«Заходите в планетарий!»

В Москве вновь открылся планетарий

Лектор: (none) 11.04.2011, 10:56
РИА «Новости»

Спустя 16 с лишним лет в Москве открывается большой планетарий. В преддверии этого события об истории и развитии планетариев в России и мире в своей лекции в «Газете.Ru» рассказывает старший научный сотрудник ГАИШ МГУ Владимир Сурдин.


Часть 1. Сколько звезд на небе
Планетарий... Это слово у некоторых из нас вызывает ностальгические воспоминания: далекое детство, солнечный воскресный день, долгожданный поход с родителями в «Звездный дом», прохладный полумрак вестибюля, необычный круглый зал «без потолка», тихая музыка, сумерки и, наконец, потрясающий мир звезд, впервые распахнувшийся перед маленьким городским жителем. Это впечатление из тех, которые на всю жизнь. Кто знает, скольких из нас именно оно двинуло в науку и технику. Не напрасно Владимир Владимирович советовал:

Пролетарка, пролетарий —
Заходите в планетарий!
Должен каждый пролетарий
Посмотреть на планетарий!

Впрочем, и непролетарию тоже оказалось полезно побывать в планетарии, хотя бы для того, чтобы представить себе мир, в котором мы живем. Особенно актуально это для жителей больших городов, которых яркое ночное освещение лишило возможности видеть Вселенную.

Недавно московским школьникам я задал вопрос: «Сколько звезд мы видим на небе невооруженным глазом?» Самые начитанные ответили, что 6000. А большинство написали числа от 20 до 100.

И ведь именно они оказались правы: обычно в Москве даже в ясную погоду больше звезд не видно.

Городские жители практически не знакомы с явлениями ночного неба — с метеорами, полярными сияниями, серебристыми облаками, гало, кометами и прочей научной красотой. Поэтому в большом городе планетарий — вещь необходимая.

Энциклопедия определяет этот термин так: «Планетарий — оптический прибор для проекции на внутреннюю поверхность полусферического купола изображений звезд, планет, Солнца, Луны и других небесных объектов с соблюдением их относительной яркости, положения и движения». Можно добавить, что современный аппарат планетарий должен показывать картину неба при наблюдении из любой точки на Земле в любой момент времени и в любую эпоху, как в прошлом, так и в будущем. И он с этим справляется. А самые продвинутые планетарии могут значительно больше.

Дом с круглым залом и полусферическим куполом мы тоже по традиции называем планетарием. В архитектурном отношении здания планетариев так же неповторимы, как церкви и мавзолеи: хотя в них просматривается нечто общее, двух одинаковых планетариев вы не найдете.

Кстати, сравнение планетариев с церквями возникло у меня неслучайно: в нашей стране их судьбы — кто бы мог подумать — тесно переплелись. Утилитарное значение планетариев – помощь в астрономическом образовании и в популяризации космических исследований – никогда бы не сделало их объектом чиновничьего внимания. Но в 1960-70-е годы, когда в СССР (и не только) на космонавтику была возложена идеологическая задача, планетарии оказались востребованы и стали рождаться как грибы во многих областных центрах и столицах союзных республик. Однако строить отдельное, да еще нетиповое здание для планетария хлопотно, поэтому им стали отдавать здания церквей, благо в церкви всегда есть большой зал с круглым куполом. Да и в идеологическом смысле «красивый ход»: перекуем, мол, мечи на орала — сделаем бывший рассадник религии оплотом атеизма и передовой науки. Помню, был планетарий даже в бывшем здании мечети; изнутри ее купол покрывала старинная роспись звездного неба, а стоявший рядом минарет очень напоминал ракету…

Часть 2. Шар со множеством мелких отверстий
Планетарий почти так же стар, как сама астрономия. С давних пор любознательные наблюдатели неба пытаются моделировать относительное положение светил. Сначала это делали на плоских поверхностях — на песке, камне, бумаге. Но чем большую область неба изображали, тем сильнее были искажения. Значительно позже с этой проблемой столкнулись географы и навигаторы, вычерчивая карты поверхности Земли. А в наше время создатели астрономических программ для персональных компьютеров вновь испытывают все те же трудности, пытаясь отобразить сферический небосвод на плоском экране монитора.

Звездный глобус снаружи и изнутри

Одним из способов решения этой проблемы стало нанесение положений звезд и созвездий на внешнюю поверхность глобуса. Изобретение небесного глобуса приписывают досократовскому философу Анаксимандру (6 век до н. э.). Но кто видел глобус без параллелей и меридианов? Греческому геометру Эратосфену (ок. 250 до н. э.) приписывают изобретение армиллярной сферы: это конструкция из нескольких деревянных или металлических колец, напоминающая «скелет глобуса» и демонстрирующая основные линии небесной сферы – небесный экватор, небесный меридиан, эклиптику (годичный путь Солнца) и первый вертикал.

Позже эти приборы были независимо усовершенствованы исламскими и китайскими астрономами.

При всей внешней схожести небесного и географического глобусов, у них есть существенное различие. Взглянув на хороший глобус Земли, мы видим планету такой, какова она в действительности (в наш космический век это особенно очевидно). Но расположение звезд на небесном глобусе имеет лишь математическое сходство с действительностью; наглядного образа оно не дает. В самом деле, кому из нас доводилось наблюдать небо снаружи?

Чтобы преодолеть этот недостаток, требуется поместить наблюдателя внутри звездного глобуса. Впервые такой прибор был изготовлен между 1650 и 1654 годами под руководством немецкого ученого Адама Олеария (1603–1671); внутри созданного по его проекту Готторпского глобуса могло разместиться несколько человек. В XVII--XIX вв. эти устройства были весьма популярны. Последнюю попытку изобразить небесные объекты на внутренней поверхности вращающейся сферы предпринял в 1912 г. Уоллас Атвуд (1872–1949), создав для Чикагской академии наук металлический шар со множеством мелких отверстий, проникая сквозь которые, дневной свет создавал картину звездного неба. Зрители размещались на свободно подвешенных сиденьях внутри вращающегося шара.

Эти громоздкие устройства демонстрировали правильную картину созвездий, восходы и заходы неподвижных звезд.

Наиболее совершенные из них могли показать вид звездного неба на разных географических широтах. Но движения Солнца, Луны и планет были им недоступны.

Орарий — коперниканский планетарий

Аппараты для демонстрации видимого взаимного движения небесных светил имеют почти столь же долгую историю, как звездный глобус. Древнейший среди известных — так называемый механизм Антикитера, подняли в 1901 г. со дна Средиземного моря ныряльщики за губками. Этот поразительно сложный календарь и счетный механизм был создан около 87 до н. э. Можно вспомнить также построенные в 1348–1364 гг. Джованни де'Донди семициферблатные астрономические часы — астрариум, — изображавшие все известные тогда тела Солнечной системы.

Появление теории Коперника вызвало немалые споры в обществе и среди ученых. Для наглядной демонстрации новых космологических принципов (или для утверждения альтернативных, как в случае с датским астрономом Тихо Браге, 1546–1601) строились механические приборы нового типа, изображавшие орбиты планет вокруг центрального Солнца с точки зрения стороннего наблюдателя.

Обычно в них соблюдались относительные размеры орбит, а самые продвинутые модели с высокой точностью демонстрировали взаимное движение планет и даже их спутников.

Одним из первых был механический планетарий Христиана Гюйгенса (1629–1695), построенный им в Нидерландах в 1682 году. В Дании подобную конструкцию создал Олаф Рёмер (1644–1710). В Англии сложный механический планетарий был построен около 1712 года Джоном Роули для Чарльза Бойли (1676–1731), четвертого графа Оррери; он-то и дал имя «орарий» всем последующим механическим устройствам такого рода.

В России действующие механические модели Солнечной системы называют «коперниканскими планетариями». Еще недавно их можно было увидеть на демонстрационных площадках крупных планетариев — Московского, Волгоградского. Но сейчас, насколько мне известно, ни один из них не действует.

Проекционный птолемеевский планетарий

Отцом проекционного планетария считают Оскара фон Миллера (1855–1934), основателя и первого президента Немецкого музея в Мюнхене (Германия). Развивая свою концепцию просветительской экспозиции, он решил создать учебные пособия для демонстрации важнейших научных теорий. В том числе он хотел показать, как гелиоцентрическая теория Коперника объясняет видимое геоцентрическое движение небесных тел. Миллер понимал, что для наглядности и полноты эффекта коперниканской модели мира недостаточно: необходимо вернуться к геоцентрической, «птолемеевской» картине Вселенной. В 1913 г. он обсуждал на оптическом предприятии «Карл Цейс» в Йене возможность создания полого небесного глобуса диаметром 4,5 метра, подобного аппаратам Олеария и Атвуда, но снабженного по предложению гейдельбергского астронома Максимильяна Вольфа (1863–1932) электрическими лампами для имитации звезд, а также движущимися моделями планет.

Однако этот проект прервала Первая мировая война.

В 1919 г. цейсовский инженер Вальтер Бауэрсфельд (1870–1959) нашел совершенно новое решение проблемы. Он предложил заменить вращающуюся сферу неподвижной полусферой, используя ее внутреннюю белую поверхность как экран для множества небольших проекторов, расположенных в центре.

В Мюнхене 21 октября 1923 г. публике представили первый проектор «Модель I», сразу же прозванный «чудом из Йены». Точечная лампа накаливания помещалась в центре звездного проектора диаметром 0,5 м. На его сферической поверхности размещался 31 объектив, в фокусе каждого из которых была металлическая пластинка с отверстиями. Относительное положение и размер отверстий соответствовали положению и яркости звезд, видимых невооруженным глазом на данном участке неба. В целом картина представляла вид всего звездного неба, за исключением небольшой области вблизи южного полюса мира, занятой узлом крепления проектора. Вращаясь вокруг полярной оси, «Модель I» демонстрировал суточное движение неба. Отдельная ось позволяла моделировать явление прецессии, представляющее колебание земной оси с периодом 26 000 лет и приводящее к смещению полярных звезд, а также точек равноденствия и солнцестояния.

Чтобы правильно воспроизвести относительные скорости Солнца, Луны и планет так, как они наблюдаются с Земли, для каждого из этих светил использовался двойной оптический проектор, перемещаемый системой шестеренок.

При этом точно имитировалось попятное движение планет, фазы Луны и прочие видимые невооруженным глазом небесные явления.

Однако первый проекционный планетарий не мог показать эффект изменения широты места наблюдения. Чтобы исправить этот недостаток, инженер Вальтер Филлигер (1872–1938) разделил шар звездного проектора на два полушария: одно для северных звезд, другое – для южных. Он также сократил наполовину устройства для проекции планет и разместил их между разделенными полусферами. Получившаяся «Модель II» планетария Цейса (1926) стала универсальным учебным прибором. До Второй мировой войны около двух дюжин таких планетариев было установлено в Европе и пять в США. Открытый в 1929 г. Московский планетарий стал тринадцатым в мире. Десять его предшественников находились в Германии, один в Вене и еще один в Риме. Между прочим, Нью-Йоркский планетарий открылся лишь в 1935 году.


Часть 3. 150 проекторов с телеобъективами

Расцвет планетариев

Высокая цена цейсовской «Модели II» (около 75 000 долларов США в 1930 году) существенно ограничивала их количество в мире. В 1947 году Арманд Спитц (1904–1971), лектор и руководитель планетария Фельц в Филадельфии, предложил упрощенную конструкцию дырочного проектора, что снизило цену аппарата до 500 долларов и сделало его доступным значительно большему кругу покупателей — школам, университетам, музеям. Прибор Спитца, напоминавший «Модель I» Цейса, представлял собой додекаэдр, в 12-ти гранях которого были отверстия для проекции нескольких сотен ярчайших звезд. За 10 лет было продано около 100 проекторов Спитца модели А.
Возможно, планетарии так бы и остались экзотической диковинкой богатых колледжей и музеев, если бы не рождение космонавтики, заставившее весь мир поднять глаза к ночному небу. Запуск 4 октября 1957 года первого спутника в Советском Союзе, как утверждает американская энциклопедия Коллиера, «вызвал национальный кризис самоуверенности, с которого началась коренная перестройка американского образования в области естественных наук и математики. Эта очевидная угроза национальной безопасности наконец переломила длительное сопротивление федеральной поддержке образования». В частности, принятый в 1958 г. «Акт о национальной защите образования» широко распространил практику использования федеральных средств и открыл замечательную эпоху в строительстве планетариев.

Арманд Спитц стремился к применению планетария в разнообразных образовательных целях, и его заслуга в том, что широкие массы населения познакомились с планетарием.

Предприятие Спитца выпустило новый, более сложный проектор, ставший наиболее массовым аппаратом планетария в мире. Последовавшие за этим экспедиции к Луне подняли астрономию и космическое образование на новый уровень популярности. К 1970 г. в Северной Америке функционировало более 500 планетариев различного типа.

Совершенно закономерно в начале 1980-х аппарат планетарий стал превращаться из оптико-механического в оптико-электронное устройство. Корпорация «Эванс и Сазерленд» в Солт-Лейк-Сити (шт. Юта) первой создала планетарий «Диджистар», не имеющий движущихся частей. Микрокомпьютер VAX с помощью графического процессора отображает данные о 6800 звездах на телевизионной трубке высокой яркости, с которой изображения звезд с помощью объектива «рыбий глаз» проецируются на купол. Поскольку все характеристики звезд задаются численно, «Диджистар» позволяет зрителям «покинуть Землю» и рассматривать звездное небо с точки зрения наших соседей, удаленных вплоть до 650 световых лет от Солнца. Ускоряя бег времени, можно даже увидеть перемещение звезд в пространстве. Разумеется, «Диджистар» демонстрирует и все стандартные эффекты, доступные его предшественникам. Первый такой аппарат был установлен в Универсальном планетарии г. Ричмонда (шт. Вирджиния) в 1983 г. К середине 1990-х еще несколько десятков проекторов «Диджистар» обрели хозяев в США.

Не остановилось и развитие «гантелеобразного» планетария Цейса: модели 1967-84 годов Spacemaster, Skymaster и Cosmorama обеспечивают проекцию на купола диаметром от 6 до 25 метров, электронную запись лекций и видеопрограмм, множество спецэффектов. Последние классические модели имели 5 метров в высоту и весили до 2 тонн. В начале 1990-х их потеснил компактный Universarium с богатой электронной начинкой, способной даже черпать новые данные через интернет.

Чтобы получить представление о сложности, например, «Большого Цейса», следует иметь в виду, что в его конструкции объединено более 150 проекторов с телеобъективами, приводимых в движение (группами и поодиночке) семью бесшумными электромоторами.

В проекторах используется четыре десятка различных электроламп. В 32 проектора звездного неба вставлены металлические пластинки с отверстиями диаметром от 0,023 до 0,33 мм в зависимости от яркости звезды. Самые яркие звезды изображаются отдельными проекторами с имитацией цвета и атмосферного мерцания. Некоторые переменные звезды, как положено, меняют свой блеск. Демонстрируются Млечный Путь, десятки звездных скоплений и туманностей, вспышки новых звезд, метеоры и кометы, полярные сияния и гало; на звездное небо накладываются фигуры созвездий, традиционные для различных народов мира. Специальный проектор воспроизводит параллактическое и аберрационное движение Сириуса, вариообъективы позволяют приближать планеты, чтобы рассмотреть их спутники и кольца (причем спутники Юпитера движутся, а кольца Сатурна меняют наклон). Демонстрируются даже зодиакальный свет и противосияние (которые видел в природе далеко не каждый профессиональный астроном).

При этом весь аппарат имеет возможность вращаться вокруг трех осей: полярная ось обеспечивает суточное движение светил, ось эклиптики позволяет моделировать явление прецессии, а горизонтальная ось обеспечивает перемещение наблюдателя по географической широте. Проекторы Солнца, Луны и планет имеют дополнительные оси в соответствии с их орбитами. Кроме главного аппарата в зале работают десятки вспомогательных проекторов: слайд-проекторы и кинопроекторы, оптический коперниканский планетарий, имитаторы солнечного и лунного затмений; вдоль горизонта демонстрируется панорама ночного города с легко узнаваемыми деталями, панорамы планет (посадка на Луну, высадка на Марс), сумеречные явления и т. п. Управляемый лазерный луч, телевизионный проектор компьютерных изображений и настоящий квадрофонический звук дополняют картину.

Могу сказать по личному опыту зрителя и лектора, что все вместе это оказывает потрясающий эффект и на детей, и на искушенных профессионалов.

К началу ХХI века производство аппаратов «Планетарий» стало серьезным бизнесом для многих оптических компаний. Кроме упомянутых выше хорошо известны аппараты японских фирм Goto и Minolta, итальянский Galileo, американские Viewlex, Farquhar, и др.

В СССР в мастерских Московского планетария в конце 1950-х был разработан и производился примитивный аппарат УП-1 («Упрощенный планетарий»), подобный первой модели Спитца. До сих пор этот незамысловатый агрегат (железный шар с дырочками) используется в некоторых малых планетариях. Но ничего близкого к мировому уровню у нас не создавали. Лишь в первые годы перестройки была робкая попытка под патронажем общества «Знание» разработать современный аппарат на основе волоконной оптики. Я был в комиссии по приемке элементарного проектора этого аппарата, демонстрирующего примерно 1/30 часть звездного полушария. Имитация ночного неба оказалась весьма впечатляющей. Но дальше дело не пошло.

Небо ночное и дневное

До сих пор я рассказывал о моделировании эффектов ночного неба, с которым успешно справляются планетарии Цейса, Спитца, Гото. Но ведь и дневное небо не менее богато разнообразными физическими и атмосферными эффектами. Попытка зафиксировать и показать феномены дневного неба впервые была предпринята в 1963 г. в Институте исследования пустынь Рено Университета шт. Невада. Геофизик Вендел Морди создал аппарат «Атмосфериум» сначала как исследовательский прибор, способный с помощью объектива «рыбий глаз» фиксировать на 35-мм пленку изображение неба и затем демонстрировать его на куполе. Иллюзия пребывания под открытым небом оказалась настолько сильной, что этот метод стали использовать для съемки видеофильмов. Например, одна из таких камер была установлена в грузовом отсеке шаттла и снимала работу астронавтов в открытом космосе. Технология «Атмосфериум» с помощью 70-мм пленки была доведена до коммерческого использования в кинотеатрах OMNIMAX, с потрясающим эффектом которых, возможно, некоторые уже знакомы.

Появление персональных компьютеров позволило моделировать звездное небо на экране монитора.

В определенном смысле программы-планетарии, такие мощные, как RedShift, Starry Night, умеют теперь гораздо больше, чем настоящий планетарий. Но с их появлением посещаемость «живых» планетариев не уменьшилась, а лишь возросла.

Прибор для образования, исследований и развлечения

Вначале полагали, что планетарий в основном будет использоваться для учебных целей. Специфический характер астрономии делает ее трудным предметом для преподавания слабо подготовленными учителями физики. Поэтому они с удовольствием пользуются возможностью проводить уроки астрономии в планетариях, где есть квалифицированные лекторы, свежий научный материал, где школьники на свои вопросы получают грамотные ответы. Позже выяснилось, что школьники покидают планетарий, не только обогащенные астрономическими знаниями, но и эмоционально потрясенные редким или вообще никогда не виданным зрелищем, а это возбуждает их любознательность и усиливает интерес к другим предметам.

В планетариях обучаются астронавигации некоторые военные специалисты, а также космонавты. Иногда биологи используют планетарий для изучения способности птиц во время перелетов ориентироваться по звездам.

С появлением новых аудиовизуальных приборов возможности планетариев расширились. В 1970-х крупные планетарии при создании школьных и публичных программ стали применять не только живой рассказ, но также музыкальные и дикторские записи и различные спецэффекты. Эта техника позволяет дать зрителю более насыщенный визуальный ряд в сопровождении профессионального и содержательного текста. С появлением компьютеров сеансы становятся все более автоматизированными. К середине 1990-х планетарии превратились в мультимедийные театры, которые развлекают и обучают посетителей. Привлекают публику и лазерные шоу. Планетарий становится все более универсальным: плоский пол во многих планетариях заменили амфитеатром, полусферический экран наклонили вперед. Теперь этот синтетический объем может использоваться как университетская аудитория, сверхширокоэкранный кинозал, конференц-зал и, конечно, как звездный дом.

Бурный рост числа планетариев наблюдался в 1965-77 гг., когда ежегодно в разных уголках мира открывалось по 60–90 планетариев. По данным Международного союза планетариев, в 1990 г. во всем мире было около 1750 стационарных планетариев, из них 982 в США и около 300 в Японии. С тех пор большое распространение получили мобильные планетарии, сосчитать которые практически невозможно. По некоторым оценкам, сегодня в США приходится один планетарий на каждые 100 000 населения. В Японии еще больше.

Наши планетарии: статистика

В конце 1980-х, незадолго до распада СССР, в системе Всесоюзного общества «Знание» работали 34 планетария (из них 14 в системе общества «Знание» РСФСР):
1. Москва
2. Ленинград
3. Волгоград
4. Рига
5. Киев
6. Харьков
7. Донецк
8. Ярославль
9. Луцк
10. Одесса
11. Гомель
12. Вильнюс
13. Кишинев
14. Минск
15. Саратов
16. Барнаул
17. Горький (ныне Н. Новгород)
18. Иркутск
19. Киров
20. Кострома
21. Оренбург
22. Трускавец
23. Херсон
24. Черновцы
25. Батуми
26. Бельцы
27. Днепропетровск
28. Арзамас
29. Йошкар-Ола
30. Ленинабад (ныне Худжанд)
31. Лида
32. Черкассы
33. Челябинск
34. Ереван.

Первые пять имеют аппараты «Большой Цейс», в Харькове — «Средний Цейс», в остальных были маленькие и очень маленькие аппараты. Полный штат их сотрудников составлял около 450 человек, из них 65 лекторов. В год через эти планетарии проходили 3,7 млн зрителей. Некоторые из этих планетариев ныне полностью преобразились: получили новые здания и новую аппаратуру. А в Нижегородском планетарии создана уникальная система цифровой видеопроекции.

Кроме упомянутых выше еще 26 планетариев в прошлом находились под началом Министерства культуры РСФСР:

1. Уфа
2. Орджоникидзе
3. Казань
4. Новороссийск
5. Ставрополь
6. Пятигорск
7. Хабаровск
8. Астрахань
9. Брянск
10. Владимир
11. Воронеж
12. Калуга
13. Кемерово
14. Новокузнецк
15. Новосибирск
16. Пенза
17. Пермь
18. Псков
19. Ростов
20. Таганрог
21. Новочеркасск
22. Смоленск
23. Тамбов
24. Томск
25. Курган
26. Курск.

Как правило, они были калибром помельче.

Не берусь сказать, сколько из них сейчас функционирует. Но, возможно, не все так плохо: например, в 1999 г. в Брянске открылся реконструированный планетарий.

В СССР было еще два-три десятка планетариев в республиканских министерствах культуры (Баку, Душанбе, Тбилиси), университетах, дворцах пионеров, штурманских училищах, Звездном городке и т. п. Таким образом, на территории СССР в 1980-е годы работали 80–90 планетариев, которые ежегодно посещали около 6 млн человек. Поскольку это число немного превышает годовую рождаемость в СССР тех лет, то можно сказать, что в среднем почти каждый школьник страны хотя бы раз побывал в планетарии.


Часть 4. Московский планетарий
Зажатый высотными зданиями в центре столицы, Московский планетарий внешне не производит сильного впечатления; куда ему до дворца-планетария в Волгограде! Но в техническом и методическом отношениях именно Московский всегда был лидером. Заслуга в этом столичных астрономов, опекавших планетарий и помогавших ему знаниями и делом.
Сотрудники планетария гордятся тем, что даже во время войны он не прекращал работу: уходящим на фронт бойцам читали лекции «Астрономия на войне», «Астрономия для разведчика». Все первые космонавты изучали здесь звездное небо, пока в Центре подготовки не появился свой собственный планетарий. После полетов здесь выступали все первые космонавты, начиная с Ю. А. Гагарина. Здесь читали лекции академики В. А. Амбарцумян, В. А. Котельников, А. А. Михайлов, Б. Н. Петров, О. Ю. Шмидт и др. О своих замечательных путешествиях вспоминали Тур Хейердал и Жак Майоль, И. Д. Папанин и Э. Т. Кренкель, знаменитый исследователь Тунгусского метеорита Л. А. Кулик.

С 1934 г. в Московском планетарии начали работать астрономические кружки, через которые в науку пришли много известных ныне специалистов. С 1947 г. проводилась ежегодная астрономическая олимпиада для школьников — в течение нескольких десятилетий единственная не только в нашей стране, но и в мире.

В 1990-е и 2000-е годы из нее выросли Всероссийская, Международная и многие другие астрономические олимпиады. Но до сих пор собрание задач Московской олимпиады считается уникальным.

В 1947 году, к 800-летию Москвы, при планетарии была открыта первая в мире астрономическая площадка, на которой разместили многочисленные экспонаты — оригинальные приборы, модели и макеты, хороший 5-дюймовый рефрактор в башне. Астроплощадка пользовалась большой популярностью у москвичей. В мастерских Московского планетария создавались новые приборы и модели, изготавливались слайды; лекторы планетария, среди которых были самые квалифицированные в стране, разрабатывали новые циклы лекций и наборы слайдов, служивших базовым материалом для их коллег по всей стране.

В 1980-е годы развитие Московского планетария затормозилось. Главный аппарат морально устарел, современная техника не появлялась. Хорошая обсерватория так и не была создана: прекрасные телескопы пылились на складе. В середине 1980-х планетарий вывели из непосредственного подчинения Всесоюзному обществу «Знание» и передали Московской городской организации, из недр которой назначили нового директора; впервые им стал человек без астрономического образования. В 1994 г. по его инициативе было осуществлено акционирование и создано АОЗТ «Московский планетарий», учредителями которого стали на 30% коллектив планетария, на 20% – МГО общества «Знание», на 50% – АОЗТ «Компания Твинз», специализирующаяся в сфере шоу-бизнеса (конкурсы красавиц, балы и т. п.). По сути дела, это компания стала хозяином планетария, хотя неясно, в чем заключался ее вклад в уставный капитал общества. В том же году планетарий был закрыт на реконструкцию.

С этого момента наш «звездный дом», демонстрировавший виртуальную Вселенную, сам стал виртуальной реальностью.

Планы его реконструкции были маниловские: поднять здание на два этажа, в 3–4 раза увеличив его площадь, внутри устроить ресторан, а под землей – многоярусную автостоянку, приобрести сверхмощный телескоп и — как апофеоз — соорудить от планетария до метро «Баррикадная» подвесной стеклянный коридор с движущимся тротуаром. При этом АОЗТ добивалось, хотя и безуспешно, права передачи здания Московского планетария, построенного государством, в свою полную собственность. После ряда арбитражных судов правительство Москвы получило контрольный пакет акций (61%) и приняло на себя основное бремя финансирования работ.

Время шло, деньги уходили, но продвижения почти не было. В 2008 г. АОЗТ «Московский планетарий» по суду было признано банкротом, и город ввел внешнее управление планетарием, порученное компании «Покровские ворота». Фактически город выкупил планетарий у инвесторов, и реконструкция возобновилась — уже целиком на деньги Москвы. Заново был создан общественный орган — ученый совет планетария под председательством ректора МГУ.

Закуплено новое первоклассное оборудование, монтаж которого уже практически завершен.

Теперь в Звездном зале будут работать сразу две проекционные системы: современный классический оптико-механический планетарий производства Германии и английская система цифровых проекторов, способная воспроизводить на весь купол изображение звездного неба, фильмы и анимации. Возможности этого (очень дорогого!) оборудования почти безграничны. В планетарии будет новая астроплощадка, обсерватория, музей метеоритов, интерактивные экспонаты и аттракционы. Разумеется, будут и астрономические кружки. Всё это потребует немалого штата квалифицированных сотрудников. Готовить их помогает Государственный астрономический институт им. П. К. Штернберга (МГУ). Второе рождение Московского планетария намечено на 12 июня 2011 года.