Слушать новости

«Настоящим биотеррористом продолжает оставаться природа»

Лабораторный штамм птичьего гриппа может изменить политику государства в области науки

Вызванный «хорьковым гриппом» конфликт между научным сообществом и Национальным научно-консультативным советом США по биобезопасности, который рекомендовал редакциям журналов Science и Nature не публиковать якобы опасные детали статей, вошел в новую затяжную стадию обмена упреками, предостережениями и мнениями.

Очередной номер Science вышел со специальным онлайн-приложением, излагающим доводы конфликтующих сторон. Напомним, что рекомендации Совета по биобезопасности относятся к двум статьям по вирусологии, присланным прошлой осенью в редакции двух самых авторитетных научных журналов США — Science и Nature — и уже получившим после внутреннего рецензирования (обязательная процедура в научной периодике) одобрение на публикацию.

Автором одной из них является коллектив исследователей из Медицинского центра Эразмуса в Роттердаме (Нидерланды), возглавляемый доктором Роном Фушьером. Экспериментируя с хорьками (удобной моделью для изучения иммунитета, типологически близкого к иммунитету человека), групп Фушьера впервые получила высоковирулентный штамм вируса птичьего гриппа H5N1, который может передаваться воздушно-капельным путем между млекопитающими. Ознакомившись со статьей, Совет по биобезопасности посчитал, что некоторые детали описания новых штаммов и методики опытов могут заинтересовать гипотетических биотеррористов, и рекомендовал редакции журнала изъять эту информацию из текста.

Большая часть научного сообщества возмутилась таким вмешательством в научный процесс, назвав его беспрецедентным и опасным.

Реакцию ученых в общем и целом поддержал главный редактор Science Брюс Олбертс, выступивший со специальным заявлением. Не отвергая возможность компромисса, Олбертс тем не менее однозначно охарактеризовал инициативу Совета как компрометирующую принцип свободного распространения знаний, особенно в ситуации, когда речь идет об оперативном реагировании на вызовы, бросаемые опасным вирусом.

Если опустить риторику, успокаивающие формулировки и дипломатичный обмен любезностями, ситуация выглядит серьезной и пока что тупиковой, так как оба варианта — и унизительная публикация сокращенной версии статьи, и «победная» полной —

чреваты одинаково неблагоприятным для ученых развитием событий, учитывая огромную долю госучастия в спонсировании фундаментальных научных разработок как внутри США, так и за рубежом.

Лаборатория Фушьера работает в рамках именно такого партнерства между Университетом Эразмуса и Национальными институтами здравоохранения США (кстати, поддержавшими рекомендации совета).

По требованию Олбертса Совет по биобезопасности оформил свои рекомендации в письменном виде, и сейчас мяч находится на стороне ученых, взявших, дабы не пороть горячку, тайм-аут, чтобы посовещаться, выслушав аргументы за и против полной публикации материалов. Собственно, их подробному изложению и посвящен спецвыпуск Science.

Так, в своем письме доктор Фушьер, уважая, но категорически не соглашаясь с мнением совета, делает акцент на практическом аспекте своих исследований, которые, напоминает вирусолог, проводятся не по его личной научной инициативе, а в рамках большой международной программы по прогнозированию и предотвращению эпидемии нового высоковирулентного штамма гриппа, стартовым резервуаром которого могут стать популяции домашних и диких птиц, притом не только в Юго-Восточной Азии, но и в других частях света (случаи заражения птичьим гриппом человека зафиксированы, например, в Египте). Изучение лабораторных мутаций H5N1, позволяющих вирусу мигрировать между млекопитающими, имеет огромное значение для своевременного выявления опасных мутаций в естественных условиях.

«Поэтому кто и на каких основаниях будет решать, кому предоставлять полученные в лабораториях данные?» — риторически вопрошает Фушьер.

И тут же перечисляет страны, которым по умолчанию необходимо предоставлять новейшие лабораторные данные, если ставится задача упредительного мониторинга и предотвращения возможной пандемии, а также оперативной разработки вакцины. Этот список, в который входят Бангладеш, Камбоджа, Китай, Египет, Иран, Израиль, Корея, Монголия, Мьянма, Непал, Вьетнам и Палестинская Автономия, вряд ли обрадует охранителей из Совета по биобезопасности, так как он делает цензуру научных статей совершенно бессмысленным занятием.
«Сравнив гипотетичную угрозу биотерроризма и наш прошлый опыт противостояния вирусам, мы должны констатировать,

что настоящим и первейшим биотеррористом продолжает оставаться природа.

И мы должны продолжать сопротивление ее «атакам», как сопротивлялись до этого вирусу гепатита А, нильской лихорадке, гриппу А, СПИДу и SARS», — эффектно заключает Фушьер.

С Фушьером полностью согласен автор второй статьи Дэниэль Перес, доктор медицины из Университета Мэриленда. Особенную озабоченность Переса вызывает точка зрения некоторых его коллег, состоящая в том, что опыты по искусственному получению новых вирусных штаммов, которые проводит Фушьер, лучше вообще не проводить из-за якобы существующей угрозы двойного использования или случайного распространения штамма. «Если эти опыты не проведем мы, их все равно проведет природа, так как

современный уровень развития биотехнологий не позволяет конструировать микробы, которые не могли бы возникнуть естественным путем», — считает Перес.

Если бы Эдвард Дженнер, английский врач, разработавший первую вакцину против оспы, так же боялся вирусов, как критики Фурьера, человечество никогда бы не избавилось от этого заболевания, справедливо напоминает автор публикации.

На фоне такой аргументации доводы сторонников цензуры научных данных, изложенные в третьей статье Майклом Остерхолмом (Университет Миннесоты) и Дональдом Хендерсоном из центра биобезопасности при Университете Питтсбурга, выглядят довольно вялыми. Их главным контраргументом остается тезис, что риск случайного или намеренного распространения новых вирулентных штаммов будет всегда перекрывать неопределенные потенциальные выгоды от их создания.

В подкрепление своей позиции авторы указывают, что все предыдущие удачные и неудачные опыты противостояния вирусным эпидемиям

в наименьшей (точнее, даже в никакой) степени были связаны с лабораторным прогнозированием мутаций — действительно эффективную вакцину можно получить лишь постфактум, когда новый штамм «созрел» в естественных условиях и зафиксирован как высоковирулентный.

Последнее утверждение, являясь фактически верным (действительно, ни одна из более или менее эффективных вирусных вакцин не была пока получена до того, как начинались эпидемии), грешит, однако, тем, что априори отказывает новому знанию, полученному опытным контролируемым путем, в возможной практической пользе, что совершенно некорректно как с точки зрения научной этики, так и истории науки.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть