Пенсионный советник

Графен по-китайски

Азия стала лидером в науках о материалах

Ася Парфёнова 30.06.2011, 16:39

Самым исследуемым материалом ожидаемо является графен, за открытие которого в 2010 году Андрей Гейм и Константин Новоселов получили Нобелевскую премию, а по количеству публикаций в области наук о материалах и прикладных технологий азиатские ученые обогнали Северную Америку и Европу. Лидер области — Китай, а Россия занимает седьмое место, говорится в отчете Thomson Reuters.

Лидерство Азии, и в частности, Китая, достигнутое в последние несколько лет в науках о материалах и технологии — пожалуй, самое интересное наблюдение, сделанное аналитиками информационной компании Thomson Reuters. Обнародованный на этой неделе «Всемирный исследовательский отчёт: науки о материалах и технология», составленный на основе анализа крупнейшей базы научных публикаций Web of ScienceSM, принадлежащий Thomson Corporation, наглядно демонстрирует бурный рост данной области в целом и особую активность азиатских исследователях в данных коммерчески перспективных направлениях.

Этот отчет стал первым из отраслевых научных отчетов Thomson Reuters. Ранее компания проводила исследования, привязанные к географии. Тема отчета была выбрана не случайно: 2011 год был объявлен ЮНЕСКО Годом химии. Создатели доклада небезосновательно считают относительно новое научное направление Material Science тесно связанным именно с классической химией.

В первую очередь в отчете отмечается ежегодный рост количества материаловедческих публикаций, попадающих в их базу.

За последние тридцать лет их число увеличилось вчетверо и составляет на данный момент около 60 тысяч статей и обзоров в год.

Это около 5% от общего числа публикаций, индексируемого Web of ScienceSM. Об интердисциплинарной природе наук о материалах ярко свидетельствует тот факт, что исследователям пришлось учитывать статьи не только из специализированных материаловедческих журналов, но и публикации в химических, физических, биологических и медицинских изданиях.

И если на момент начала материаловедческого бума явными лидерами были США и Европа, то, начиная с конца 90-х годов прошлого века азиатские исследователи стремительно догоняли и в итоге обогнали своих западных коллег.

В 1981 году китайские учёные опубликовали менее 50 материаловедческих статей, за последние же 5 лет этот показатель составил более 55 тысяч публикаций.

В Европе в середине 90-х годов началась стагнация, а в США даже спад количества публикуемых результатов. Лишь в 2009 году американцы смогли вернуться к уровню 1996 года, но за счёт роста производительности конкурентов общая доля американских публикаций снизилась с начальных 28% до 15%.

Бурный рост количества публикаций китайских ученых уже был отмечен в мартовском исследовании Британского королевского научного общества. Но оптимистично настроенным по поводу развития науки в Китае аналитикам западные ученые в качестве контраргумента предъявляют низкое качество китайских работ.

Действительно, по цитируемости, одному из основных показателей для оценки влияния и значимости научной работы, Китай и другие азиатские страны пока отстают от западных коллег. Публикации учёных из США, которых почти на треть меньше, цитируются на треть чаще. «Но количество переходит в качество, – отмечает Томсон Адамс, директор направления аналитических исследований Thomson Reuters, –

разрыв в показателях цитируемости между Азией с одной стороны и Европой и Северной Америкой с другой начинает сокращаться».


* Импакт-фактор – среднее количество упоминаний, приходящееся на одну статью.

Впрочем, это связано не только с количеством работ и постепенным накоплением опыта внутри китайской науки. Китайские учёные всё чаще тесно сотрудничают со своими американскими и европейскими коллегами. Да и последовательная позиция китайских властей по возвращению на родину успешных на западе ученых китайского происхождения, а также серьёзные материальные вложения рано или поздно выведут науку в Китае на качественно новый уровень.

Стоит также отметить, что российские ученые, которые тоже часто оказываются не прочь покритиковать качество работ своих китайских коллег, в группу лидеров по уровню цитируемости не попали. Мы отстаём по этому показателю не только от США, европейских стран и Японии, но также и от Китая и Индии.

Единственным научным заведением из России, попавшим в топ-20 исследовательских организаций по количеству публикаций за период с 2001 по 2011 год, оказалась Российская академия наук.

По количеству публикаций РАН находится на втором месте с почти семью тысячами работ, вдвое отставая от своих коллег, Китайской академии наук. Последняя, правда, лидирует и в топ-20 по количеству цитирований, в который РАН не попала.

Единственной исследовательской организацией, которая попала в топ-20 по трём показателям – количеству публикаций, количеству цитирований и значению импакт-фактора — оказалось немецкое Общество Макса Планка. РАН часто сравнивают с этой авторитетной научной организацией, когда хотят подчеркнуть возможность эффективной работы столь громоздкой структуры. Учёные из Общества Макса Планка за последние 10 лет опубликовали чуть более трёх тысяч научных работ, вдвое меньше, чем в РАН. Однако стоит отметить, что в РАН работают более 55 тысяч научных сотрудников, тогда как в её немецком «аналоге» — менее 5 тысяч постоянных научных сотрудников и около 11 тысяч приглашенных исследователей и постдоков, то есть молодых учёных на временной позиции.

Кстати, все остальные места в топ-20 научных организаций по показателю импакт-фактора занимают американские университеты.

Впрочем, данный факт свидетельствует не только о качестве и авторитетности американской науки, но еще и о том, что университетская наука отличается большей фундаментальностью, а значит более универсальна и чаще цитируется. В не связанных же с образовательной деятельностью научных организациях больше внимания уделяют прикладным наукам.

Впрочем, именно прикладное значение наук о материалах является причиной, по которой в Азии им уделяется столь пристальное внимание. Бурно развивающиеся экономики, такие как Китай, Южная Корея и Сингапур, не хотят упустить возможности занять лидирующие позиции в «Век передовых материалов». Именно так, предполагает Thomson Reuters, наши потомки назовут XXI век.

В докладе выделены и основные научные направления, наиболее популярные среди мирового материаловедческого сообщества. В горячую двадцатку вошли полимерные солнечные ячейки, мультиферроики и магнетоэлектронные материалы, нановолоконные скэффолды (каркасы) для тканевой инженерии. Возглавляют рейтинг направлений, что ожидаемо, исследования электронных свойств графена.

С тех пор как Андрей Гейм и Константин Новосёлов и их коллеги из Университета Манчестера и Института проблем технологии микроэлектроники и особо чистых материалов РАН в Черноголовке напечатали свои первые статьи в 2004 и 2005 годах, эти работы были процитированы 4300 и 3000 раз, соответственно.

В целом по данному направлению с 2004 года опубликовано 10527 статей и обзоров. Лидируют по количеству работ в данной области США, но Китай постепенно наступает им на пятки.

Россия по числу «графеновых» публикаций находится на последнем месте десятки наиболее активных стран. РАН же занимает четвёртое место по этому показателю среди научных организаций, пропустив вперёд Китайскую академию наук, Национальный университет Сингапура и Испанский национальный исследовательский совет.

По многим другим перспективным направлениям, таким, например, как металлорганические структуры для хранения водорода, Китай уже уверенно обгоняет США.

На пятки североамериканцам и европейцам наступают небольшие, но мощные и эффективные мировые экономики — Южная Корея и Сингапур.

По мнению аналитиков, западной науке пора осознать, насколько серьёзный конкурент появился у них и больше не допускать спадов и колебаний в области исследования новых материалов. В ином случае совсем скоро Европа и Америка из экспортёра технологий превратится в их импортёра.