Подпишитесь на оповещения
от Газеты.Ru
Дополнительно подписаться
на сообщения раздела СПОРТ
Отклонить
Подписаться
Получать сообщения
раздела Спорт

Как предали Колчака

95 лет назад началась фатальная для адмирала Колчака Красноярская операция

Владимир Гелаев 04.01.2015, 12:39
Поезд Колчака с золотым запасом Wikimedia Commons
Поезд Колчака с золотым запасом

95 лет назад Верховный правитель России Александр Колчак, преследуемый Красной армией, окончательно утратил контроль как над войсками, так и над правительством. История предательства, золотого запаса и коварства интервентов в статье «Газеты.Ru».

В начале 1920 года Рабоче-крестьянская Красная армия приближала окончание Гражданской войны благодаря успешному ведению боевых действий на нескольких локальных фронтах. В том числе и под Красноярском, в который после череды поражений отступил с основной массой белогвардейцев главнокомандующий белыми войсками в Сибири Владимир Каппель. И там он задержался ненадолго — его подчиненные дезертировали, замерзали и воевать не хотели.

Впереди был путь в Иркутск, рядом с которым располагалась передвижная ставка, а проще говоря — поезд Верховного правителя России и Верховного главнокомандующего Русской армией адмирала Александра Колчака, который перевозил еще и оставшуюся часть золотого запаса страны.

Один из лидеров белого движения — генерал Дмитрий Филатьев — впоследствии вспоминал, что «мужики, ехавшие на санях по два-три человека, хотя и имели при себе винтовки, но пользоваться ими готовы были, не вылезая из саней». При этом «орудий не было вовсе, пулеметов тоже, за исключением двух-трех». Кроме того, в активную фазу вошла конфронтация белогвардейцев с их союзниками — чехословаками, — которые поняли всю безнадежность положения и пытались попасть в Европу, надеясь захватить с собой и золотой запас. Наконец, были проблемы и с оружием — «Газета.Ru» рассказывала, как предназначавшиеся Колчаку винтовки были отправлены мятежному поэту Габриэле д'Аннунцио в Фиумэ.

В то же время командовавшие разрозненными белогвардейскими отрядами и соединениями офицеры были не в курсе того, что 3 января адмирал Колчак получил телеграмму, в которой министры требовали от него отречься от власти в пользу Антона Деникина.

«Не подлежит сомнению, что на колебания адмирала оказывала влияние боязнь за судьбу золота, которое невозможно было перегрузить на сани, но и ехать с ним дальше по железной дороге при враждебности чехов и населения было небезопасно. Проехал бы в свое время Колчак сразу же в Иркутск одновременно с министрами, и золото было бы сохранено, и сам адмирал уцелел бы, да и весь ход событий мог бы быть иной», — пишет Филатьев.

Вот только изменить уже ничего было нельзя — 7 января 1920 года, спустя три дня после начала операции, Красноярск был взят.

Колчак тем временем оставался на полпути между Красноярском и Иркутском — в Нижне-Удинске. По мнению Филатьева, «в руках Колчака в это время не было ни армии, ни какого-либо аппарата управления». Обусловлено это было тем, что на передовой Верховный правитель России постоянно находился в поезде, давая указания и министрам, находившимся в Иркутске, и военным, которые были на передовой.

Адмирала очень волновала судьба золотого запаса, который не представлялось возможным выгрузить с поезда на сани. Отдавать же его союзникам-интервентам Колчак не хотел. Так, например, забрать золото предлагал генерал Морис Жанен, возглавлявший французскую военную миссию при ставке Колчака.

«Я лучше передам его больше­викам, чем вам. Союзникам я не верю», — отвечал Верховный правитель России на предложение француза.

Уже на станции Нижне-Удинск Колчак по­лучил два телеграфных предложения: одно от совета министров об от­речении в пользу Деникина, другое от союзных представителей — по­ступить под охрану чехов. Вот только 5 января Иркутск пал, а министры разбежались. Эту цепочку событий можно было бы считать удачной для Колчака, если бы не одно «но» — его состав приказал задержать на станции генерал Жанен. Это приказание не без удовольствия выполнили чехословаки.

Колчак выбирал из нескольких сценариев. Сначала он хотел бежать в Монголию на лошадях, но практически никто из его окружения к такому повороту событий готов не был. Кроме того, Верховный правитель имел в запасе вариант с побегом и переодеванием в чешскую форму. Это в конечном счете ему не позволила сделать офицерская честь.

«Адмирал покинул свой поезд и перешел в вагон 2-го класса под флагами английским, американским, японским, французским и чеш­ским», — пишет Филатьев. Колчак рассчитывал сбежать, не зная, что его иностранные союзники уже решили выдать Верховного правителя России пришедшим к власти в Иркутске эсеро-меньшевикам.

15 января состав с Колчаком прибыл в Иркутск. Там его встречали японские военные, которые и произвели выдачу адмирала «русскому трибуналу».

Вот только через 6 дней — 21 января — эсеро-меньшевики передали Иркутск большевикам, которым церемониться с Колчаком не хотелось. Доподлинно неизвестно, кто отдал приказ о казни адмирала, но она состоялась 7 февраля 1920 года. Казнили Верховного правителя вместе с председателем Совета министров российского правительства Виктором Пепеляевым.

«Полнолуние, светлая морозная ночь. Колчак и Пепеляев стоят на бугорке. На мое предложение завязать глаза Колчак отвечает отказом. Взвод построен, винтовки наперевес. Чудновский шепотом говорит мне:

– Пора.

Я даю команду

– Взвод, по врагам революции пли!

Оба падают. Кладем трупы на сани-розвальни, подвозим к реке и спускаем в прорубь. Так «Верховный правитель всея Руси» адмирал Колчак уходит в свое последнее плавание», — вспоминал комендант Иркутска Иван Бурсак.

А золотой запас перешел к большевикам. По воспоминаниям Дмитрия Филатьева, именно благодаря ему «они могли укрепить свою власть и раскинуть коммунистические сети на весь мир».