Хоббит с головы до пят

Индонезийские «хоббиты» произошли от человека прямоходящего

Пётр Смирнов 07.05.2009, 16:02
William Jungers/ARKENAS

Чересчур большие стопы и маленькая голова лишают индонезийских «хоббитов» шансов на родство с нами. Анализ черепов карликовых бегемотов и обезьяньих стоп даёт убедительные доказательства независимого происхождения Homo floresiensis от человека прямоходящего.

Последние пять с половиной лет палеоантропологии с завидной регулярностью публикуют научные труды, посвященные «хоббитам» с индонезийского острова Флорес, Homo floresiensis. Ключевым и самым спорным вопросом в данном случае остается не образ жизни или умения последних, а происхождение, степень родства с современными людьми и с нашими предками и даже правомочность отнесения «хоббитов» к людскому роду Homo. За это недолгое время ученые успели записать хоббитов и в число обезьян, и в потомки человека прямоходящего, и даже в карликовые представители нашего собственного вида, Homo sapiens.

Споры вокруг положения этого вида (или подвида) разгорелись с новой силой после обнаружения на островах Палау «гномов». После противоречивой статьи, описывающей якобы новый вид, через некоторое время вышла новая работа, подтверждающая, что гномы — обычные островитяне, из-за изолированной пещерной жизни значительно уступающие в размерах жителям материка.

В последнем номере Nature опубликованы две работы с детальным анализом стопы и черепа «хоббитов» (точнее, «хоббитш»), оставивших образцы LB1. Возможно, они станут точкой в этом затянувшемся споре.

По данным обеих исследовательских групп, H. floresiensis является потомком человека прямоходящего, H. erectus.

Сосуществовать на Земле с более совершенными людьми на протяжении десятков тысяч лет хоббитам помогло то, что они вовремя заняли благодатную островную нишу.

В доказательство тому интернациональный коллектив под руководством Вильяма Юнгерса из Нью-Йоркского университета Стони-Брука привел детальный морфометрический анализ стопы хоббита. Учёные сравнили её кости с костями ныне живущих людей, человекообразных обезьян и наших вымерших предков.

Несмотря на то что стопа «хоббита» была лучше обезьяньей приспособлена для прямохождения (относительная жёсткость, приведенный большой палец), что роднит хоббитов с человеком прямоходящим, остальные параметры костей стопы на наши совсем не похожи.

Во-первых, хоббиты страдали от плоскостопия. Форма их ладьевидной кости существенно отличается от нашей, а потому не формировала характерную арку.

Во-вторых, в сравнении с Homo sapiens, хоббиты отличались чрезмерно большим размером ноги: длина их стопы превышала половину большеберцовой кости. Эти и другие особенности не лучшим образом сказывались на прямохождении.

Авторы пишут, что хотя H. floresiensis, без сомнения, ходил на двух ногах, удавалось это ему не очень хорошо. Возможно, это и объясняет тот факт, что за предположительно 80 тысяч лет, пока хоббиты населяли Индонезийский архипелаг, они не сумели заметно мигрировать и распространиться за его пределы.

Элеанор Уэстон из Лондонского музея естественной истории и её коллеги предложили куда более оригинальный метод доказательства независимости хоббитов:

ученые сопоставили параметры их черепа с карликовыми гиппопотамами, живущими на острове изолированно от своих континентальных родственников-гигантов.

Островная карликовость и до этого была одним из основных аргументов в объяснении размеров хоббитов. Однако авторы нынешней статьипоказали, что карликовость может развиваться непропорционально, а потому маленькие череп и мозг «хоббитов» могут быть проявлением островной карликовости, а не патологической микроцефалии.

Вкупе с вертикальным лицевым черепом и характерным строением зубов, роднящим хоббитов с человеком прямоходящим, эти исследования и расположили H.floresiensis на независимой от нас ветви древа эволюции, наравне с неандертальцами и кроманьонцами. Предком же хоббитов, судя по всему, был человек прямоходящий, Homo erectus.

Впрочем, по мнению Даниеля Либермана из Гарвардского университета, написавшего комментарий к двум описанным выше работам, этим предком вполне мог быть и человек умелый, H. habilis. Это отличный повод для продолжения дискуссии, а за аргументами, как видим, дело не станет.