Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
«Вынужденные партнеры»: глава МИД Ирана обвинил Россию в недружественных действиях

В прессу утекла секретная беседа главы МИД Ирана Джавада Зарифа

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Утечка разговоров главы МИД Ирана Джавада Зарифа стала причиной скандала — в опубликованных СМИ фрагментах записей дипломат выступает с рядом обвинений в адрес России, критикуя ее за недружественную в отношении Ирана политику. Власти Исламской республики подтвердили подлинность записей, хотя и заявили, что фразы министра были вырваны из контекста. «Газета.Ru» разбиралась, что на самом деле хотел сказать Зариф, и есть ли между Москвой и Тегераном серьезные противоречия.
Rambler-почта
Mail.ru
Yandex
Gmail
Отправить письмо

Президент Ирана Хасан Рухани поручил разведке 27 апреля разобраться с утечкой в СМИ разговора министра иностранных дел Джавада Зарифа и экономиста Саида Лайлаза. Беседа, в ходе которой обсуждались в том числе и российско-иранские отношения, оказалась в распоряжении телеканала Iran International.

Власти Ирана считают организованный слив заговором против правительства и национальных интересов страны, организаторов которого Рухани поручил найти.

О чем сказал министр

На ставших доступным массовой аудитории записях Зариф утверждает, что убитый американцами генерал-лейтенант, командующий спецподразделением «Аль-Кудс» в составе Корпуса Стражей Исламской революции (КСИР) Касем Сулеймани приезжал в Москву в августе 2015 году якобы с целью сорвать договоренности по ядерной сделке (Совместный всеобъемлющий план действий — СВПД — соглашение между Ираном и посредниками в лице США, России, Китая, Великобритании, Франции и Германии, обязавшее Иран ограничить обогащение урана в обмен на частичное снятие санкций)

Как сообщал ряд зарубежных СМИ, тайный визит Сулеймани в Россию состоялся всего через 10 дней после подписания договора. В российской столице, по информации журналистов, он провел переговоры с президентом Владимиром Путиным. Москва не подтверждала тогда факт прибытия иранского военачальника. Вполне возможно, это связано с тем, что Сулеймани с 2007 года находился под санкциями ООН, и не имел права посещать другие государства.

При этом из обнародованной записи не ясно, каким именно образом Россия и Сулеймани хотели расстроить СВПД.

Пытаясь доказать недовольство Москвы ядерной сделкой, Зариф напоминает, что глава российской дипломатии Сергей Лавров — единственный из министров иностранных дел стран-участниц соглашения, кто отсутствует на совместных фотографиях участников переговоров. Корреспондент «Коммерсантъ», присутствовавший на том историческом событии, вспомнил об официальном объяснении этому — министру нужно было уже лететь на переговоры в Ташкент.

В утекшем в прессу разговоре также подтверждается, что инициатива проведения российской военной операции в Сирии, начавшейся в конце сентября 2015 года, принадлежала именно президенту Владимиру Путину, а не Тегерану, как сообщал, например, телеканал «Би-би-си». При этом Зариф утверждал, что российскому лидеру удалось «втянуть» и иранские воздушные и сухопутные силы в сирийский конфликт.

Министр иностранных дел Ирана также выразил мнение, что сближение его страны с США противоречат интересам Москвы, и поэтому российская сторона выступает против любого потепления отношений Тегерана и Вашингтона.

Зариф также на опубликованных записях критиковал Сулеймани еще по нескольким поводам, что дает основание экспертам говорить о внутрииранских мотивах публикации разговоров. В частности, главу МИД не устроила самовольная переброска представителями КСИР в Сирию техники и персонала с помощью государственной авиакомпании Iran Air. Впрочем, Зариф также осудил и разрешения российским военным самолетам лететь через Иран в Сирию.

Мнение эксперта

Проживающий в Иране эксперт Российского совета по международным делам (РСМД) Никита Смагин в беседе с «Газетой.Ru» говорит, что многие представители КСИР, возможно, включая и самого Сулеймани, действительно не поддерживали подписание ядерной сделки.

«Поэтому версия, что одной из целей его поездки в Москву был срыв этого соглашения, — выглядит возможной. Но все-таки не стоит преувеличивать степень разногласий между Ираном и Россией по ядерной сделке. Москва с самого начала поддерживала ее и выдвигала ряд инициатив, часть из которых потом были включены в итоговый текст.

Скорее всего, Зариф имел в виду, что между Ираном и Россией были детальные расхождения, и на каких-то этапах действительно, Ирану могло показаться, что разногласия препятствуют подписанию соглашения в принципе», — говорит Смагин.

Сам Зариф в момент появления утечки разговора в СМИ находился с визитом в Ираке. При этом МИД Ирана практически сразу подтвердил подлинность опубликованных данных и опубликовал пояснения. В ведомстве уточнили, что запись разговоров на жесткие диски ведется всеми министрами по требованию Рухани для последующей передачи опыта преемникам. При этом подчеркивается, что беседа Зарифа и Лайлаза не предназначалась для СМИ, а дела Сулеймани обсуждались в уважительном тоне.

Во внешнеполитическом ведомстве также назвали появившиеся материалы нарезкой из семичасового разговора, в результате чего был искажен смысл диалога. Кроме того, МИД выразил мнение, что выложившие разговор люди сделали это специально перед назначенными на июнь 2021 года выборами президента страны.

Стоит отметить, что Тегеран сейчас также ведет в Вене непрямые переговоры с США при посредничестве европейских стран, направленные на возрождение ядерной сделки.

Это не первый случай за последнее время, когда в прессу попадает информация о существующих противоречиях между Ираном и Россией.

Так, бывший советник президента США по нацбезопасности Джон Болтон в своей скандальной книге «Комната, где это произошло: воспоминания о Белом доме» рассказывал о желании Путина избавиться от присутствия иранских сил в Сирии, которые также поддерживают президента Башара Асада — российского лидера якобы не устраивало, что иранцы реализовывают лишь свои интересы. Впрочем, такая трактовка противоречит официальной позиции Москвы.

Россия и Иран всегда избегают слова «союзник», а в официальных заявлениях всегда звучит формулировка «стратегический партнер», напоминает Никита Смагин.

«Обе стороны относятся друг к другу с серьезным подозрением. Но в целом страны исходят из прагматических соображений, и потому сотрудничество каждый год лишь углубляется. По сути, Иран и Россия — вынужденные партнеры, но их связи становятся все более прочными, как минимум, в политике точно», — считает эксперт.

Rambler-почта
Mail.ru
Yandex
Gmail
Отправить письмо