Пенсионный советник

Тюрьма для принца: мраморные полы, спа и шведский стол

Как выглядит тюрьма для принцев и чиновников в Саудовской Аравии

Здание отеля и член Саудовской королевской семьи Аль-Валид ибн Талал (коллаж) «Газета.Ru»
Здание отеля и член Саудовской королевской семьи Аль-Валид ибн Талал (коллаж)

В Саудовской Аравии арестовано 11 принцев, 4 министра и десятки других бывших и действующих представителей власти. Вместо тюрьмы, подозреваемых отправили в пятизвездочный отель премиального класса в центре Эр-Рияда. «Газета.Ru» о том, в каких условиях они находятся.

Коррупционеры королевских кровей

В минувшие выходные стало известно об аресте членов королевской семьи Саудовской Аравии, а также бывших и действующих чиновников. Полный список обвиняемых пока неизвестен, однако среди них есть один из самых богатых людей Ближнего Востока, член Саудовской королевской семьи Аль-Валид ибн Талал. Миллиардер владеет крупным пакетом акций 21st Century Fox, Citigroup, Apple, Twitter, а также контролирует спутниковое телевидение арабского мира. По одной из версий, причиной задержания стали коррупционные махинации. Незадолго до ареста, по указу короля короля Салмана ибн Абдул-Азиза был создан антикоррупционный комитет, который возглавил его сын, принц Мухаммад бин Салман.

Правда, отправлять высших представителей власти в местную тюрьму государство не стало. Предположительно, арестованных разместили в 5-звездочном отеле премиального класса в центре столицы. Как сообщает The Guardian, в ночь ареста в субботу, гостей отеля попросили собрать вещи и спуститься на ресепшен, затем за ними приехали автобусы и развезли по другим отелям Эр-Рияда.

Реклама

Спустя час к опустевшему отелю стали подъезжать уже новые автобусы: с членами королевской семьи, бизнес-лидерами и другими высокопоставленными зажержанными.

Утром в воскресенье здесь оказалось более 30 высокопоставленных лиц Саудовской Аравии, запертых в гостинице.

Тюрьма класса люкс

Отель, в котором временно находятся подозреваемые, соответствует всем представлениям обывателя о роскоши. У входа расположен огромный фонтан, по периметру высажены пальмы, а в темное время суток территорию освящает несколько десятков чугунных фонарей. В отеле 493 номера, включая 49 двухкомнатных королевских апартаментов и 50 однокомнатных представительских люксов.

Интерьер почти как в замке: полы и лестницы сделаны из мрамора, стены декорированы мозаикой, а на потолках висят многоярусные люстры в виде каскада. Холл украшает мебель из редких пород дерева, обтянутая синим бархатом, живые растения в дизайнерский вазах, и колонны, декорированные скульптурами лошадей.

Дизайн номера зависит от его статуса, в самом простом варианте предусмотрен стандартный набор мебели, ЖК-телевизор, тапочки и халат. Для более состоятельных гостей есть варианты с просторным кабинетом, оборудованным дорогостоящей мебелью, и столовой, рассчитанной на 12 персон. В прочем, ужин в номере вряд ли потребуется – в отеле 6 ресторанов, где помимо шведского стола можно заказать блюда ливанской, итальянской и китайской кухни.

Среди развлечений огромный бассейн с куполообразной крышей и окнами от пола до потолка, откуда открывается вид на ландшафтные сады, спа-зона, площадью порядка 18 тыс. кв. м., фитнес-центр и 6 дорожек для боулинга, где постояльцы отеля могут попробовать безалкогольные и фруктовые коктейли.

В каких именно номерах расположились заключенные пока неизвестно.

За что им такие блага

Отправить представителей королевских кровей сразу же в тюрьму означало бы пренебрежение семейным патриархатом, что неизбежно повлечет за собой последствия. Дело в том, что Саудовская Аравия управляется несколькими ветвями королевской власти, которые иногда конкурируют друг с другом. К тому же, любое оскорбление в государстве может разорвать внутренние связи в королевстве. По словам одного из местных высокопоставленных чиновников, отель – самое подходящее решение проблемы. «Он (принц Мухаммад бин Салман – «Газета.Ru») не мог бы посадить их в тюрьму. И он знал бы это. Так что отель – самое достойное решение, которое он мог найти», – цитирует слова The Guardian, не упоминая имя политика.