Пенсионный советник

Микеланджело передал привет спустя 500 лет

Найдена единственная не мраморная скульптурная композиция Микеланджело

Григорий Колпаков 02.02.2015, 17:37
The Fitzwilliam Museum

Человечество обрело первую и, вероятно, единственную сохранившуюся до наших дней бронзовую скульптуру Микеланджело. Она нашлась в одной из частных коллекций, а ее подлинность подтвердили ученые из Кембриджа.

Такое случается раз в 500 лет. Международная команда экспертов во главе со специалистами из Кембриджского университета и Музея Фицуильяма (тоже в Кембридже) уверенно опознала в композиции из двух бронзовых всадников на пантерах работу великого Микеланджело. Эти изваяния метрового роста изображают торжествующую пару обнаженных мужчин, пожилого и молодого, оседлавших двух разъяренных хищников. Если доказательства, приведенные историками искусства, окажутся верны (а пространства для сомнений, похоже, не остается), то это будут единственные бронзовые работы одного из главных гениев Возрождения, дошедшие до наших дней.

Известно, что Микеланджело предпочитал мраморные скульптуры, однако порой изменял этому правилу и в качестве материала брал бронзу.

Так, документально подтверждено, что им была сделана уменьшенная бронзовая копия Давида в масштабе 2/3 и монументальная бронзовая статуя папы Юлия Второго в два человеческих роста, но ни один из этих шедевров до нас не дошел — Давид исчез во время Французской революции, а папа был расплавлен на пушки повстанцами из Болоньи.

Но, как теперь выясняется, была еще и третья бронзовая работа Микеланджело – парочка на пантерах.

Ее первый задокументированный хозяин, барон Адольф де Ротшильд, купил ее, как предполагают, у одного из неаполитанских Бурбонов, и тогда авторство приписывалось Микеланджело. В 1900 году он умер, и скульптуры попали по наследству его сыну Морису, но уже без всяких сопроводительных документов и анонимными, а когда и тот скончался в 1957 году, парочка на пантерах оказалась в частной коллекции, где и находилась в полном забвении до 2002 года, когда владелец выставил ее на аукцион Sotheby's и продал другому анонимному покупателю, теперь уже британцу.

Двое на пантерах были исполнены так прекрасно, что в них сразу чувствовалась рука великого скульптора.

Но каждый раз этим скульптором оказывался кто угодно, только не Микеланджело, – среди них Тициано Аспетти, Джакопо Сансовино, а на упомянутом аукционе их назвали произведением Бенвенуто Челлини.

Через 10 лет композиция вновь появилась на одной из выставок бронзы Возрождения, и вот тут-то, впервые за почти 120 лет, эксперты заподозрили в ней резец Микеланджело.

Прошлой осенью профессор-эмеритус истории искусств из Кембриджского университета Поль Джоаннидес, изучая рисунок, сделанный 500 лет назад одним из учеников Микеланджело, хранящийся сейчас в одном из французских музеев, на котором тот весьма точно скопировал Пьету (Мадонну с младенцем), неожиданно обнаружил в углу рисунка изображение мускулистого юноши на пантере, очень напоминающего младшего всадника чуть больше десяти лет назад засветившейся бронзовой пары.

Доказав детальное сходство рисунка и бронзового изваяния, Джоаннидес обратился к коллегам из Британии, Европы и США с просьбой проверить его догадку.

Эксперты подошли к делу со всей серьезностью и максимальной осторожностью, никто не хотел выставлять себя идиотом, никто не собирался спешить с преждевременным заявлением. Было проведено тщательное сравнение анатомических подробностей и стиля, присущего только Микеланджело, с анатомией и стилем исполнения всадников на пантерах. Было найдено очень много анатомических совпадений с другими работами великого скульптора, вплоть до сходства сухожилий на бедренных костях с теми же сухожилиями у Давида. Многое говорило и об идентичности стилей. Ученые сумели даже установить примерную дату создания бронзовой пары — между 1506 и 1508 годами, времени, когда скульптор заканчивал Давида и приступал к оформлению Сикстинской капеллы.

Это было время наивысшей активности великого Микеланджело.

Такие находки случаются нечасто, раз в 500 лет, но похоже, что в будущем они участятся. У ученых появляются новые инструменты и новые методики исследований, в том числе и междисциплинарных, как случилось в этот раз. Как сообщала «Газета.Ru», с помощью рентгено-флюоресцентного анализа была найдена неизвестная картина Ван Гога, а анализ метеонаблюдений позволил датировать одну из работ Моне. И, возможно, нам не придется ждать еще пять столетий до нового, столь же значимого привета из старины, чего-нибудь, скажем, наподобие первого прижизненного издания «Илиады» Гомера в виде связки полуистлевших пергаментов и тиражом в один экземпляр.