Пенсионный советник

Как предали Колчака

95 лет назад началась фатальная для адмирала Колчака Красноярская операция

Владимир Гелаев 04.01.2015, 12:39
Поезд Колчака с золотым запасом Wikimedia Commons
Поезд Колчака с золотым запасом

95 лет назад Верховный правитель России Александр Колчак, преследуемый Красной армией, окончательно утратил контроль как над войсками, так и над правительством. История предательства, золотого запаса и коварства интервентов в статье «Газеты.Ru».

В начале 1920 года Рабоче-крестьянская Красная армия приближала окончание Гражданской войны благодаря успешному ведению боевых действий на нескольких локальных фронтах. В том числе и под Красноярском, в который после череды поражений отступил с основной массой белогвардейцев главнокомандующий белыми войсками в Сибири Владимир Каппель. И там он задержался ненадолго — его подчиненные дезертировали, замерзали и воевать не хотели.

Впереди был путь в Иркутск, рядом с которым располагалась передвижная ставка, а проще говоря — поезд Верховного правителя России и Верховного главнокомандующего Русской армией адмирала Александра Колчака, который перевозил еще и оставшуюся часть золотого запаса страны.

Один из лидеров белого движения — генерал Дмитрий Филатьев — впоследствии вспоминал, что «мужики, ехавшие на санях по два-три человека, хотя и имели при себе винтовки, но пользоваться ими готовы были, не вылезая из саней». При этом «орудий не было вовсе, пулеметов тоже, за исключением двух-трех». Кроме того, в активную фазу вошла конфронтация белогвардейцев с их союзниками — чехословаками, — которые поняли всю безнадежность положения и пытались попасть в Европу, надеясь захватить с собой и золотой запас. Наконец, были проблемы и с оружием — «Газета.Ru» рассказывала, как предназначавшиеся Колчаку винтовки были отправлены мятежному поэту Габриэле д'Аннунцио в Фиумэ.

В то же время командовавшие разрозненными белогвардейскими отрядами и соединениями офицеры были не в курсе того, что 3 января адмирал Колчак получил телеграмму, в которой министры требовали от него отречься от власти в пользу Антона Деникина.

«Не подлежит сомнению, что на колебания адмирала оказывала влияние боязнь за судьбу золота, которое невозможно было перегрузить на сани, но и ехать с ним дальше по железной дороге при враждебности чехов и населения было небезопасно. Проехал бы в свое время Колчак сразу же в Иркутск одновременно с министрами, и золото было бы сохранено, и сам адмирал уцелел бы, да и весь ход событий мог бы быть иной», — пишет Филатьев.

Вот только изменить уже ничего было нельзя — 7 января 1920 года, спустя три дня после начала операции, Красноярск был взят.

Колчак тем временем оставался на полпути между Красноярском и Иркутском — в Нижне-Удинске. По мнению Филатьева, «в руках Колчака в это время не было ни армии, ни какого-либо аппарата управления». Обусловлено это было тем, что на передовой Верховный правитель России постоянно находился в поезде, давая указания и министрам, находившимся в Иркутске, и военным, которые были на передовой.

Адмирала очень волновала судьба золотого запаса, который не представлялось возможным выгрузить с поезда на сани. Отдавать же его союзникам-интервентам Колчак не хотел. Так, например, забрать золото предлагал генерал Морис Жанен, возглавлявший французскую военную миссию при ставке Колчака.

«Я лучше передам его больше­викам, чем вам. Союзникам я не верю», — отвечал Верховный правитель России на предложение француза.

Уже на станции Нижне-Удинск Колчак по­лучил два телеграфных предложения: одно от совета министров об от­речении в пользу Деникина, другое от союзных представителей — по­ступить под охрану чехов. Вот только 5 января Иркутск пал, а министры разбежались. Эту цепочку событий можно было бы считать удачной для Колчака, если бы не одно «но» — его состав приказал задержать на станции генерал Жанен. Это приказание не без удовольствия выполнили чехословаки.

Колчак выбирал из нескольких сценариев. Сначала он хотел бежать в Монголию на лошадях, но практически никто из его окружения к такому повороту событий готов не был. Кроме того, Верховный правитель имел в запасе вариант с побегом и переодеванием в чешскую форму. Это в конечном счете ему не позволила сделать офицерская честь.

«Адмирал покинул свой поезд и перешел в вагон 2-го класса под флагами английским, американским, японским, французским и чеш­ским», — пишет Филатьев. Колчак рассчитывал сбежать, не зная, что его иностранные союзники уже решили выдать Верховного правителя России пришедшим к власти в Иркутске эсеро-меньшевикам.

15 января состав с Колчаком прибыл в Иркутск. Там его встречали японские военные, которые и произвели выдачу адмирала «русскому трибуналу».

Вот только через 6 дней — 21 января — эсеро-меньшевики передали Иркутск большевикам, которым церемониться с Колчаком не хотелось. Доподлинно неизвестно, кто отдал приказ о казни адмирала, но она состоялась 7 февраля 1920 года. Казнили Верховного правителя вместе с председателем Совета министров российского правительства Виктором Пепеляевым.

«Полнолуние, светлая морозная ночь. Колчак и Пепеляев стоят на бугорке. На мое предложение завязать глаза Колчак отвечает отказом. Взвод построен, винтовки наперевес. Чудновский шепотом говорит мне:

– Пора.

Я даю команду

– Взвод, по врагам революции пли!

Оба падают. Кладем трупы на сани-розвальни, подвозим к реке и спускаем в прорубь. Так «Верховный правитель всея Руси» адмирал Колчак уходит в свое последнее плавание», — вспоминал комендант Иркутска Иван Бурсак.

А золотой запас перешел к большевикам. По воспоминаниям Дмитрия Филатьева, именно благодаря ему «они могли укрепить свою власть и раскинуть коммунистические сети на весь мир».