Пенсионный советник

Экономия на науке

Резкий рост финансирования науки после кризиса – не более чем бухгалтерский фокус, показывает научный сотрудник Физического института РАН Евгений Онищенко

Евгений Онищенко 22.10.2012, 14:13
Президент предписывает повышать финансирование фондов, а правительство действует строго наоборот ИТАР-ТАСС
Президент предписывает повышать финансирование фондов, а правительство действует строго наоборот

О том, что сулит науке принятый Госдумой в первом чтении федеральный бюджет на 2013 год и плановый период 2014–2015 годов и как он сочетается с выполнением майских указов президента России, рассказывает научный сотрудник Физического института РАН Евгений Онищенко.

Сводные данные по финансированию гражданской науки из федерального бюджета получить не так-то просто: если раньше научные расходы были объединены в рамках двух бюджетных статей, то с 2005 года они были распределены по разным статьям и подстатьям бюджета. Так что для получения итоговой суммы нужно провести довольно большую работу по изучению приложений к закону о бюджете, в которых указано, сколько денег по какой статье получают различные ведомства и организации, финансируемые из федерального бюджета. Бывает, некоторые разночтения по итоговым суммам встречаются даже в данных различных министерств, к примеру Минфина и Минобрнауки.

Тем не менее для получения общей картины можно воспользоваться подсчетами ведомств.

В ходе состоявшегося 20 сентября заседания правительства, на котором обсуждался и проект закона о федеральном бюджете, министр образования и науки Дмитрий Ливанов сказал об общем объеме финансирования гражданской науки:

«Я хотел бы обратить внимание на предусматриваемый в проекте трёхлетнего бюджета сокращающийся объём расходов на науку гражданского назначения: 324 миллиарда рублей – в 2013 году, 310 миллиардов рублей – в 2014-м и 307 миллиардов рублей – в 2015 году».

Это не соответствует задачам повышения расходов на науку из всех источников, поставленных в указах президента от мая этого года… по подсчетам комитета по науке и наукоемким технологиям, проведенным уже после внесения в Думу проекта закона о бюджете, в 2013 году на гражданскую науку планируется израсходовать 342 млрд руб., в 2014 году – 322 млрд руб., в 2015 году — 308 млрд руб.

Снижение финансирования исследований и разработок, очевидно, не сочетается с требованиями президентских указов по увеличению финансирования гражданской науки (а в случае научных фондов, о чем будет сказано ниже, — прямо им противоречит).

Отчасти уменьшение расходов на гражданскую науку в 2014–2015 годах может быть вызвано тем, что правительство пока еще не утвердило проекты новых вариантов двух федеральных целевых программ (ФЦП) — ФЦП по исследованиям и разработкам и ФЦП «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России», которые с 2014 года должны прийти на смену действующим программам. Однако даже принятие этих ФЦП вряд ли приведет к резкому увеличению бюджета науки: суммарный объем финансирования исследований и разработок в рамках этих ФЦП в 2015 году вряд ли сильно превысит 30–40 млрд руб., и государственный научный бюджет останется на уровне 2013 года. Соответственно, доля госрасходов на исследования и разработки в ВВП будет падать, а с учетом инфляции расходы на науку сократятся и в абсолютном выражении.

Так что для науки законопроект о бюджете, несмотря на все сказанные руководством страны слова и принятые документы, определенно не является бюджетом развития.

Бюджетное лукавство

Впрочем, 300 с лишним миллиардов рублей — сумма немалая, особенно на фоне того, что еще два-три года назад речь шла о суммах почти на 100 миллиардов меньше. Может быть, ученые зря жалуются, а на деле правительство наращивает финансирование науки ускоренными темпами? Проблема в том, что сложно найти серьезное увеличение выделяемых на науку средств, если смотреть на традиционные статьи научных расходов — федеральные целевые программы, академии наук, научные фонды. Разгадка проста: если еще недавно расходы бюджета на Федеральное космическое агентство не имели отношения к научным статьям, то теперь больше половины бюджета агентства идет по статье «прикладные научные исследования в области национальной экономики». Соответственно, крупнейшим получателем средств на прикладные научные исследования гражданского назначения стал именно Роскосмос, которому в 2013 году планируется выделить на эти цели 89 млрд руб.

Так что резкий рост финансирования гражданской науки после кризиса — или его первой волны — не более чем бухгалтерский фокус.

Расходы бюджета на традиционных получателей «научных» денег в 2013 году возрастут по сравнению с этим годом в большинстве случаев незначительно. Российская академия наук в 2013 году получит на фундаментальные научные исследования 62,6 млрд руб. Российской академии медицинских наук в 2013 году планируется выделить 14,8 млрд руб. на фундаментальные исследования, Российская академия сельскохозяйственных наук на эти же цели должна получить 7,7 млрд руб. Министерству образования и науки достанется 21,2 млрд руб. на прикладные исследования, в основном эти деньги будут распределяться в рамках ФЦП. НИЦ «Курчатовский институт» в будущем году получит 1,2 млрд руб. на фундаментальные исследования и 6,5 млрд руб. – на прикладные.

Фонд «Сколково», который часто считается получателем денег «на науку» и финансирует разработки и некоторые исследовательские проекты, на самом деле не получает средств по бюджетным статьям научного направления: 23,5 млрд руб. в 2013 году этот фонд получит по статье «другие вопросы в области национальной экономики».

Однако в отличие от перечисленных выше получателей научных денег, финансирование которых к 2015 году либо незначительно возрастет, либо будет немного снижено, бюджет «Сколково» в 2015 году планируется урезать почти в 5 раз – до 5 млрд руб.

Отдельный интересный вопрос – финансирование научных фондов.

Больше значит меньше

Не так давно «Газета.Ru» писала о том, что Минфин весьма вольно трактует указ президента РФ от 7 мая 2012 года № 599 «О мерах по реализации государственной политики в области образования и науки» в части увеличения финансирования научных фондов. Этот указ предписывает увеличить финансирование двух многострадальных научных фондов – Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ) и Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ) с нынешних 9,5 млрд руб. до 25 млрд руб. в 2018 году. До недавнего времени РФФИ и РГНФ, являющиеся самыми эффективными из всех госорганизаций, ведущих конкурсную поддержку научных исследований, были в немилости у Минфина, настаивавшего на сокращении их финансирования.

При разработке проекта закона о федеральном бюджете на 2013 год Минфин попытался прочесть указ президента новаторски: предполагая, что 25 млрд руб. следует делить не на два, а на три фонда – РФФИ, РГНФ и Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере.

Это противоречило словам самого Путина, на майском общем собрании РАН сказавшего, что речь идет именно о РФФИ и РГНФ.

Сказанные где-то слова, конечно, еще не всегда совпадают с официальной позиций, но случай с фондами – тот случай, когда разночтений нет: в ответе на запрос профсоюза работников Российской академии наук, подписанном помощником президента России Андреем Фурсенко, четко и недвусмысленно сказано: в указе № 599 говорится про два фонда, РФФИ и РГНФ.

Казалось бы, следовало ожидать, что финансирование фондов – особенно после критических замечаний Владимира Путина в адрес правительства, в том числе и по бюджету науки и образования — должно расти, закрепляя достигнутую в этом году победу научной общественности в борьбе за повышение бюджета РФФИ и РГНФ.

Но утвержденный Думой проект закона о бюджете на 2013 год говорит об урезании финансирования каждого из фондов на 200 млн руб.

Если раньше речь шла о лукавстве в трактовке положений Указа № 599 и далеком 2018 годе, то теперь налицо прямое противоречие другому требованию указа: «обеспечить реализацию следующих мероприятий в области науки: увеличение объемов финансирования государственных научных фондов, а также исследований и разработок, осуществляемых на конкурсной основе ведущими университетами». Другими словами, президент предписывает правительству повышать финансирование фондов, а оно действует строго наоборот.