Пенсионный советник

«Революционный класс не может не желать поражения своему правительству»

Почему Ленин открыто выступал за поражение России в Первой мировой войне

Владимир Гелаев 26.07.2015, 10:29
Владимир Ленин на Красной площади, 1919 год ТАСС
Владимир Ленин на Красной площади, 1919 год

Ровно 100 лет назад вышла статья Владимира Ленина «О поражении своего правительства в империалистской войне». Почему Ильич жаждал поражения России и к чему это привело, рассказывает отдел науки «Газеты.Ru».

В 1915 году, в самый разгар Первой мировой войны, когда немцы уже вовсю травили супостатов ядовитыми газами, летали на цеппелинах бомбить Лондон и успешными действиями на Восточном фронте провоцировали немецкие погромы в Москве и Санкт-Петербурге, каждая из сторон пыталась внести смуту в происходящее внутри враждебных государств.

Успешнее всего плела интриги Германия. В этом ей уступали разве что британцы, умело манипулировавшие арабами через своих агентов влияния — Лоуренса Аравийского и Джека Филби.

Немцы использовали в своих интересах других людей. Так, в марте 1915 года люди кайзера дали денег на организацию революции в Российской империи Александру Львовичу Парвусу, являвшемуся не только мастером интриг, но и большим другом многих российских революционеров.

Кайзер Вильгельм II не думал, что война с кузеном — императором Николаем II — будет такой долгой, поэтому идея организовать в России, как сказали бы теперь, «майдан» и принудить страну к сепаратному миру показалась ему вполне оправданной. До сих пор неясно, насколько эффективно Парвус воспользовался выделенными ему средствами и брали ли у него деньги большевики, но именно в 1915 году пораженческие памфлеты получили широкое распространение.

Вот и 26 июля 1915 года в нелегальной газете «Социал-демократ», которая печаталась в Женеве и представляла собой печатный орган РСДРП, вышла статья Владимира Ленина «О поражении своего правительства в империалистской войне». Прежде чем рассказать об этой работе, стоит отметить, что большевики считали, что война бывает двух родов: справедливая, целью которой является не захват новых территорий, а освобождение народов от гнета капитализма и империализма, а также несправедливая, под которой стоит понимать военные действия с целью захвата чужих территорий и порабощения их народа.

«Революционный класс в реакционной войне не может не желать поражения своему правительству. Это — аксиома. И оспаривают ее только сознательные сторонники или беспомощные прислужники социал-шовинистов», — так начинается статья Владимира Ленина.

Затем будущий вождь вступает в дискуссию со своими идеологическими противниками, обвиняя Троцкого в том, что тот «запутался в трех соснах», сказав, что «желание поражения России — ничем не вызываемая и ничем не оправдываемая уступка политической методологии социал-патриотизма».

«Чтобы помочь людям, не умеющим думать. Бернская резолюция (№40 «Социал-демократа») пояснила: во всех империалистских странах пролетариат должен теперь желать поражения своему правительству, — указывал оппонентам Ленин. — Революция во время войны есть гражданская война, а превращение войны правительств в войну гражданскую, с одной стороны, облегчается военными неудачами («поражением») правительств, а с другой стороны — невозможно на деле стремиться к такому превращению, не содействуя тем самым поражению».

По мнению Ленина, «война не может не вызывать в массах самых бурных чувств, нарушающих обычное состояние сонной психики».

«Каковы главные потоки этих бурных чувств? 1. Ужас и отчаяние. Отсюда — усиление религии. Церкви снова стали наполняться — ликуют реакционеры. «Где страдания, там религия», — говорит архиреакционер Баррес. И он прав. 2. Ненависть к «врагу» — чувство, разжигаемое специально буржуазией (не столько попами) и выгодное только ей экономически и политически. 3. Ненависть к своему правительству и к своей буржуазии — чувство всех сознательных рабочих, которые, с одной стороны, понимают, что война есть «продолжение политики» империализма, и отвечают на нее «продолжением» своей ненависти к своему классовому врагу, а с другой стороны, понимают, что «война войне» есть пошлая фраза без революции против своего правительства. Нельзя возбуждать ненависть к своему правительству и к своей буржуазии, не желая им поражения, — и нельзя быть нелицемерным противником «гражданского (= классового) мира», не возбуждая ненависти к своему правительству и к своей буржуазии!» — был уверен Ленин.

Статья, написанная находившимся тогда на территории нейтральной Швейцарии Лениным, имела широкий резонанс. Там же в первой половине сентября 1915 года состоялась конференция европейских социал-демократов, выступающих против продолжения войны. Неудивительно, что итоговый манифест конференции призывал к немедленному миру и «войне классов» по всей Европе.

Впрочем, это были только слова. Живший в Швейцарии Альберт Эйнштейн тогда поделился с приехавшим из Франции Роменом Ролланом своим скепсисом: «Победы в России оживили германское высокомерие и аппетит. Наилучшим образом немцев характеризует слово «жадные». Их почитание силы, их восхищение и вера в силу, их твердая решимость победить и аннексировать новые территории очевидны».

До подписания сепаратного Брестского мира оставалось три года, а Россия вступала в фазу затяжной позиционной войны.