Подпишитесь на оповещения
от Газеты.Ru
Дополнительно подписаться
на сообщения раздела СПОРТ
Отклонить
Подписаться
Получать сообщения
раздела Спорт

Не предскажут, но помогут

Взрыва вулкана Кизимен на Камчатке не будет

Александра Борисова 26.05.2011, 18:10
Thinkstock/Fotobank.ru

Эксперты-ученые не могут предсказать дату землетрясения или извержения вулкана, однако способны оценить их риски и обеспечить большую устойчивость хрупкой высокотехнологичной инфраструктуры – авиации или АЭС. Создание сильного корпуса экспертов, консультирующих систему управления, становится приоритетом для заботящихся о своем будущем стран.

Четверг принес цивилизованному миру, напуганному повторением прошлогоднего транспортного коллапса из-за извержения вулкана в Исландии, еще одну «взрывную» новость: ученые на Камчатке прогнозируют «катастрофическое» извержение вулкана Кизимен.

«В последние дни в постройке вулкана сейсмостанции начали фиксировать сильное вулканическое дрожание. При этом продолжается извержение исполина. Регистрируется термальная аномалия, свидетельствующая о том, что порода в кратере сильно разогрета», — сообщил в четверг представитель Института вулканологии и сейсмологии дальневосточного отделения РАН.

«Есть вероятность того, что в кратере исполина произойдет катастрофический взрыв», — добавил он.

Удаленность вулкана-гиганта от густонаселенной Европы не аргумент: извержение вулкана Лаки в XVIII веке привело к изменению климата на территории всей Евразии в течение нескольких лет.

Высокотехнологичная инфраструктура — будь то реактивные самолеты, составляющие основу современной авиации, или АЭС — крайне неустойчива перед природными катаклизмами.

Вкупе с мартовским землетрясением и цунами в Японии, ставшими серьезным ударом для глобальной экономики, тесно связанной с японскими производителями, новый транспортный коллапс, связанный с извержением какого-нибудь очередного вулкана, вновь грозит крайне серьезными убытками. В этой ситуации основным приоритетом развитых обществ становится создание сильного корпуса научных экспертов, работающих в связке с системой управления страной. При этом неправильно ждать от ученых точного предсказания даты того или иного катаклизма, ведь не точное время землетрясения является «святым граалем» тех же сейсмологов.

Даже если дата известна, невозможно эвакуировать миллионный город с его промышленностью.

Такой прогноз — это многопараметрическая модель, в общем случае с бесконечно большим количеством неизвестных. Ни один суперкомпьютер или система распределенных вычислений не способна обработать достаточное количество параметров, описывающих глобальную систему. Ученые ведут борьбу за создание работающей модели, которая бы оказалась подъемной для существующих ресурсов и при этом учитывала бы все имеющие значения параметров. Примером такой борьбы являются климатические модели.

Другой, более реалистичный «и близкий к народу», путь заключается в том, чтобы оценить возможные на данной конкретной территории риски и их вероятность, а также подготовить инфраструктуру и людей к катаклизму, чтобы минимизировать убытки.

Именно такая схема отчасти сработала в Японии во время землетрясения (просто цунами оказалось выше, чем «рассчитывала» система).

Однако для реализации такого комплекса мер нужно предпринимать серьезные административные решения в тесном взаимодействии с экспертным сообществом ученых, специализирующихся на разноплановой оценке рисков в глобальных системах — природных и экономических. Рыночные механизмы здесь не работают: те же самые авиакомпании заинтересованы в минимизации убытков, поэтому изначально настаивают на смягчении ограничений авиационных регуляторов. Королевский институт международных отношений Chatham House в отчете, посвященном проблемам авиационной безопасности в Европе, отмечает, что

пресса в ходе прошлогоднего авиационного кризиса гораздо больше внимания уделяла мнению бизнеса, а не правительств или научных экспертов.

На пороге нового авиационного кризиса информационная война компаний не ослабла: ирландский дискаунтер Ryanair, первым попавший под удар «стихии», уже начал «пиар-наступление» в прессе. Вместе с тем для эффективного управления рисками и обеспечения безопасности людей необходимо плотное взаимодействие государственного аппарата с экспертным сообществом: только оно обладает достаточной информацией по оценке глобальных рисков — вероятности их возникновения и возможном ущербе. Кроме того, СМИ, ответственные за формирование общественного мнения, должны считаться не с интересами корпораций, а с научно обоснованным экспертным мнением в интересах безопасности общества.

«Будем надеяться, что в этот раз СМИ будут уделять больше внимания освещению мнения ученых и экспертов, а не представителей авиакомпаний и крупного бизнеса.

Детальное описание научно-технологических особенностей каждой ситуации помогает людям правильно оценить уровни рисков в каждой конкретной ситуации для себя», — считают эксперты Chatham House.

Поэтому сейчас для ЕС консолидация мнений всех правительств в рамках союза опирается исключительно на экспертное мнение собственного научного сообщества, которое позволяет найти объективно лучший путь.

В России научное сообщество не имеет права голоса при принятии важных стратегических решений.

Результатом этого стали техногенные катастрофы уровня СШ ГЭС.

К природным катастрофам уровня Фукусимы Россия просто не готова: управленческие кадры не имеют корпуса экспертов, которые могли бы указать правильный путь в нештатной ситуации. Эксперты, к счастью, уже опровергли прогноз о предстоящей катастрофе в результате взрыва вулкана Кизимен на Камчатке. Но данная новость могла бы сослужить хорошую службу, если бы соответствующие люди задумались над тем, как страна пережила бы катастрофу, если бы она все-таки произошла. Ведь «растет не число катаклизмов, а человеческая беспечность».