Пенсионный советник

Песок состарил древнейшего китайца

«Пекинский человек» оказался старше на четверть миллиона лет

Петр Смирнов 12.03.2009, 10:34
R.L.Ciochon/U.of Iowa

Анализ песка из пещеры Чжоукоудянь состарил синантропа, или «пекинского человека», на четверть миллиона лет. Человек пришел в Китай еще в относительно холодный период. Необходимость противостоять суровым климатическим условиям, возможно, и обусловила отличия «развитого» синантропа от «примитивных» питекантропов и предков индонезийских «хоббитов».

Датировка палеонтологических находок — настоящее искусство: нужно тщательно оценить происхождение всех слоев породы, будь то морской песок или речной ил, собрать все детали, сопровождающие ископаемого подопечного, и, наконец, выбрать подходящий метод анализа, соответствующий требуемому масштабу на временной шкале. Конечно, если речь идет о динозаврах, сотней-другой тысяч лет можно и пожертвовать, но когда вопрос касается наших непосредственных предков и ближайших родственников, палеоантропологи готовы на любые изыски.

На этот раз палеоантрополог Гаунцзюнь Шэнь из Нормального университета китайского города Нанкин и его китайские и американские коллеги изучили относительное содержание изотопов алюминия и бериллия 26Al/10Be в песке одной из пещер Чжоукоудяня. В 1923 году в этом гроте был найден знаменитый синантроп — человек прямоходящий, первым из представителей рода Homo покоривший просторы Восточной Азии.

Тщательно отобрав несколько кристаллов кварца с места оригинальной находки, появившихся здесь не раньше, чем умер обладатель найденных в 1920-х годах останков, Шэнь и его коллеги показали, что

синантропу, известному так же, как «пекинский человек», — минимум 770 тысяч лет (плюс-минус 80 тысяч).

Это почти на четверть миллиона лет больше, чем считалось прежде.

Гроты Чжоукоудянь, располагающиеся невдалеке от Пекина, уже не в первый раз удивляют ученых. В 1923 году там были обнаружены зубы, а в 1926-м — и череп синантропа. А сейчас общее количество находок насчитывает 17 тысяч каменных артефактов и останки 50 представителей вида Homo erectus, в том числе 6 черепов, достаточно просторных, чтобы вместить 850–1220 см3 головного мозга.

Новая датировка, предложенная авторами публикации в Nature, означает, что Homo erectus pekinensis освоил достаточно высокие широты (40-я параллель) еще во время ледникового периода. А значит, уже вскоре после выхода из Африки смог приспособиться к достаточно холодному климату; впрочем, даже непосредственно ото льда и снега ему прятаться не приходилось.

Предположительно H.erectus возник в экваториальной Африке в эпоху среднего плейстоцена (около 2 миллиона лет назад), после чего несколько раз мигрировал. В Европе он заселил площадь от Британских островов до белорусских лесов и известен как гейдельбергский человек, в Китае — как пекинский, а на Яве он мог даже быть предком известных «хоббитов» — Homo florensiensis. Большая часть вида была вытеснена неандертальцами 300 тысяч лет назад, хотя в Индонезии они могли сохраниться и до прихода современных людей, исчезнув лишь 30 тысяч лет назад.

Новые данные должны помочь в детализации самых первых шагов H.erectus в Азии.

Некоторые антропологи склонны выделять две отдельные фазы миграции — по южному побережью континента до Явы и через Грузию в северный Китай. Подобный подход мог бы объяснить большие различия между «развитыми» синантропами из пещер Чжоукоудяня, их «отсталыми» индонезийскими сородичами — питекантропами (врез на фото) и, возможно, «хоббитами».

Важен даже путь перемещения — вдоль побережья или по лесу, ведь это отражает выбор рациона древних людей, а следовательно — и критерии естественного отбора. Правда, для ответа на этот вопрос придется подождать обнаружения новых стоянок с остатками пищи и инструментов.

Теперь ученые планируют применить тот же метод для анализа других археологических площадок, в том числе и в Китае, где отсутствие пыли вулканического происхождения делает недоступным более простой и привычный подход. Тем более что новая шкала простирается почти на 3 миллиона лет, чего вполне достаточно для палеоантропологов. Главное, по уверениям самих авторов метода, — тщательный отбор белых кристаллов, скрытых от космических лучей столько же времени, что и интересующая находка.