«Чтобы стать гражданином, я должен отречься от России»

«Это, конечно, дурдом»: как жители Латвии мирятся со статусом неграждан

Каждый десятый житель Латвии лишен базовых политических прав и возможности занимать определенные должности на госслужбе. Таких людей называют негражданами и они существуют в стране уже 30 лет. Отдельные латвийские политики сравнивают эту практику с апартеидом, но о перспективах ее отмены в стране Евросоюза речи не идет. О своей жизни и трудностях, связанных со статусом неграждан, «Газете.Ru» рассказали сами жители прибалтийской республики.

«Позор для страны и Европы»

Сегодня около 40% представителей нацменьшинств в Латвии не имеют гражданства, отметил в разговоре с «Газетой.Ru» депутат Рижской думы от Русского союза Латвии Владимир Бузаев. Сам он, пройдя процедуру натурализации, получил гражданство еще несколько лет назад. Однако члены его семьи, в том числе родной брат, по-прежнему остаются негражданами. По словам Бузаева, эти люди не только не могут занимать определенные должности и участвовать в выборах, но и достаточно сильно ограничены в других правах, в том числе и в экономических. Например, как правило, неграждане получают куда меньшую пенсию и пособие по безработице, чем граждане.

«В ООН выступают за то, чтобы вовсе ликвидировать институт безгражданственных как класс, а в краткосрочной перспективе — не допускать неоправданных различий между гражданами и негражданнами. А они все неоправданные, кроме, может быть, участия в парламентских выборах», — делится своим мнением бывший негражданин.

«Этот статус появился не случайно. Целью 30 лет назад было, чтобы, соблюдая видимость демократии, заставить нацменьшинства или покинуть Латвию, или ассимилироваться. Цель эта до сих пор не достигнута, поэтому и средства за эти годы не изменились», — сказал он.

Депутат Сейма Латвии Сергей Долгополов также считает существование неграждан несправедливым, однако проблема, по его словам, скорее решится сама собой, ведь в стране не появляются новые неграждане.

«Это позорное явление. От него, конечно, надо избавляться. Я думаю, что это, скорее всего, произойдет естественным путем. Человек вообще приспосабливается кто всему и неграждане приспособились к своему статусу, но с государственной точки зрения это постыдно», — сказал он.

При этом депутат отметил, что в стране неграждане получают защиту, к тому же они пользуются основными правами и свободами, которые существуют на европейском пространстве.

«Хотя эстонцы по сравнению с нами сделали шаг вперед — они разрешили негражданам участвовать в выборах. У нас на это ума не хватило», — обратил внимание Долгополов.

Депутат Сейма Латвии Янис Урбанович сказал «Газете.Ru», что, по его мнению, статус неграждан никуда не исчезнет, пока в стране запугивают людей очередной оккупацией и итогами Второй мировой войны. Без глобальных изменений в Латвии, проблема неграждан будет сохранятся, уверен Урбанович.

«Это позор для страны и позор для Европы. То, что Латвия была принята в ЕС, несмотря на этот политический апартеид, это ужасно.

Даже когда уйдет последний негражданин, все равно это останется в поколениях — боль, несправедливость. Это политический апартеид, потому что одни люди назвали других второ- или третьесортными согражданами», — сказал латвийский депутат.

Постоянные мелкие проблемы

Латвийский негражданин Евгений рассказал «Газете.Ru», что из-за своего статуса постоянно сталкивается с определенными бытовыми проблемами и мелкими неудобствами. В частности, по его словам, у него возникают проблемы с визами, так как в Европе и России мало кто понимает, что это за статус.

«Поскольку они не понимают, что это за паспорт, надо найти представителя авиакомпании, получить нужный штамп. Это, конечно, незабываемые чувства, когда до вылета полчаса, а надо куда-то бежать, кого-то искать, чтобы поставили этот штамп. При этом возникают еще и языковые трудности, когда надо объяснить, что это за паспорт. Причем те, кто пускает на посадку, говорили, что ничего не нужно, это ведь шенген, а по факту оказывалось, что надо побегать», — сказал он.

Иногда у него возникают проблемы даже при въезде в Россию, но за все это время он понял, что можно решать их, говоря, что въезд разрешен на основании указа президента Российской Федерации. «Они проверяют, видят, что указ есть, и все вопросы отпадают», — рассказал латвиец.

Евгений также обратил внимание, что у многих пенсионеров-неграждан сильно урезана пенсия. Например, пенсия его отца — 75 евро, то есть чуть больше 6 тыс. рублей по нынешнему курсу.

«Была еще одна ситуация. Мы с женой купили землю, а неграждане не могут покупать землю вблизи некоторых водоемов. Землю мы покупали на фирму. Фирму мне пришлось переписывать на какого-то гражданина, чтобы провести эту сделку. Мы этот вопрос решили: я переписал землю с себя на тещу, потом на жену, но по факту негражданам такие сделки совершать нельзя», — рассказал он.

Запрет на голосование он назвал проблемным больше с психологической точки зрения: родившись в стране, живя в ней, платя налоги, он не может голосовать, а человек, который живет в Латвии три месяца, по его словам, может.

«Но если не покупать недвижимость и никуда не ездить, то проблем немного», — заключил он.

Родион так же, как и Евгений, проживает в Латвии с рождения, но впоследствии он все-таки получил гражданство этой страны. При этом сам он рассказал «Газете.Ru», что в статусе негражданина ему жилось практически так же, как в статусе гражданина, и никаких особых трудностей он не испытывал, а гражданство получил, только чтобы носить боевое оружие в целях самообороны.

По его словам, главная трудность, с которой он столкнулся, — доказать, что он проживает в Латвии на протяжении последних пяти лет. Самый простой способ доказать это, как он утверждает, — попросить справку с места обучения. Но в его школе ее не хотели давать, а выбил он ее только путем долгих переговоров.

«Сам статус негражданина я не считаю несправедливым. А в чем разница? Если ты, например, хочешь быть полицейским, то ты должен быть гражданином. Разве в России не так? Конечно, есть какие-то нюансы, но я не считаю это несправедливым», — отметил Родион.

Юрий также родился и всю жизнь прожил в Латвии в статусе негражданина. Несмотря на то, что этот статус, как он сам рассказал «Газете.Ru», мешает ему, в частности, в выезде за рубеж, получать гражданство он не собирается. Но причина такого решения не в обиде, а в желании переехать в другую страну: в Россию или в Норвегию. При этом пока он только раздумывает о том, как уехать из Латвии. «Это, конечно, дурдом», — отзывается он о ситуации со статусом неграждан.

У Виктории с проблемами негражданина столкнулся отец. Она организовывала свадьбу в Англии и позвала туда родителей: маму-гражданку Латвии и папу-негражданина. И если у матери Виктории въехать на территорию Великобритании получалось без каких-либо проблем, то отцу понадобилась виза, которую в условиях пандемии получить крайне сложно.

«Я очень хотела, чтобы папа присутствовал на свадьбе, поэтому пришлось изменить планы. В Англии свадьбу устраивать не стали», — объяснила она «Газете.Ru».

Отказ от натурализации

Для получения полноценного гражданства, неграждане должны пройти процедуру натурализации — сдать экзамен по латышскому языку и истории страны. Но, как следует из опроса, проведенного Управлением гражданства и миграции, неграждане Латвии с каждым годом все реже проходят процесс натурализации, считая, что гражданство должно выдаваться им автоматически.

Такой позиции придерживается и негражданин Евгений. Он отметил, что теоретически у него есть возможность получить гражданство, но пользоваться ею он не собирается.

«Для этого я должен отречься от России, сплясать гимн, рассказать, какие плохие русские оккупанты, как они тысячу лет насиловали латышей, и тогда получу гражданство. Все бы ничего, но с какой стати я должен это сдавать? Я тут родился. Сам по себе экзамен простой, но вот процесс…» — рассуждает он.

Владимир Бузаев также признал, что процедура натурализации носит оскорбительный характер, потому что будущие неграждане на момент развала СССР имели все политические права, которые у них «отобрали скопом», а теперь предлагают отдавать индивидуально. Причем он назвал эти экзамены довольно сложными: половина не может выдержать их.

Сергей Долгополов считает, что одна из главных причин, почему люди не проходят процедуру натурализации — их обида на то, что «отдельные граждане одной большой страны вмиг оказались никем».

«Люди чувствуют обиду, несправедливость, считают ниже своего достоинства идти и просить то, что принадлежит им по праву», — сказал Янис Урбанович.

Поделиться:
Загрузка
Найдена ошибка?
Закрыть