Пенсионный советник

Пупырышки и кости мешают сексу

Исследования генетических отличий человека и обезьян на примере пениса

Петр Смирнов 10.03.2011, 10:38
Thinkstock/Fotobank.ru

Отказавшись от «ребрышек и пупырышек» на члене, люди снизили чувствительность и научились продлевать половой акт. Как выяснилось, шипы на головке исчезли по той же причине, что и чувствительные вибриссы на лице.

Соитие приобрело социальную составляющую лишь недавно. Если не принимать в расчет редкие (вероятнее всего, случайные) гомосексуальные контакты животных, в природе совокупление — в первую очередь способ продолжить свой род. И, что немаловажно, продолжить его со вполне определенным, отобранным по необходимым критериям партнером.

Чтобы не растерять драгоценный биологический материал раньше времени, наши предки научились частично контролировать наступление эякуляции. С одной стороны, почти у всех животных головка полового члена спрятана под крайней плотью (точнее, аналогичной ей складкой кожи), с другой — её чувствительность сильно повышена по сравнению с остальными участками кожи. В частности, за счет небольших ороговевших шипиков.

Кори Маклин и его коллеги из Стэнфорда нашли генетические причины, позволившие нам отказаться от столь неэстетичных, но весьма функциональных образований.

Несмотря на незначительные различия геномов человека и приматов, наши способности и облик, в том числе и строение полового члена, существенно отличаются. Первый фактор, по крайней мере с общечеловеческой точки зрения, размер: член шимпанзе вполовину короче человеческого, а у гориллы вообще не превышает трёх сантиметров. Во-вторых, человеческий член совсем «бесхребетный», чего нельзя сказать о приматах, обладающих небольшой эректильной костью, поддерживающей этот орган во время полового акта.

В-третьих, на головке члена приматов, как и многих других млекопитающих, есть небольшие кератиновые шипики — омертвевшие выросты кожи.

Преждевременно обвинять в популизме авторов публикации в Nature, не один год работавших над этой темой, не стоит: они всего лишь пытались найти генетические отличия человека и высших обезьян.

Для этого они сопоставили геном шимпанзе, макак, мышей и человека, но не вполне стандартным способом. Для начала они выделили последовательности, присутствующие и у шимпанзе, и у макак, но отсутствующие у человека — то есть все то, что отличает нас от приматов. А в дальнейшем своем поиске ученые остановились не на основных — кодирующих — последовательностях, а на регулирующих участках ДНК.

Среди прочих там оказался и регулятор гена рецептора к андрогену — мужскому половому гормону. Аналогичные мутации у мышей, так же как и кастрация, приводили к укорочению вибрисс и уменьшению шипчиков.

Впрочем, то, что избыток тестостерона у животных приводит к обратному эффекту, еще не значит, что у человека от него вырастут «пупырышки».

Найти же причины отсутствия бакулюма (содержащейся в пенисе кости) ученым не удалось, что позволит альтернативным интерпретаторам вспомнить, что ребер у мужчин все-таки полный комплект.