Газета.Ru в Telegram

«Сны Алисы»: жуткая мистика про убийства на Русском Севере в духе «Твин-Пикса»

На Premier вышел мистический сериал «Сны Алисы»

Стриминг Premier начал показ мистического сериала «Сны Алисы» — о девочке с даром предвидения из странного северного городишки, где пропадают дети. Кинокритик «Газеты.Ru» Павел Воронков посмотрел три серии проекта — и рассказывает, какой вышла очередная российская вариация на тему «Твин-Пикса».

Замкнутая школьница по имени Алиса (Алина Гвасалия) живет в замкнутом городке близ космодрома, что расположился где-то на полпути между Сайлент-Хиллом и Твин-Пиксом (это если навигатор вдруг повел через Русский Север). Алиса всю жизнь видит странные сны о страшном будущем, которое у нее никак не выходит предотвратить. Однажды в этих жутких видениях появляется мертвая девочка с отрезанным лицом. Когда Алиса встречает похожую (и пока еще живую) девочку в реальности, она решает во что бы то ни стало спасти ее от гибели. Однако совы, как водится, оказываются не тем, чем кажутся.

В предыдущих сериях. Впервые «Сны Алисы» показали летом прошлого года на фестивале «Пилот»; тогда мы включили шоу в пятерку лучших проектов смотра и авансом похвалили сериал за липкую атмосферность и стиль, которые перекрывали сценарную невнятность, а также выразили надежду на то, что первую серию переснимут — в том случае, если проект получит полноценный «зеленый свет». Так и произошло. За прошедшее время «Сны Алисы» стали заметно собраннее (ставка, стало быть, сыграла): в них сохранилась некоторая расхлябанность, но атмосферная компенсация в ней только усилилась (хотя и изначально перетягивала происходящее в плюсовую зону).

Для полноценного «Твин-Пикса», в сторону которого указывает труп школьницы, здесь, правда, слишком много серьезной насупленности и слишком мало мыльного кэмпа, кофе и вишневых пирогов (но отдельные нотки Анджело Бадаламенти в местной синтезаторной каше точно мелькают). А для полноценного «Сайлент-Хилла» — слишком мало монструозного ужаса (во всяком случае, в первой трети сезона). Тем не менее у шоу получается нащупать какую-то свою тропинку по подсмотренным в разных местах указателям.

Холодные интерьеры, в которых обитают холодные люди, напоминают о нордической безжизненности «Королевства» Ларса фон Триера. Близость космодрома дает надежду на майндфаковую научную фантастику откуда-то из области «Тьмы» (успешный запуск ракеты в первой серии — чем не сайфай?). Имя главной героини, черно-красно-белая палитра и регулярно всплывающие шахматные образы явно отсылают к литературе Льюиса Кэрролла. А в занятно звучащих в этом контексте колдовских мотивах опознается «Ведьма» Роберта Эггерса.

Как и полтора года назад мы, впрочем, находимся в позиции определенной неочевидности — куда выведет эта кроличья нора? По трем эпизодам, выданным прессе, судить проще, чем по одной-единственной пилотной серии, однако конкретные выводы делать по-прежнему сложно, тем более что для российских сериалов характерно начинать за здравие, а заканчивать за упокой. На текущем этапе ясно следующее: «Сны Алисы» вполне имеют шансы на внушительный успех.

Студия Валерия Федоровича и Евгения Никишова 1-2-3 Production, ответственная за шоу, уже пару раз выступала (причем небезуспешно) на поле заснеженной мистики: сперва с «Мертвым озером» Романа Прыгунова, а затем с «Перевалом Дятлова» (одним из лучших отечественных сериалов в принципе). В первом случае все уткнулось в понятный нордический нуар, во втором — изначально существовало в рамках, очерченных реальной трагедией. У «Снов Алисы» в этом смысле есть потенциал стать по-настоящему уникальной вещью — дай бог, хватит запала добежать до финиша (если шоу все восемь серий будет просто купаться в фантасмагорическом мареве, пиши пропало) и не свернуть с многообещающей дорожки (как, скажем, делала в первом сезоне «Территория», где в конечном счете оказалось слишком мало обещанной коми-пермяцкой мифологии).

Но тут, надо сказать, и сама дорожка вполне еще рискует оказаться не тем, чем кажется, — то есть не причудливым коллажем, а бездушно составленным уравнением: проект затевался еще в ту пору, когда приходилось рассчитывать на плашку российского Netflix Original. Что, в свою очередь, чревато выхолощенностью, намеренно вытравливающей какую-либо географическую специфику. Вроде как сугробы — они и в Африке сугробы. С другой стороны, российский хоррор — местность до сих пор неосвоенная и во многом прискорбно невзрачная. Эта низкая жанровая конкуренция может стать неплохим козырем. Словом, спи, моя радость, усни — утро вечера мудренее.

Что думаешь?
Загрузка