Подпишитесь на оповещения
от Газеты.Ru
Дополнительно подписаться
на сообщения раздела СПОРТ
Отклонить
Подписаться
Получать сообщения
раздела Спорт

Раненые белки

Ученые, работающие в РАН, не имеют отношения к «Институту белки»

Николай Подорванюк 22.09.2010, 19:17
Thinkstock/Fotobank.ru

Скандал с англоязычной версией сайта Российской академии наук лишний раз ухудшил ее репутацию, но ученые, которые в ней работают, не имеют к этой ситуации никакого отношения. Этот скандал ни в коей степени не должен означать, что РАН нужно ликвидировать за ненадобностью.

Не секрет, что Российская академия наук переживает нелучшие времена. За последний год высшая научная организация Российской Федерации прошла через неприятную историю с Петриком, которую, похоже, все-таки можно считать законченной. Затем на общем собрании РАН состоялось выступление Путина, где тот, сообщив о сокращении бюджета РАН, буквально предложил ученым равняться на Григория Перельмана, который сделал выдающуюся работу «без денег». Все это сопровождалось периодически всплывавшими в СМИ высказываниями о необходимости ликвидации РАН, так как «российская научная система вся прогнила».

К тому же масла в огонь, иной раз неожиданно для себя, подливает и сама академия. Например, президент РАН Юрий Осипов в интервью автору этих строк высказал достаточно спорное мнение о необходимости для российских ученых изучения английского языка, которое теперь является лишним аргументом сторонников ликвидации РАН: «Знаете, если человек — специалист высокого класса, то он будет и русский язык изучать, и читать статьи на русском. Это что за странная постановка вопроса? Почему мы, российские наши люди, должны учить английский язык, чтобы читать работы на английском языке, а там — нет?»

Теперь же, словно в подтверждение этих слов, выяснилось, что англоязычная версия сайта РАН содержит в себе потрясающие перлы, связанные с переводами названий институтов на английский язык.

Самая популярная в рунете ошибка была связана с Институтом белка в Пущино, который на сайте именовался «Институт белки» (Squirrel Institute). Аббревиатура РАН была переведена как слово «раны» в родительном падеже, так что даже Юрий Осипов получил титул «президента ран» (в смысле ранений — president of wounds). Подобная история произошла и с теми институтами, которые названы по имени кого-либо и у которых в названии встречалось сокращение «им.» — это сокращение было переведено как местоимение «им» (them). Или еще пример: Ботанический сад-институт УНЦ РАН стал именоваться «Ботанический печальный институт ран» (Botanic sad-institute of wounds UNTs).

Все эти «приколы» моментально разошлись в рунете, породив ряд комментариев в стиле «какая наука, таков и сайт», «как же стыдно, что у нас такие ученые» и «давно эту академию пора разогнать».

Достаточно оперативно «им.», «ран» и «институт белки» были убраны с сайта РАН. В целом, наверное, можно считать инцидент исчерпанным, если бы не ощущение, что гнев (в целом справедливый) блогеров направлен не по адресу.

Разве ученые делали англоязычную версию сайта РАН?

Дело ученых — работать над научными исследованиями, и в целом те из них, кто работает в академии, с этой задачей более или менее справляются. Несмотря на отсутствие финансирования на должном уровне и угрозу отключения институтов от коммунальных услуг в IV квартале текущего года (о котором предупреждает глава профсоюза РАН Вячеслав Вдовин), на долю РАН приходится 45% всех научных публикаций в России и почти 50% ссылок. На $1 млн вложенных денег РАН производит 70 статей, что является одним из лучших показателей в мире.

А получается, что весь рунет об этой деятельности РАН не знает, а знает только об «институте белки» и считает, что нужно разогнать академию наук, руководители которой не хотят учить английский язык.

Откуда взялась эта «техническая ошибка», достоверно неизвестно. Скорее всего, кто-то из исполнителей заказа по созданию англоязычной версии сайта академии просто поленился (или не захотел тратить свое время в условиях низкого финансирования) и, ускорив процесс, прогнал названия институтов через электронный переводчик. Возможно, разгадка кроется в некоем американском издании про РАН или же в распоряжении президиума РАН «О совершенствовании работ по развитию и актуализации интернет-портала Российской академии наук www.ras.ru».

Как бы то ни было, этой историей из фундамента РАН вынут еще один кирпичик, сдерживающий, увы, рушащееся здание академии.

Еще несколько «кирпичей» вынуло международное научное сообщество. Можно считать, что его позиция выражена в редакционных статьях журнала Nature, посвященных науке в России, где говорится об «инертных академических силах» и о том, что члены РАН «более заинтересованы в увеличении своих зарплат, нежели в создании в России лабораторий для высококлассных научных исследований».

Но что произойдет, если не пытаться спасти ситуацию, а просто ликвидировать Российскую академию наук, хотя бы под тем предлогом, что за границей подобная структура организации научной деятельности считается безнадежно устаревшей?

Нет никакой гарантии, что программа с привлечением рекордных для российской науки грантов (80 штук по 150 млн рублей) даст результат. Никто не сможет гарантировать, что те научно-исследовательские институты, который сейчас находятся в системе РАН и хорошо работают, смогут нормально продолжать работу самостоятельно. Откуда же тогда возьмутся те 45% всех научных публикаций в России, которые сейчас обеспечивают научные учреждения РАН?

История с «белками» лишний раз подтверждает банальную истину, что каждый должен заниматься своим делом и делать его качественно. Задача переводчика — переводить «без белок». Задача блогера — флудить на тему «белок». Задача руководителя организации, где «белки» обнаружены, — наказать виновного в их появлении, сделать выводы и не допускать впредь подобного. Задача ученого, работающего в той организации, где «белки» обнаружены, — заниматься наукой.