Без крестов и ликов святых: почему в России религиозная мода не стала светской

Почему на Западе мода и религия дружат, а у нас — нет

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Европейские дома моды часто заимствуют религиозные символы римско-католической церкви, создавая прямые отсылки к библейским сюжетам, обрамлению храмов или одежде священнослужителей. Такие смелые решения хорошо воспринимаются публикой на Западе. Но в России к таким экспериментам относятся с осторожностью. «Газета.Ru» попыталась выяснить, почему это происходит.

В ночь с 6 на 7 января россияне отмечают один из главных праздников православной церкви — Рождество Христово. В этот день тысячи верующих по всей стране идут в храмы на богослужения. Женщины надевают платки и длинные юбки, а мужчины одеваются «прилично» и снимают головные уборы. На этом понятие «религиозной моды» для жителей нашей страны и заканчивается.

В России крайне трудно представить человека, который бы вышел на улицу с изображением лика Христа на футболке или Богоматери на куртке, с цитатами из Библии на кепке или Распятием в виде сережек, в силуэтах одежды, напоминающих облачение священника или рясу монаха. Однако на католическом Западе изображение сакральных символов и предметов культа на одежде — не редкость.

К числу первопроходцев в области сочетания религиозных символов и светской обстановки относят работы Коко Шанель начала XX века — ее черные платья и белые воротнички, как у монахинь, византийские мотивы, церковные драгоценности и ризы в фурнитуре и бижутерии. Ее соперница Эльза Скиапарелли не выпускала практически ни одной коллекции без использования пурпурного — цвета мантий католических патриархов. А Кристобаль Баленсиага создавал силуэты, схожие с одеяниями францисканских монахов. Иногда дизайнерам удавалось поймать баланс между дозволенным и модным, и они получали одобрение, в других случаях им приходилось уничтожать вещи из-за гнева верующих.

Российские дизайнеры не вступали в сложные отношения с религией как до вступления в силу поправок в ст. 148 УК РФ об «оскорблении чувств верующих», так и до них. По мнению Ивана Давыдова, доцента кафедры философии религии и религиоведения философского факультета МГУ, в России изначально не сложился диалог религии и моды. Религиовед связывает это явление с тем, что мода как феномен культуры пришла к нам сравнительно поздно — в первой трети XIX столетия. В то время как в Европе она появилась на несколько веков раньше.

«В начале XIX века (и много позже) мода в России однозначно маркировалась как секулярное явление, сугубо светское, причем завозное из-за рубежа, — объясняет «Газете.Ru» Иван Давыдов. — Но сейчас стали заметны робкие попытки «конфессионализации» некоторых трендов в современной российской женской моде, здесь может быть назван питерский бренд «Православная мода Мария».

Если маленькие региональные бренды или марки, делающиеся руками одного человека и выставляющиеся, например, на «Ярмарке Мастеров», еще используют обмирщенные религиозные символы в отделке нарядов, то на Неделе моды Mercedes-Benz Fashion Week Russia или на показах высокой моды такое явление — крайне редкое. Разве что практически у каждого ювелирного бренда можно встретить крест.

Те, кто все-таки делает робкие попытки адаптировать символы веры для светской одежды, получают изрядную дозу критики. В особо резонансных случаях дело доходит до обращения в правоохранительные органы. Например, в 2015 году православные активисты обратились в Генпрокуратуру и попросили разобраться с производителями нижнего белья с изображением Иисуса Христа и креста. «Это недопустимые вещи. <...> Здесь прямое оскорбительное для каждого христианина использование христианской символики», — комментировал ситуацию заместитель председателя Синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества Русской православной церкви (РПЦ) священник Роман Богдасаров «Известиям».

В РПЦ осудили и Ксению Собчак, когда она примерила серьги с ликом Христа и головной убор с изображением двуглавого орла. Протоиерей Всеволод Чаплин тогда заявил, что перед иконами надо молиться, а не использовать их в качестве украшений.

Бывали в России и попытки подружить моду и религию. Модельер Вячеслав Зайцев во время речи на открытии конкурса «Православная культура в современной моде» в 2011 году выступил за то, чтобы одежда православных была более элегантной и гармоничной. «Она необязательно должна быть розовая, голубая или еще какая-нибудь — просто элегантный костюм, элегантное строгое платье... Обычно, когда приходишь в церковь и видишь платки — получается дисгармония жутчайшая», — приводила слова дизайнера «Российская Газета».

Однако попытки модельеров связать моду и религию не получают широкого одобрения. По мнению представителей Церкви, священные изображения в православии должны размещаться в «достойных местах», изготавливаться из долговременных материалов, чествоваться, а любое неблагочестивое и оскорбительное действие по отношению к изображению оскорбляет первообраз, то есть Христа, Богородицу, ангелов и святых, считают они.

Иеромонах Макарий Маркиш в разговоре с «Газетой.Ru» объясняет, что запрещать изображать религиозную символику и атрибутику на одежде церковь не может, однако богохульные изображения не приветствуются, а если это что-то нейтральное или благожелательное — церковь относится с пониманием.

«Мы живем в свободной стране, и каждый человек вправе носить ту одежду и иметь такой внешний вид, какой он желает, если это не противоречит законам. Исходя из этой логики, вопрос о религиозных символах снят», — говорит священник.

Согласовывать дизайн, включающий религиозные символы, модельерам не обязательно. По словам Макария Маркиша, если у дизайнера возникает такое желание, то он может прийти в частном порядке и побеседовать со священником, узнав его мнение, а брать его во внимание или нет — его выбор.

«Вдруг он решил иконографическое изображение поместить на штанах, — приводит пример иеромонах. — У нас это не очень принято и уместно, но дизайнер скажет, что все равно хочет. И мы на это можем только ответить: «Ну, твое дело».

В России, однако, иконы на штанах не воспроизводят. В Европе же дизайнеры модных домов любят обращаться к истории римско-католической церкви и рассказывать о ней в своих коллекциях. Как объясняет генеральный викарий Римско-католической архиепархии Божией Матери в Москве Кирилл Горбунов, на протяжении долгого времени религиозная одежда была эталоном стиля для верующих на Западе.

«Это касается как роскошной богослужебной одежды, так и минималистичной монашеской одежды. Это было лучшее, что можно было себе представить, поэтому дизайнеры и сейчас обращаются к этим темам», — говорит Кирилл Горбунов «Газете.Ru».

Официальной позиции римско-католической церкви по вопросу использования религиозной символики на одежде нет. Но как признается Кирилл Горбунов, служители радуются, когда видят «удачное с точки зрения вкуса сочетание религиозной символики и светской одежды».

Особенно часто к религиозной символике обращаются дизайнеры из Италии и Франции. Одни заимствуют идеи, предлагая напрямую обращаться к христианским мотивам. Так, Dolce & Gabbana вдохновились золотой мозаикой одного из главных сицилийских соборов в коллекции «Осень-зима 2013-2014», Gucci вывели на подиум в сезоне «Осень-зима 2018-2019» моделей с отрубленным головами в дань памяти святого Кефалофора, которого умертвили подобным способом, вышивка в виде католических крестов регулярно встречается на показах Versace.

Остальные модные дома предлагают обратиться к «религиозному стилю» через ношение одеяний свободного кроя, скрывающих силуэт. Такой прием использовал дизайнер из глубоко религиозной семьи Рикардо Тиши во время работы в Givenchy, похожие на женское религиозное облачение платья с кейпами часто выпускает Valentino, а в 2011 году Джорджо Армани обошел всех и придумал дизайн облачения сицилийского епископа Доменико Могаверо. Кстати, в 2021 году в Бельгии состоялся «модный показ» епископских облачений. На подиуме в кафедральном соборе города Турне представили одежду католических священников разных времен. В роли моделей выступали добровольцы.

«У Римско-католической церкви опыт творческого взаимодействия с домами высокой моды, в первую очередь Франции и Италии, намного богаче и разнообразнее, нежели у других христианских церквей. Наверное, можно констатировать, что православные церкви относятся более осторожно к секулярным тенденциям. И их можно понять», — считает религиовед Иван Давыдов.

Итальянцы и французы — это те люди, которые действительно очень хорошо знакомы с церковной культурой, и с раннего детства воспитывались на этих образах, соглашается священник Кирилл Горбунов. «Я думаю, что у нас в стране, где на протяжении большей части XX века все эти образы были просто скрыты от людей за исключением небольшой части населения, люди просто не мыслят этими категориями. Можно сказать, что в России более строгое отношение к этому с точки зрения церкви», — говорит он.

Поделиться:
Загрузка
Найдена ошибка?
Закрыть