуальным заимствованием с искажением действительности».

Эти обстоятельства не приняли во внимание, и доктора Кузнецова решили степени не лишать.

Второй рассматривалась не менее цветастая работа Ивана Афанасьева с более конкретной темой — «Повышение качества жилищных условий населения на основе развития ипотечного кредитования».

В таблице выявленных заимствований оранжевым по белому выделяется кусок из 40 страниц, полностью или частично совпадающих с текстом работы Фадеевой, упоминание которой есть только на 103-й странице, последующие же 30 ее почти дословно цитируют. «Текст совпадает дословно на сорока страницах подряд с заменой слов «ипотека» на «строительство» — это вовсе не плагиат, так как хотя автор формально имеет совпадения с чужими работами, но научая мысль у него была совсем другая.

При попытках призвать к здравому смыслу члены диссовета скатываются до «А ты кто такой?», — иронизирует основатель «Диссернета» Андрей Ростовцев.

На это обвинение диссовет приготовил два убойных аргумента. Первый — письмо Фадеевой, что та не имеет претензий к автору и благодарит его за совместную работу. И второй — цитата из статьи юриста Алексея Рябова (позднее выяснилось, что фраза выдернута из его блога, а не из статьи): «В научных трудах в сфере права традиционно большой объем занимает изложение нормативного материала… Материалы, в данном случае — нормативные, являются общеизвестными, а их изложение не всегда образует новый оригинальный научный результат».

Дескать, есть «материал», а есть «результат», и если половина работы списана, но оригинального результата там нет, то и ничего страшного.

При этом ваковскую брошюру Аристера и Шахрая «О плагиате в диссертациях» — настольную книгу любого председателя диссовета, однозначно трактующую плагиат, — защитники диссертации назвали «всего лишь рекомендацией».

В чем разница между материалом и результатом, доходчиво объяснил другой активист «Диссернета» филолог Иван Бабицкий: «Заимствовать чужой результат, не заимствовав текста, технически возможно. Но заимствовать текст, не заимствовав содержание, — нет».

Что характерно, одним из самых активных защитников репутации диссовета был доктор экономических наук Александр Докукин, чьи тексты также найдены в обсуждаемой диссертации.

Как в гостовском диссовете относятся к ГОСТам, лучше всего иллюстрирует вопрос, заданный Гельфандом, и полученный ответ:
— Если цитирования в работе оформлены не по ГОСТу, для вас это не будет причиной разбирательств?
— Нет. Не будет.
— Тогда какими же правилами руководствуется ваш диссовет?!

Ответа на этот вопроса не прозвучало, итог — Афанасьеву единогласно рекомендовали сохранить степень.

«Нам важно довести до главы ВАК Владимира Филиппова и министра Дмитрия Ливанова, что в руководстве диссоветов и экспертных советов есть граждане, которые заменяют рекомендованные ими указания по толкованию понятия «плагиат» на мнения из каких-то блогов, извлеченных из темных углов рунета. — заявил «Газете.Ru» Заякин. — Мне кажется, что этим людям очень неприятно, что мы вытрясли эту грязную помойку под названием «Стандартинформ» на свет божий.

Мы ждем комментариев Минобрнауки и очень надеемся, что в ближайшее время этот диссовет будет закрыт».

Узнать мнение Ломакина и других членов диссовета о состоявшемся заседании «Газете.Ru» не удалось по понятным причинам. Причем, по словам Ломакина, ФГУП подало заявление в полицию о попытке незаконного проникновения на режимный объект.