Японцы выщипали павлиний хвост

Роль полового отбора в происхождении павлиньих хвостов поставлена под сомнение

Алексей Петров 29.03.2008, 14:20

Со времён Дарвина происхождение пышных хвостов павлинов объясняют неравнодушием пав к этому украшению. Однако четверо японских учёных посмели оспорить это общее мнение. Их работа после полутора лет рецензирования вышла в серьёзном научном журнале и тут же подверглась мощной критике.

Волшебный хвост, точнее, надхвостье самца павлина считается одним из классических проявлений полового отбора в действии. Наличие конкуренции между самцами за право спариться с самкой позволяет сочетать надёжность репродуктивной функции мало меняющихся самок с большей изменчивостью самцов. По какому признаку выбирать самцов, здесь не так уж и важно, главное – чтобы критерий, позволяющий самкам сделать свой выбор, был. В случае с павлинами, полагают большинство учёных, это радужные перья.

Теория полового отбора, подробно разработанная Чарльзом Дарвином в книге «Половой отбор и происхождение человека» 1871 года, относит его к методам ускорения эволюции в дополнение к естественному отбору. Его значение для ускорения эволюции иногда оспаривают не только креационисты, но и вполне приличные биологи, однако ни в наличии этого полового отбора, ни в его применимости к хвостам павлинов почти никто из серьёзных исследователей не сомневается.

Четверо смелых японских учёных готовы оспорить применимость этого эволюционного механизма к появлению павлиньих надхвостий. Марико Такахаси, Хироюки Арита и Тосикадзу Хасигава из Токийского университета совместно с Марико Хираива-Хасегава из Университета Канагавы на протяжении шести лет – с 1995 года по 2001 год – занимались исследованием закономерностей павлиньего поведения. При оценке красоты павлинов они исходили из вполне конкретных параметров: их длины и количества так называемых глазных пятен на оперении по фотографиям, сделанным в период брачных игр этих птиц. Оценив таким образом «качество» хвостов, ученые сопоставляли его с успешностью самцов во вступлении в репродуктивные связи с павами.

Пронаблюдав за 268 павлинами, ученые с удивлением обнаружили совершенное безразличие самок к пышным хвостам.

Павы в равной степени выбирали для спаривания и писаных красавцев, и сереньких, куцых, ничем, как показалось ученым, не выдающихся кавалеров.

Вывод ученых в этой связи вполне логичен – пышность павлиньего хвоста никак не связана с борьбой за самок, а следовательно, никак не влияет на успешность того или иного генотипа в борьбе за продолжение рода.

Статья, опубликованная в последнем номере Animal Behaviour, уже успела стать объектом критики. Как заявила журналу New Scientist специалист в области поведенческой экологии животного мира Марион Петри из британского Университета Ньюкасла,

не обнаружив взаимосвязи между двумя параметрами, японцы слишком поспешили делать выводы.

Они полностью проигнорировали результаты трех предыдущих независимых исследований, установивших строгое соответствие между морфологией павлиньего хвоста и успешностью его хозяина в период брачных игр. По мнению Петри, японским исследователям следовало прежде критически пересмотреть свою работу вместо высказывания громких заявлений.

Такахаси смело отвечает на эти рекомендации тем, что «закрытия» – в отличие от открытий – всегда вызывают много споров, их же пунктуальная работа, изложенная на 11 страницах и вышедшая в свет после полутора лет рецензирования, несомненно не должна отвергаться только потому, что очевидно противоречит традиции.

Такахаси замечает, что развитие хвостового оперения подчинено в большей степени недостатку женского гормона эстрогена, чем избытку мужского тестостерона, а потому никак не может рассматриваться в качестве одного из признаков полового превосходства. Обратного – того, что хвост павлинов формируется при участии тестостерона – пока никто, по словам Такахаси, не показал, а потому данная публикация опровержения предыдущих данных имеет полную легитимность, равно как открывает дорогу подобным работам других ученых.

Еще одна специалистка по павлинам, Аделина Луао из университета Пьера и Марии Кюри в Париже, присоединяется к мнению Марион Петри и отмечает сложность полового сигнала, которую несет в себе павлиний хвост, что делает невозможность оценки его «качества» только из соображений размеров и количества глазных пятен.

По её словам, японские исследователи не уделили никакого внимания плотности распределения глазных пятен на оперении самцов павлинов, неповторимому орнаменту, который те создают, площади хвоста, его цвету – параметрам, несомненно имеющим также важнейшее значение для самок в брачный период, но не всегда легко поддающихся механической оценке.

Ответственный редактор журнала Animal Behaviour, опубликовавшего статью Такахаси, Луиза Барретт из канадского университета в Летбридже полагает взглянуть на проблему в ином свете. Несмотря на то, что работа японских ученых и не включает рассмотрения таких параметров, как цвет и плотность распределения пятен на хвостах павлинов, она строго демонстрирует отсутствие корреляции между успешностью птиц в брачный период и набором других параметров, что следует отнести к сложности павлиньего хвоста как явления природы.

Поэтому исследования в этом направлении далеко не закончены, а японцам удалось несколько скорректировать взгляды современников на проблему и выделить направления дальнейшего поиска, уверена Барретт.