Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Опиоиды больным недоступны

В развивающихся странах онкобольные не получают опиоиды из-за законодательства



Даже там, где опиоидные обезболивающие разрешены, они не всегда доступны

Даже там, где опиоидные обезболивающие разрешены, они не всегда доступны

iStockPhoto
Законодательство большинства развивающихся стран не позволяет онкологическим больным получать эффективные опиоидные обезболивающие. Исследования показали, что даже в странах, где эти лекарства разрешены, они зачастую фактически недоступны. В России ситуация также обстоит не лучшим образом.

Онкологические больные в последней стадии испытывают сильнейшие боли. Вылечить их нельзя, но можно облегчить страдания, обеспечив эффективными обезболивающими лекарствами. Самые действенные обезболивающие — это опиоидные анальгетики. Доступ к этим лекарствам необходим и в других случаях: при послеоперационных и хронических болях, иногда при родах. При этом в отличие от многих других лекарственных средств опиоиды недороги в производстве.

В исследованиях, проведенных по инициативе Европейского общества медицинской онкологии (ESMO), приняли участие 22 организации, в том числе Всемирная организация здравоохранения и Совет по правам человека (Human RightWatch). Они оценили доступность опиоидных препаратов в 104 странах Африки, Азии, Ближнего Востока, Латинской Америки и Карибского бассейна. Население этих стран составляет 5,76 млрд человек — больше половины населения планеты. Результаты исследования опубликованы в журнале Annals of Oncology. Список обезболивающих, рекомендованных для раковых больных Всемирной организацией здравоохранения и Международной ассоциацией хосписов и паллиативной помощи , включает семь препаратов: кодеин; оксикодон, принимаемый перорально, то есть через рот; фентанил, наносимый на кожу; морфин немедленного и замедленного действия перорально и в инъекциях; метадон перорально.

Оказалось, что во многих странах эти лекарства не производят и существуют большие сложности с их ввозом.

Зачастую опиоидных препаратов просто нет в списках лекарств, а там, где они в списки включены, все равно практически недоступны. Основной причиной исследователи считают чрезмерно жесткий контроль над их назначением.

ВОЗ и Международный комитет по контролю над наркотиками убеждены, что использование наркотических препаратов в медицинских целях не должно иметь ограничений. Исходя из этого принципа, они разработали семь рекомендаций по применению опиоидных средств.

Пациенты, которым необходимы сильные обезболивающие, не должны получать особое разрешение. У врачей должно быть право выписывать эти лекарства в случае необходимости.

Больной должен получать лекарство в той дозировке, которую ему назначил врач, без ограничений. Лекарство нужно выдавать в количестве, необходимом для курса лечения, чтобы не приходилось обращаться за ним каждые несколько дней. Оно должно быть доступно в любой или почти любой аптеке. Процедура выписки рецепта не должна быть длительной и забюрократизированной. Необходимую помощь больному нужно обеспечить немедленно.

В развивающихся странах большая часть этих рекомендаций нарушена.

Чтобы врач получил право назначать опиоиды, необходима специальная лицензия. Наркотические обезболивающие выписывают на специальных бланках, иногда на нескольких, причем в некоторых странах врачам приходится за них платить.

Чтобы получить право на рецепт, пациент обязан зарегистрироваться. Число аптек, в которых выдают эти лекарства, невелико, причем во многих странах фармацевты не имеют права принять рецепт, если он содержит явную техническую ошибку, например пропущенный адрес. Иногда обезболивающих вообще нет в аптеках, их вводят только в больнице. Ограничения касаются и количества препаратов, которые можно получить по одному рецепту. Во многих странах в аптеки приходится обращаться раз в одну-две недели, а в Гане — каждые два дня. Также во многих странах пациентам, которые принимают опиоиды, запрещено водить машину даже при ненарушенных когнитивных способностях и внимании. В аптеках не выдают лекарство по телефонному звонку врача или по рецепту, переданному по факсу. Поэтому в кризисной ситуации, когда надо срочно облегчить сильную боль, это фактически невозможно, особенно если дело происходит ночью или в праздник.

В разных странах получение опиоидов регулируют от двух до шести документов. Часто назначение и работа с ними настолько обременительны для врачей, что они предпочитают не связываться с этой процедурой и прописывают пациентам другие средства. Ситуация усугубляется тем, что многие медики в развивающихся странах мало знают об обезболивающих свойствах опиоидов и негативно относятся к их использованию при паллиативной терапии рака. Некоторые пациенты тоже боятся их принимать из-за плохой осведомленности.

Среднемировое потребление опиоидов стремительно растет. С 1980-х годов оно увеличилось примерно в 40 раз в основном за счет развитых стран (потребление опиоидов рассчитывают в морфиновом эквиваленте).

В большинстве развивающихся стран оно практически не изменилось, и только в странах Латинской Америки, Карибского бассейна и Западной Пацифики несколько возросло.

Программу по обеспечению доступности опиоидных обезболивающих Европейское общество медицинской онкологии запустило в 2006 году и начало с анализа ситуации в Европе.

К сожалению, во многих странах Восточной Европы и Балтии дело обстоит не лучше, чем в развивающихся странах Азии и Африки.

В таких странах, как Чешская Республика, Хорватия и Венгрия, опиоидные обезболивающие доступны всем больным, в других же, в том числе Черногории, Македонии, Боснии и Герцеговине, Литве, Белоруссии, Албании, Грузии, на Украине и в России, действуют многочисленные ограничения, и больным, чтобы получить необходимые лекарства, приходится преодолевать значительные трудности. Потребление опиоидов в этих странах за 30 лет практически не изменилось и на порядок ниже западноевропейского.

Засилье ограничительных законов, по мнению авторов исследования, приняло в большинстве этих стран характер пандемии и создает невероятные трудности для оказания адекватной медицинской помощи тяжелым онкологическим больным.

Для ограничения, безусловно, есть основания. Значительное количество опиоидных лекарств достается наркоманам, они получают препараты от недобросовестных врачей и фармацевтов по поддельным рецептам и обкрадывают больных родственников. Никто не спорит, что назначение и продажа опиоидов должны находиться под строгим контролем, однако он не должен быть чрезмерным. В данном случае благие намерения чиновников приводят больных людей в самый настоящий ад. В наше время, когда опиоиды могут быть доступны всем нуждающимся, такая ситуация недопустима.

Проблему можно решить, если упростить процедуру получения наркотических обезболивающих для тех, кому они действительно необходимы, а также повышать квалификацию врачей и осведомленность населения о свойствах опиоидных анальгетиков.

О ситуации с обезболиванием онкологических и неонкологических больных в России ранее корреспонденту «Газеты.Ru» рассказывала врач-консультант, специалист по паллиативной помощи Анна Сонькина. По ее словам, проблема с наличием лекарств в стране тоже имеется. Например, в России просто нет морфина в таблетках. А врач-онколог Московской городской больницы №62 Татьяна Орлова упомянула, что в Москве и Санкт-Петербурге опиоидных анальгетиков достаточно, но существуют проблемы в регионах, особенно с неинвазивными трансдермальными формами введения (пластырь с лекарством, который наклеивается на кожу).

Главная же проблема, по словам Анны Сонькиной, даже не в законодательстве, а в сложившихся установках, из-за которых врачи зачастую боятся назначать больным опиоиды.

В России опиоиды выписывает врач-онколог. Гораздо труднее их получить неонкологическим больным, которые при некоторых диагнозах также могут страдать от очень сильной хронической боли.

«Врач несет очень большую ответственность, если кто-то из проверяющих решит, что препарат не был показан данному больному, но он не несет никакой ответственности, если больной остался без обезболивания», — говорит Анна Сонькина.

Пример тому — не так давно состоявшийся судебный процесс над врачом-терапевтом, которая выписала обезболивающий препарат не своему больному.