Пенсионный советник

«Здание 1974 года. Проводка с тех пор не менялась»

Сотрудники Института научной информации оценивают ущерб от пожара

Павел Котляр 31.01.2015, 20:05
__is_photorep_included6395329: 1

Сгоревший Институт научной информации закончили тушить лишь к вечеру субботы. Корреспондент «Газеты.Ru» послушал, что говорят его сотрудники, прохожие и пожарные.

О пожаре, возникшем накануне вечером в здании Института научной информации по общественным наукам РАН, пассажирам оранжевой ветки метро с субботу говорил едкий дым, который начинал проникать в вагоны еще на подъезде к станции «Профсоюзная».

Весь день в субботу продолжалась проливка обрушившихся помещений ИНИОН, из-за чего до наступления сумерек вся площадь Иосипа Броз Тито была окутана густыми клубами дыма и пара.

После пожара, бушевавшего всю ночь, оказались полностью обрушены кровля и бетонные перекрытия восточного крыла и центральной части здания, откуда продолжал валить дым, несмотря на усилия десятков пожарных расчетов.

Помимо зевак и школьниц, фотографировавших пожар и себя на его фоне, к линии оцепления то и дело подходили пожилые сотрудники, в основном женщины, пытаясь узнать от пожарных о судьбе библиотеки и своих отделов. «Возможно, что-то вынесли», — сказал спасатель пришедшей заведующей отделом биобиблиографии ученых Галине Тихомировой.

«Посмотрите, там слева от букв на стене — окна нашего отдела, там что-то видно?» — спрашивала она. Но на месте окон зияла большая дыра, через которую было видно обвалившуюся крышу, свисающие обломки конструкций, по которым стекала вода.

«У нас была уникальная картотека, которую начинал собирать еще академик Вавилов, она хранила информацию о людях — основоположниках нашей науки, таких, как Менделеев. Что теперь будет? Нас разгонят?» — сокрушалась она.

Встречаясь у ленты оцепления, сотрудники института, узнавшие друг друга, горестно обнимались, стараясь поддержать друг друга.

«Что вы снимаете? Это же национальное горе», — сказала одна из женщин позирующим школьницам.

По предварительным данным, пожар возник из-за замыкания проводки накануне вечером в «офисном помещении» в восточном крыле, наиболее пострадавшем от пожара. Там находились читальные залы и научно-библиографические подразделения. Скорее всего, уничтожены книги из библиотеки Института мировой литературы, который ранее лишился своего особняка на Поварской улице. Эти книги просто лежали в коробках на третьем этаже в сгоревшем крыле. «Там было более тысячи коробок, они лежали у нас на ответственном хранении», — рассказал замдиректора по науке Дмитрий Ефремов.

До последнего времени не был понятен будущий статус института — кто-то говорит, что его хотели подчинить не ФАНО, а напрямую президиуму РАН.

«Мы все не знали, что будет, а накануне Нового года были уволены все молодые специалисты», — рассказала одна из сотрудниц.

Примечательно, что ровно за неделю до пожара ИНИОН закончило проверять ФАНО: проверка касалась хозяйственного комплекса, чиновники знакомились с документацией, внешним состоянием здания и внутренних помещений, говорят, что были и замечания. По имеющейся информации, директор института акт о проверке не подписал.

Как рассказал корреспонденту «Газеты.Ru» замдиректора по хозяйственной части Владимир Ильин, проверка не включала в себя изучение пожарной безопасности. На вопрос о состоянии проводки в здании сотрудник ответил:

«Что вы хотите, здание 1974 года. И проводка с тех пор не менялась».

С развалинами Чернобыльской АЭС сравнил руины института приехавший к месту тушения президент РАН Владимир Фортов. «Для науки это большая потеря, это крупнейшее в мире хранилище подобного рода, похожее, наверное, на библиотеку конгресса. Здесь собраны материалы, которые в других местах найти невозможно, и все гуманитарные институты пользовались этой библиотекой. Внешне то, что случилось, сейчас напоминает Чернобыль», — сказал он. По его словам, из 10 млн единиц хранения пострадало 15%, так как основные фонды библиотеки оказались в уцелевшей части здания.

По его словам, в настоящее время есть варианты, куда можно перевезти уцелевшие фонды, за что директор ИНИОН Юрий Пивоваров поблагодарил президента, заметив, что, возможно, обойдется и без перевозки, «ибо это очень дорого». «Но если академия обещает помочь, то мы будет рады», — добавил он.

На вопрос журналистов, была ли оцифрована библиотека ИНИОН, Пивоваров ответил: «Почти нет. Потому что на это не выделялись деньги. Но большая часть книг иностранные, оцифрованы за рубежом. Но уникальность библиотеки в том, что ею пользовалось большинство ученых-гуманитариев в России».

Пивоваров считает, что на восстановление библиотеки потребуется несколько лет. «Восстановление — это будет несколько лет, разумеется. Это институт мирового значения, поэтому, я думаю, столько понадобится, чтобы восстановить. Если на то будет воля государства», — сказал он.