Пенсионный советник

«Вся часть уверена, что мы сидим»

Окружной суд Ростова отменил приговоры контрактникам, отказавшимся ехать в Донбасс

Андрей Кошик (Краснодар) 16.11.2015, 15:11
Полигон «Ашулук» Дмитрий Рогулин/ТАСС
Полигон «Ашулук»

Северо-Кавказский окружной военный суд пересмотрел приговоры военнослужащим в/ч №22179 33-й отдельной мотострелковой бригады из Майкопа, в июле рассказавшим «Газете.Ru» о невыносимых условиях на южных полигонах «Ашулук» и «Кадамовский», а также агитаторах в камуфляже, якобы призывавших контрактников за деньги ехать в Донбасс. История майкопских военнослужащих вызвала большой резонанс, в дело вмешался президентский Совет по правам человека. В итоге апелляционный суд пересмотрел приговоры, сделав наказание условным или вообще амнистировав их.

Как уже рассказывала «Газета.Ru», несколько десятков контрактников из в/ч №22179 33-й отдельной мотострелковой бригады (Майкопская разведывательная бригада) осенью 2014 года сбежали с полигона в Ростовской области, поскольку испугались отправки на Украину. Против них возбудили уголовные дела, грозившие им сроком до десяти лет лишения свободы за самовольное оставление частей и дезертирство. Сами военнослужащие и их родственники рассказывали, что жили на полигоне в нечеловеческих условиях и их агитировали поехать добровольцами в Донбасс.

«В Майкопе сделали нас крайними, а в Ростове (где находится окружной суд), так как оправдать уже не могли, все получили условные сроки. Если бы нас оправдали, получилось бы, что все наши рассказы — правда, у нас такого быть не может. В итоге никто из начальства ни за что не ответил», — с горькой улыбкой рассказывает «Газете.Ru» младший сержант (теперь уже запаса) Александр Евенко. В начале 2000-х в составе ОМОНа он участвовал в контртеррористической операции в Чечне, а контракт с в/ч 22179 подписал за неделю до отправки на полигон «Ашулук» в Астраханскую область.

Когда после невыносимых условий на «Ашулуке» подразделение практически сразу перекинули на полигон «Кадамовский» в Ростовской области, пятеро военных отказались ехать сразу, прямо на плацу. В «Уралы» их, в том числе Евенко, затолкали чуть ли не насильно.

Младший сержант — один из четверых ребят, не побоявшихся рассказать об обстановке на полигонах и отношении командования. 9 сентября Майкопский гарнизонный суд приговорил его по ч. 4 ст. 337 УК РФ («Самовольное оставление части», до пяти лет лишения свободы) к году колонии-поселения, Северо-Кавказский окружной военный суд изменил приговор на условный.

«Мне сразу предлагали замолчать, обещали, что как ветеран боевых действий получу амнистию. Но раз уже начали с ребятами, бросать их не собирался. Естественно, после публикаций в СМИ отношение прокуратуры и следствия изменилось в худшую сторону, — продолжает экс-контрактник. — Сейчас встречаю бывших сослуживцев, говорят, что вся часть уверена, что мы сидим. Когда суд был, на вынесение приговора контрактников собирали, чтобы другим неповадно было».

Евенко говорит, что с большинством вчерашних сослуживцев больше не общается — даже те, с кем были близкие отношения, побоялись выступить в его защиту и дать правдивые показания.

«Благодаря нам им за столько лет впервые командировочные заплатили за «Ашулук» и «Кадамовский», но они ради хороших отношений с командованием обо всем молчали — получается, предали своих сослуживцев», — рассуждает Евенко.

«Были все основания для вынесения более мягкого наказания»

23-летнему рядовому Анатолию Кудрину апелляцию не удовлетворили, оставив вынесенные Майкопским судом полгода колонии-поселения. Ранее в интервью «Газете.Ru» механик тягача рассказал, что на южный полигон приезжали люди, якобы агитировавшие ехать воевать на Украину.

«Главным стимулом [ехать в Донбасс] были деньги — обещали 8 тыс. в день. На полигоне было невыносимо, к тому же боялся, что насильно вывезут в Донбасс, поэтому через четыре дня вернулся в Майкоп», — объяснил парень.

Кудрину первому из общавшихся со СМИ контрактников вынесли приговор. Его демонстративно зачитали в самой части, собрав контрактников и командование. 6 августа Северо-Кавказский окружной военный суд оставил его в силе, а через три недели после прибытия в колонию-поселение ему объявили об амнистии.

«Суд апелляционной инстанции изменил наказание в сторону смягчения, скорее всего, потому, что дело опять начало приобретать общественный резонанс и привлекло внимание прессы. Кроме того, преступления, в которых обвинялись ребята, относятся к категории средней тяжести, ранее они не привлекались к ответственности, и у суда первой инстанции были все основания для вынесения более мягкого наказания», — говорит защищавшая контрактников замгендиректора ООО «Первый объединенный союз юристов Кубани» Татьяна Чернецкая.

Чернецкая считает, что, если бы не внимание СМИ, приговор майкопским контрактникам был бы жестче.

Анатолий Кудрин
Анатолий Кудрин

«Когда Кудрин приехал в колонию, туда же прибыли корреспонденты «Дождя». Им ответили — сегодня неприемный день, приезжайте завтра. А когда на следующий день приехал корреспондент «Радио Свобода», ему сказали, что Кудрина освободили по амнистии», — добавила Чернецкая.

«Даже командование не знает, что мы на свободе»

27-летний сержант Павел Тынченко до заключения контракта с в/ч 22179 семь лет прослужил на атомном крейсере «Петр Великий» и к сложностям армейской службы, казалось бы, должен быть готов. Когда его сразу же после командировки на «Ашулук» направили на полигон «Кадамовский», контрактник подал рапорт об увольнении. Но его вместе с Евенко и другими все-таки увезли на полигон. На период расследования уголовного дела сержанта Тынченко заключили под стражу, об уголовном преследовании рассказывала его мать Валентина Тынченко. 19 августа Майкопский гарнизонный суд приговорил его к году колонии-поселения, 8 октября Северо-Кавказский окружной суд изменил приговор, освободив его от наказания по амнистии.

Четвертый контрактник, решившийся привлечь к проблеме внимание СМИ, — 22-летний младший сержант Александр Ененко (не путать с Александром Евенко — это два разных контрактника). Он тоже рассказал о невыносимых условиях несения учений на «Кадамовском» («Ребята на полигоне собирали «бычки». Они целыми днями бесполезно копали ямы и тут же закапывали. Поговаривали, что их хотят отправить на Украину, около недели ждали приказа, чтобы перейти границу, но в последний момент отменили») и неких агитаторах в камуфляже, но без знаков различия, призывавших за деньги ехать в Донбасс. 17 сентября Майкопский гарнизонный суд огласил приговор Ененко (полтора года колонии-поселения), Северо-Кавказский окружной военный суд его отменил «в связи с несправедливостью», назначив полтора года условно.

20-летний рядовой Иван Шевкунов после «Кадамовского» неоднократно подавал рапорты об увольнении, но ответа так и не получил. В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого говорится: «30.09.2014 года рядовой Шевкунов И.Н., являясь военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, находясь в составе своего подразделения в служебной командировке на полигоне «Кадамовский», дислоцированном в Октябрьском (сельском) районе Ростовской области, будучи недовольным тем, что его направили в служебную командировку за пределы Майкопа и Республики Адыгея, не желая переносить тяготы и лишения военной службы, с целью вовсе уклониться от прохождения военной службы… самовольно оставил место службы — полигон «Кадамовский» и убыл по месту жительства». Майкопский гарнизонный суд приговорил его к году колонии-поселения, вышестоящий суд Шевкунова амнистировал.

«По-моему, именно внимание СМИ сильно повлияло на исход дела. Как только корреспонденты приезжали, заседание судов переносили… Видимо, боялись непонятно чего, такой «кипеш» поднимался. Помогли очень сильно, если честно», — рассказывает бывший контрактник «Газете.Ru».

Если другие фигуранты громкого дела еще ищут работу на «гражданке», Иван ее нашел — ухаживает за курами на агропредприятии.

«Недавно мама ездила в часть, чтобы дали документы об увольнении. Ее откровенно послали — вот как через год сын освободится, приходите за документами. Даже командование не знает, что мы остались на свободе, — улыбается Шевкунов. — Всем контрактникам рассказывают, что мы сидим».

Нарушения на полигоне подтвердились

На сайте Майкопского гарнизонного суда опубликованы около двадцати приговоров контрактникам в/ч 22179 за самовольное оставление части, осужденным уже в этом году. Большинство из ребят получили условные сроки или амнистированы в связи с 70-летием Победы — видимо, опасаясь более строгого наказания, в том числе колонии общего режима, они и не стали общаться со СМИ. Поэтому практически никто не обжаловал приговор, а на заседаниях воспользовались ст. 51 Конституции («Никто не обязан свидетельствовать против себя самого»).

Так, в апреле осужден контрактник рядовой Бастаногов, освобожденный от наказания по амнистии. Проходящий в той же части младший сержант Назранов, гласит приговор, самовольно оставил полигон «Кадамовский», но суд в мае счел возможным амнистировать и его. Год условно по ч. 4 ст. 337 УК РФ получил контрактник рядовой Малетин. На те же 12 месяцев, правда, реальной колонии осужден контрактник рядовой Костенко: узнав об отправке его подразделения на полигон, он подал рапорт об увольнении и перестал ходить на службу. В марте полгода условно получил младший сержант Качалов, самовольно оставивший полигон «Кадамовский». Далее: уроженец Дагестана контрактник Алиев оставил «Ашулук» — годовое ограничение по военной службе; оставивший полигон контрактник рядовой Удычак амнистирован; сержант Александров за оставление полигона «Ашулук» получил полгода условно — материалы дела рассматривались в расположении в/ч 22179 в присутствии личного состава; контрактники рядовые Ефимов, Романов, Сергеев — по году условно; сержант Хабохов и младший сержант Сычев за оставление «Кадамовского» осуждены на полгода условно каждый; младший сержант Дечев амнистирован. Также среди приговоров, без указания номера части, — амнистия для оставившего полигон «Кадамовский» ефрейтора Агаджаняна.

Прокуратура Южного военного округа подтвердила доводы контрактников о многочисленных нарушениях на полигоне. Кто агитировал (и агитировал ли вообще) контрактников ехать в Донбасс — осталось невыясненным. Но только из майкопской бригады менее чем за год дезертировали больше десятка контрактников, причем большая часть — с полигонов «Кадамовский» и «Ашулук».

При этом за предыдущие пять лет — с 2010 по 2014 год — за самовольное оставление части было вынесено всего 35 постановлений в отношении военнослужащих майкопской бригады.

«В ходе проведенной с привлечением военной прокуратуры Новочеркасского гарнизона проверки условий прохождения военной службы на полигоне «Кадамовский» выявлены нарушения, обусловленные оборудованием мест проживания военнослужащих в условиях полевого лагеря, в связи с чем в адрес командования в/ч 22179 осуществлено прокурорское реагирование, — указывает в ответе старший помощник окружного военного прокурора Дмитриенко. — Кроме того, в ходе ранее проведенных проверок по обращениям Евенко и Тынченко по факту невыплаты надбавки за выполнение задач… в период нахождения на полигонах «Ашулук» и «Кадамовский» в адрес командира в/ч 22179 также внесено представление об устранении нарушений закона».