Кто может покинуть правительство

Сепаратизм по-итальянски

95 лет назад непризнанная республика Фиуме едва не стала частью Италии

Владимир Корягин 15.12.2014, 08:48
д'Аннунцио в Фиуме Wikimedia Commons
д'Аннунцио в Фиуме

В декабре 1919 года непризнанная республика Фиуме, захваченная сепаратистами, едва не перешла под контроль поддерживающей их державы. «Газета.Ru» рассказывает историю 95-летней давности диктатора-поэта Габриэле д'Аннунцио и созданного им государства.

Апология войны

Поэты способны не только «глаголом жечь сердца людей», но и вести их за собой. В этом преуспел поэт Габриэле д'Аннунцио: он создал непризнанную республику, возглавил ее и едва не сделал частью родной ему Италии. Родившийся в 1863 году в городке Пескара на берегу Адриатического моря д'Аннунцио любил эпатировать публику тем фактом, что на свет он появился, когда его родители находились на корабле во время шторма. Естественно, что это было совершенно не так. Но уже с самого детства будущий поэт учился производить впечатление на публику и приобрел настоящую страсть к насилию.

Сначала д'Аннунцио упивался просто описаниями насилия. Впоследствии он принял участие в нескольких войнах. И полюбил это.

По окончании престижного колледжа Чиконьини д'Аннунцио уже активно писал стихи и получил скандальную известность из-за их содержания. После поступления в Римский университет и окончательного переезда в Вечный город д'Аннунцио состоялся как поэт и журналист. К началу XX века он стал культурным деятелем европейского масштаба.

Свое восхищение личностью д'Аннунцио выражали многие. Так, Лев Троцкий писал, что «ультрааристократические идеи д'Аннунцио почти тождественны со многими идеями Ницше, как и подобает аристократу, д'Аннунцио ненавидит буржуазную демократию».

В 1897 году д'Аннунцио успешно избрался в итальянский парламент. Но продолжалась его политическая карьера ровно три года.

В начале XX века в поиске новых впечатлений и спасения от своих долгов поэт переезжает в Париж. Здесь он занимается всем тем же, чем и в Италии. Но теперь еще и пишет сценарии для кино и увлекается авиацией. Кроме того, д'Аннунцио отлучили от церкви: к 1911 году он потерял всякие представления о приличии. Так бы он и упивался развратом и славой, если бы не началась Первая мировая война.

В 1914 году, когда разразилась война, д'Аннунцио было уже больше пятидесяти лет. Наблюдая за сражениями первого года, он принял решение вернуться на родину. И там, выступив с десятком триумфальных речей, отправляется на фронт. К слову, именно поэт воскресил «римский салют» — жест, столь любимый нацистами по всему миру. Тогда он уже был лысым, но одноглазым его сделала война.

Сначала д'Аннунцио служит на торпедном катере, затем управляет самолетом. Именно он становится инициатором одного из первых в истории бомбардировочных рейдов.

Налет на Вену в августе 1918 года был делом беспрецедентным: д'Аннунцио и его эскадрилья пролетели в общей сложности 1,2 тыс. км и вернулись обратно. Кроме бомб они кидали бутылки с оскорбительными и не очень посланиями в адрес австрияков.

Поэт поистине упивался войной. Иногда он уходил в самовольные рейды, но непременно возвращался и даже не был отправлен под трибунал. Однако война закончилась, а д'Аннунцио хотел продолжения банкета.

Итальянец итальянцу помоги: ты записался ополченцем?

После того как стало ясно, что страны Антанты попросту предали интересы Италии, д'Аннунцио окончательно стал рассматривать происходящее в мире с позиции националиста. Хотя поэт и раньше не чурался подобной позиции, теперь он стал воспринимать ее как единственно правильную. Кроме того, в Италии он знакомится с «жестким и энергичным человеком» по имени Бенито Муссолини. Будущий дуче и д'Аннунцио становятся близкими друзьями.

Вокруг поэта объединяется вернувшаяся с войны молодежь. Реваншистские настроения и желание изменить несправедливые итоги Первой мировой все больше сплачивают их.

В это же время происходит и окончательная размолвка д'Аннунцио с итальянскими властями, не желавшими пересмотра Версальского договора. Но вместо того, чтобы бороться с противниками внутренними, поэт решает бороться с врагом внешним: в качестве мишени он выбирает образованное на костях Австро-Венгрии Государство Словенцев, Хорватов и Сербов. Дело в том, что находящийся на территории современной Хорватии город Риека, в те годы называвшийся Фиуме, решили отдать именно новообразованному государству.

При этом, согласно переписям населения, больше всего в нем было итальянцев. Естественно, что вокруг города жили преимущественно славяне. И именно им на помощь пришли британцы и французы, начавшие отстреливать недовольных итальянцев, также вставших под ружье. Подобной ситуации вполне можно было избежать, но на передаче Фиуме Государству Словенцев, Хорватов и Сербов настаивал президент США Вудро Вильсон.

Руководствуясь мнением о том, что Фиуме — Далмация, а Далмация — Италия, д'Аннунцио под лозунгом защиты итальянскоговорящего населения решает действовать.

И вот из Рима выезжает колонна автомобилей. В самом первом из них — кабриолете Fiat — ехал д'Аннунцио. Его сопровождали порядка 35–40 грузовиков, в которых сидела радикально настроенная и вооруженная молодежь. 12 сентября эта процессия без единого выстрела прорвалась в Фиуме и овладела городом. А на следующий день он объявил себя commandante.

На события отреагировал даже Владимир Маяковский:

Фазан красив, ума ни унции –
Фиуме спьяну взял д'Аннунцио.

Вскоре город Фиуме был практически блокирован как с суши, так и с моря. Впрочем, это не мешало итальянским добровольцам проникать на его территорию — вскоре число «ополченцев» превысило 11 тыс. человек. При этом единственным способом обеспечить нужды жителей города и его гарнизоны было пиратство. Таким образом, на время Адриатика стала почти Карибским морем.

Кроме того, очень часто имели место случаи дезертирства регулярных итальянских частей. Причем вместе с техникой — самолетами и кораблями.

Невольно д'Аннунцио помешал и деятелям белого движения в России. Итальянские матросы, которые в октябре 1919 года везли адмиралу Колчаку 30 тыс. винтовок, сменили курс и отвезли оружие в Фиуме.

Постепенно поэт захватывал близлежащие земли и даже грезил полномасштабной войной с Государством Словенцев, Хорватов и Сербов, но ситуация была постепенно начинала выходить из-под его контроля. Поэтому д'Аннунцио ввел высшую меру наказания — смертную казнь — для тех, кто хотя бы как-то препятствовал его деятельности. Серьезность положения, впрочем, не мешала поэту проводить карнавалы, пиры по средневековой модели и заниматься созданием новых ликеров.

В конце октября 1919 года поэт нашел новое развлечение — решил провести выборы. Правда, к голосованию были допущены далеко не все, а новоизбранный городской совет Фиуме и вовсе попытался встать на сторону Италии, оставив commandante не удел. Д'Аннунцио с таким раскладом мириться не собирался и начал активно со своими политическими противниками бороться.

Не забывал он и о внешней политике, предложив создать противовес Лиге наций — Лигу угнетенных Земли. Но это предложение не получило особой популярности.

В середине декабря 1919 года появились слухи, что Италия договорилась с Францией и Великобританией о передаче Фиуме в ее владение. Однако слухи остались слухами, а д'Аннунцио, взбудораженный ими, еще активнее начал бороться с «врагами» внутри Фиуме.

Фиумская народная республика

Спустя год после захвата Фиуме д'Аннунцио провозгласил город и прилегающие к нему территории «Свободной Республикой», фактически сделав заявление о независимости подвластных ему территорий.

Почти у всех государств есть конституция. Вот и д'Аннунцио не преминул написать свою, причем в стихах.

Тем не менее его соратники все-таки настояли на появлении и прозаической версии основополагающего документа. Но д'Аннунцио оставался непреклонным по ряду пунктов: он ввел обязательное музыкальное образование и настоял на введении всеобщего культа муз. В целом в конституции было много и моментов, носивших прогрессивный характер. Например, введение избирательного права для женщин.

Завершив работу над конституцией, д'Аннунцио продолжил заниматься политическими играми. Он вводит в городе флаг — полотнище «с созвездием Большой Медведицы на пурпурном фоне, окольцованном змеей Уроборос, кусающей собственный хвост». Кроме того, теперь у Фиуме появился и девиз «Quis contra nos» — «Кто против нас».

Интересным был и состав правительства Фиуме. Министром иностранных дел был назначен бельгийский поэт-анархист Леон Кохницкий, а министром культуры стал знаменитый дирижер Артуро Тосканини.

Никем не признанное государственное образование продолжало существовать вопреки тому, что уже в самом Фиуме противников д'Аннунцио было гораздо больше, чем друзей. Но беда пришла совершенно с другой стороны: 12 ноября 1920 года Италия и Государство Словенцев, Хорватов и Сербов заключили мирный Раппальский договор. Согласно ему, Италия должна была взять Фиуме под свой протекторат с сохранением городом статуса вольного.

В ответ на это д'Аннунцио сделал громкое заявление об объявлении Италии войны. Родина не медлила с ответом — против поэта выслали как корабли, так и регулярные силы. Жестокие бои продолжались вплоть до конца декабря. Сдать Фиуме д'Аннунцио был вынужден 24 декабря 1920 года.

В обмен на сдачу личная безопасность гарантировалась не только поэту, но и его соратникам.

Побежденный, но несдавшийся Д'Аннунцио вернулся в Италию, где обрел звание национального героя. Уединившись в своем особняке, поэт наблюдал, как в 1924 году Италия аннексировала Фиуме, подписав Римский договор и добившись того, за что изначально боролся д'Аннунцио.

Вот только пришедшему ко власти в Италии Бенито Муссолини поэт только мешал. Дуче взял на себя денежные расходы д'Аннунцио и наблюдал, как пожилой человек погружается в фатальные пучины саморазрушения. За эти годы он успел стать князем, возглавить Академию наук. И умереть в 1938 году, оставив немало просторов для размышления и ролевую модель для действий.