Пенсионный советник

«Какое нарушение? Вы вообще читали интервью президента?»

Корреспондент «Газеты.Ru» наблюдал за тем, как Госдума приняла во втором чтении закон о реформе РАН

Павел Котляр 05.07.2013, 14:25
Акция противников реформы РАН у здания Госдумы Михаил Метцель/ИТАР-ТАСС
Акция противников реформы РАН у здания Госдумы

Госдума приняла во втором чтении закон о реформе РАН. Академики и депутаты считают, что добились успеха в совместных переговорах, а рядовые сотрудники по-прежнему озабочены своим будущим: в законопроекте ничего не говорится о том, что для них что-то изменится в лучшую сторону.

В отличие от пленарного заседания в среду, в пятницу в Госдуме царило спокойствие. То ли депутаты предвкушали предстоящие каникулы, то ли ни у кого уже не осталось сил после бурной работы по внесению поправок в законопроект о реформе РАН. Впрочем, никакой интриги уже не было: накануне стало ясно, что о новой форме законопроекта договорились все: президент, правительство, депутаты и академики.

Перед началом заседания итоги весенней сессии подводил лидер ЛДПР Владимир Жириновский.

«За последние 20 лет в академии наук не было сделано ни одного открытия. Алферов получил Нобелевскую премию за то, что сделал 40 лет назад.

Я об этом знаю, потому что родственники мои сидят в НИИ, по 40 лет ничего не делают, моют пробирки, потому что в голове ничего нет.

Смотрите, академики отказались от 100 тысяч рублей вместо 50 тысяч рублей. Где такие коллективы можно найти, чтобы им зарплату подняли в два раза, а они остались недовольны? У них, наверное, другие источники дохода!» — заявил Жириновский.

Депутаты от КПРФ в полном составе, как и обещали накануне, проигнорировали пятничное заседание, не желая «принимать участие в этом безобразии» — рассмотрении закона о реформе РАН сразу во втором чтении. Каждый из выступавших представителей оставшихся трех фракций посчитал своим долгом «проехаться» по решению коммунистов. Смысл высказываний сводился к тому, что новая версия законопроекта устраивает всех, так как она лишь «укрепляет позиции академии наук», и что коммунисты, «видимо, захотели начать пораньше каникулы». Впрочем, некоторые депутаты от КПРФ прибыли к Госдуме и встретились с учеными, проводившими акцию протеста — «похороны российской науки» в виде возложения цветов к ступеням Думы. В данной акции, репортаж о которой можно посмотреть в разделе «Видео» в «Газете.Ru», приняли участие более сотни ученых.

Глава комитета по науке и наукоемким технологиям Валерий Черешнев, выступая перед депутатами, рассказал о внесенных поправках (в частности, что РАН не будет ликвидирована) и сообщил, что комитет рекомендует принять данный закон. Сомнений по поводу результатов голосования ни у кого не осталось: 344 голоса за, 1 воздержался, ни одного против.

— Закон был разработан и внесен с нарушением: это закон о науке, и не было обсуждения 60 дней с общественностью. Почему все, и вы в том числе, так спокойно нарушаете закон? — спросил корреспондент «Газеты.Ru» Николая Булаева от «Единой России».
— Никто закон не нарушает, там нет жестких ограничений. В данном случае Дума приняла решение рассмотреть законопроект по ускоренной рассылке. Вы можете из конца в конец этого коридора идти двое суток, а можете пять минут.

— Идти по коридору — это такая же простая задача, как решить судьбу РАН?
— А вас что-то не устраивает? Пойдите и спросите академиков, устраивает ли их.

— А что изменится для рядового сотрудника РАН?
— В первую очередь для рядового сотрудника и изменится. И в финансовом плане, и в плане использования имущественного комплекса, который будет использоваться в интересах всех сотрудников академии. Изменится порядок финансирования, он станет более прозрачным. Деньги будут доходить до тех, кому они в первую очередь предназначены.

Еще один единоросс, Сергей Железняк, выступил более обстоятельно, отвечая на вопрос о нарушении законодательства в виде отсутствия общественного обсуждения.

«60 дней — это не закон, а некая практика, которая не означает обязательность, — заявил депутат. — Поэтому никакого нарушения регламента нет и не может быть.

Более того, мы действовали в расширенном формате, так как к обсуждению привлекались представители президента, широкого экспертного круга. Более того, эта работа сейчас не заканчивается, будет продолжаться все летние месяцы. И даже те поправки, которые рассматриваются сегодня во втором чтении, принципиально меняют ситуацию и отношение к этому законопроекту. За высказался президент РАН и многие его коллеги, а также глава профильного комитета.

— А что станет с финансовыми потоками в РАН, могут ли они попасть в управление, например, Михаила Ковальчука, директора НИЦ «Курчатовский институт», который давно хотел бы возглавить академию, но отношения которого с РАН не сложились?
— Всеми имущественными вопросами, согласно этим поправкам, будет заниматься агентство, а академия будет являться государственным бюджетным учреждением. Кто будет заседать в агентстве? Это уже вопрос к президенту академии наук и к академическим кругам, так как, я считаю, именно они должны вырабатывать и процедуры взаимодействия, и выдвигать из своей среды тех кандидатов, которые уполномочены научным сообществом заниматься тем или иным функционалом. Это прямо предусмотрено сегодняшними поправками.

На всякий случай корреспондент «Газеты.Ru» еще раз ознакомился с процедурой, утвержденной постановлением правительства РФ № 851 от 25.08.2012 и указом президента РФ № 601 от 07.05.2012. Согласно этому постановлению, «в случае разработки [органами исполнительной власти] проектов федеральных законов по вопросам (...) проведения единой государственной политики в области культуры, науки, образования, здравоохранения, социального обеспечения и экологии должно иметь место общественное обсуждение сроком не менее 60 дней». Убедившись в справедливости закона и резонности своих замечаний, корреспондент «Газеты.Ru» поменял формулировку вопроса для следующего депутата и получил в ответ ссылку на заявление президента.

— Является ли такая спешка нарушением регламента?
— Какое нарушение? Вы вообще читали интервью президента, в котором он сказал, что работать нужно быстро, принимать решения, дорабатывать, а не топтаться на месте? — возмутился Владимир Кононов из «Единой России», замглавы комитета Госдумы по науке и наукоемким технологиям. — Это и моя личная позиция, что не нужно мусолить некоторые законы, как закон о наукоградах, который мусолится уже больше года.

Вчера на встрече у Нарышкина академики и Фортов согласились с тем, что необходимость реформы РАН не только назрела, но и перезрела.

Все сделано правильно, быстро и четко. У нас есть возможность осенью вернуться во втором чтении, и, если еще появятся умные мысли и поправки, мы все доработаем.

— Многие опасаются, что финансовые потоки РАН перейдут от академии, скажем,к Михаилу Ковальчуку…
— Опасаться надо другого. Того, что наука перестает быть наукой. Происходит застой, и ученые, великие мудрецы, напоминают тех, кто окружил себя рвом и закрылся в высокой башне и не дают дорогу молодым. Опасаться надо того, что во многих институтах, которые должны заниматься фундаментальными исследованиями, открыты фирмы, рестораны. Сходите в ту же академию наук. Посмотрите, сколько там открыто ресторанов! Вот этого надо бояться. Есть такое выражение в науке: мухи отдельно, котлеты отдельно, Поэтому управленцы должны заниматься управлением имуществом и коммунальным хозяйством, а ученых надо обеспечить достаточным количеством денег, чтобы они занимались фундаментальными, поисковыми и прикладными исследованиями.

Но все же у ученых другое мнение по поводу принятого во втором чтении законопроекта.

«Во-первых, у нас много что нарушается. Во-вторых, на мой взгляд, это лишний раз демонстрирует, что мы имеем дело не с каким-то «наскоком, набегом», а со спланированной многоходовой акцией, где всем отведены роли.

При этом дискуссия нарочито уводится в сторону, — считает астрофизик Сергей Попов, в. н. с. ГАИШ МГУ, член редколлегии газеты «Троицкий вариант — Наука». — Правда, в деле увода обсуждения от реальных проблем идеалом был «Закон о полиции», где общественная дискуссия дальше названия вообще не пошла (сразу вспоминается анекдот про товарища Сталина, депортацию и перекрашивание Белорусского вокзала — по первому вопросу дискуссии нет).

Я думаю, что это большая ошибка — считать «поправки» какой-то победой академии (а тем более академиков, а еще более тем более — президиума РАН). Полагаю, все идет по кремлевскому сценарию.

Еще большая ошибка считать, что «плохие Ливанов и Медведев» устроили незнамо что, а потом пришел «хороший Путин» и все поправил. Проблемы рядовых сотрудников не сводятся к зарплате. Еще есть работа. А там: закупки, гранты, поездки — собирание подписей. Любые организационные пертурбации стоят времени и нервов (в МГУ произошла организационно-управленческая катастрофа, когда факультеты и институты потеряли юрлица). Плюс важно иметь перед глазами разумную перспективу.

В ситуации, когда все стороны (руководство страны, академии, профсоюз и т. д.) продемонстрировали или глупость, или произвол, или наплевательское отношение к достигнутым договоренностям, я перспективы не вижу.

Многое, что, как казалось, в последние годы удавалось хотя бы начать строить (во взаимоотношениях ученых — не путать с чиновниками от науки! — и власти), теперь снова в руинах.

На вопрос о его отношении к версии, что весь законопроект создан для того, чтобы передать денежные потоки РАН Михаилу Ковальчуку, Попов ответил отрицательно: «Теперь я к этой версии отношусь скорее отрицательно, однако, полагаю, он все равно пытается своего не упустить («Хорошо ловить рыбу, где ток воды мутен», — говаривал Козьма Прутков). Хотя в первые дни она была одной из двух. Сейчас я думаю, что тут гораздо больше неафишируемой политики, не касающейся организации науки напрямую».

Но в том, что «рука Ковальчука» видна в ситуации с законопроектом, уверен директор Центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ Павел Салин. «В этой истории сошлись две сюжетные линии, — считает он. — Во-первых, Путин предпочитает все делать чужими руками, вспомните, ведь то же самое происходило с министром обороны Сердюковым. Вторая линия — Ковальчуки. Они стремились получить контроль над финансовыми потоками РАН еще с середины 2000-х годов. Однако академики этому сопротивлялись, Ковальчука не подпускали к руководству академии, при этом он оставался директором Института кристаллографии, и такое равновесие могло продолжаться годами.

Однако академики допустили ошибку, не утвердив его на посту директора института, и это равновесие нарушилось. Представьте: вы идете к заветной цели, и вдруг вас отбрасывают на два шага назад!

Путин давно говорил про необходимость реформы РАН, и, судя по позавчерашней встрече с Фортовым, задуманное будет исполнено. Оптимизация работы неэффективной структуры в понимании нынешних властей — это все доходы направить в сторону близких доверенных людей, а все расходы списать на государство».