Газета.Ru в Telegram

«Киркоров — замечательный мужчина». Блогерша Даша Дошик о дебюте в «Елках», хейтерах и страхах

Блогерша Даша Дошик призналась, что тормозила съемочную группу «Елок 10»

Десятый фильм новогодней серии «Елки» выйдет в кино 7 декабря. Для блогера-миллионника Даши Дошик этот проект стал кинодебютом. В интервью «Газете.Ru» 19-летняя звезда соцсетей рассказала о трудностях на съемках, впечатлениях от знакомства с Филиппом Киркоровым и желании записать с ним фит, а также объяснила свое заявление о том, что деньги для нее важнее аудитории.

— Когда тебе предложили сняться в «Елках 10» — какие были первые эмоции?

— Я сразу же начала пищать от радости и согласилась! Потому что мы каждый год всей семьей садимся смотреть этот фильм, он создает новогоднее настроение. А в этом году они будут видеть на экране еще и меня! Я была счастлива получить это предложение, родители тоже за меня очень порадовались. Когда выйдет фильм, я полечу к родителям в Казахстан, будем все вместе встречать Новый год с «Елками».

— Как проходили пробы? Ты волновалась?

— Я очень волновалась, это были мои первые пробы. Я никогда не пробовалась в актрисы, а тут — сразу в «Елки»! Очень нервничала и переживала: «А вдруг я сделаю что-то не так?» Я же все-таки не профессиональная актриса. Но мне помогла моя харизма и то, что я смотрела много фильмов. Меня похвалили и сказали, что для первого раза я держалась замечательно и всем понравилась. Хотя сразу после проб была уверена, что все провалила и меня не возьмут. Увидев других актеров, я поняла, что не зря нервничала: там такие профессионалы работали!

— Нужна ли была профессиональная подготовка перед съемками?

— Сейчас мне хватило харизмы и опыта съемок в видео. Но для того, чтобы рассматривать дальнейшую актерскую работу, конечно, нужно учиться. Я понимала, что на съемках значительно торможу всю остальную группу. Все-таки опыта у меня нет, курсы я не проходила — и чувствовала, что в некоторых моментах подвожу команду. Но ребята отнеслись ко мне с пониманием — все же первые съемки, еще и такие крупные, я очень нервничала. Поэтому все прошло хорошо. В дальнейшем я буду рассматривать актерские курсы, чтобы больше такого не происходило.

— Что у тебя получалось на съемках лучше всего — и что стало самых сложным?

— Сидеть и кушать на съемках, о чем-то разговаривать — это у меня получалось. Кушать я всегда умею. Мне тяжело давалось отыгрывание эмоций. Потому что я же снимаю короткие видосики, где нужно подать эмоцию максимально ярко. А тут надо углубиться в образ и показать что-то более реалистичное, не переигрывать, понимать эту грань. Мне нужно было оставаться сдержанной, аккуратной, понимать, когда и что говорить: я же яркий и эксцентричный персонаж, мне было тяжело вжиться в такую спокойную роль.

— Расскажи о своей героине — кто она, какой у нее характер?

— В прошлом она геймерша, которая хорошо играла, но сейчас забросила игры и углубилась в свою личную жизнь. Мне объясняли, что я должна сыграть спокойную девушку, которая относится ко всему нейтрально: «Я такая пофигистка, сижу тут и занимаюсь своими делами, отстаньте от меня».

— Привносила ли ты в нее что-то свое — фразы, жесты, мимику?

— Да, я невзначай крикнула очень громко: «Паап!» И кто-то из команды сказал: «О, давайте оставим!». Это было смешно — и приятно, что оставили.

— Сразу ли тебе понравился образ героини — или хотелось что-то в нем поменять?

— Мне не нравилось, что мои волосы были постоянно собраны в бигуди. Голова чесалась во время съемок, это было не очень удобно. Мне также было тяжело принять образ «взрослой», потому что я морально еще ребенок: мне 19 годиков, а я должна взрослую тетю отыгрывать.

— Что ты чувствовала перед встречей с Филиппом Киркоровым?

— Если говорить по-русски, я вообще [испугалась]. Сильно переживала, потому что всю жизнь привыкла видеть его на экране. Я на съемках так не нервничала, как в тот момент, когда меня пригласили в дом к Филиппу Киркорову снимать постер «Елок».

Я подготовилась: три раза сходила в душ, в салоне была, мне сделали укладку. Лучшую свою одежду надела, хотя знала, что там нас переоденут и перекрасят, надушилась. Все, короче, сделала — я была идеальна!

— Как прошла сама встреча? Филипп Киркоров вживую — какой он?

— Прихожу, знакомлюсь — а он вообще другой! Очень высокий, сдержанный, при этом веселый, нет напряжения. Он по факту суперзвезда: ожидала, что зайду — и он морально задавит меня своим эго.

Я зашла, мы познакомились. Он очень яркий, рядом чувствуется его невероятно мощная энергетика. Мы с ним постояли, пообщались, я поняла, что он живой человек, тоже родился на планете Земля, все нормально. Замечательный мужчина.

— Хотела бы записать фит с Киркоровым или кем-то еще из «старой школы»?

— Конечно, я только за! Я обожаю «старую школу», с удовольствием бы фитанула с Филиппом Бедросовичем, Димой Биланом, Сережей Лазаревым — ой, у меня мама так любит его!

— Какие в целом у тебя остались впечатления от актерского опыта и наблюдения за коллегами по площадке?

— Не понимаю, как они выдерживают такую колоссальную нагрузку, огромные съемки, тяжелую работу. Я пообщалась с актерами буквально пару суток и поняла, что они — люди из вообще другого мира. У них свой юмор, какой-то более высокий, что ли. Я же тиктокер, VK-клипер, у меня мемы-шутки, я веселенькая такая. А они более серьезные, если шутят — то как-то по-интеллектуальному. Я сижу и думаю: «Может, это я тупая? Все смеются, а я нет».

— У тебя есть желание продолжить карьеру киноактрисы?

— Я бы с удовольствием сыграла еще пару ролей, а дальше уже посмотрим. Я еще маленькая и не знаю, что на ужин приготовить, а ты говоришь про актерство. У меня может что угодно в жизни произойти — возможно, я сойду с ума и стану художником.

— Какой характер ты бы хотела сыграть?

— Я обожаю злодеев! Очень хочу сыграть злодейку в каком-нибудь фильме: такую медленную, коварную, само зло во плоти! С самого детства делаю косплеи — перевоплощения в разных персонажей. Больше всего мне нравится косплеить злодеев. Это прям мое. Я очень люблю Локи из Marvel, Урсулу из «Русалочки», Малефисенту.

— Ты приняла участие в шоу «Займи денег» и написала, что многим знаком страх звонков — а у тебя в детстве он был?

— Почему-то я боюсь звонков с детства. До сих пор всем друзьям говорю: «Не звоните мне, пишите, я трубку не беру!» Я даже от мамы принимаю звонки, только когда она напишет: «Я хочу поговорить». С курьерами у меня вообще беда, я постоянно их либо на помощницу перевожу, либо не отвечаю — и они оставляют мне заказ под дверью.

— Каким ты была ребенком?

— Меня родители называли соней, потому что я постоянно спала. Приходила с учебы, ложилась спать, просыпалась в два ночи и шла к холодильнику. Плюс с детства я привыкла, что в определенное время у меня тихий час. Не важно, где я в это время и с кем, — я засыпала. Подростковый период меня сильно изменил: до определенного возраста я была тихим и спокойным ребенком, а лет с 15 стала таким энерджайзером.

— Недавно ты фотографировалась со змеей. Было страшно?

— Я очень боялась фоткаться со змеей! Честно, я сделала эту фотосъемку, чтобы перебороть страх змей, потому что невероятно их боюсь! Как-то в Дубае мне на шею повесили змею, и у меня случилась истерика, друзья успокаивали. Прямо какой-то животный страх. При этом змеи мне очень нравятся эстетически, красивые завораживающие животные, люблю их рисовать. Сначала было очень страшно сниматься с питоном, но потом мы подружились.

— А в шоу типа «Последнего героя» или «Фактора страха» хотела бы поучаствовать? Там тоже змеи и пауки, а также могут предложить поесть жуков.

— Да, конечно, вообще без проблем! Когда я была маленькой, мы всей семьей часто куда-то ездили. И они меня возили в Таиланд, Куала-Лумпур, где очень разнообразная кухня. Поэтому я люблю острое, морепродукты, пробовала улиток, устриц, тараканов, кузнечиков. Вкусовые предпочтения у меня разнообразные — разберусь, я думаю, если меня пригласят на такое шоу.

— Ты рассказывала про сталкера, который признавался тебе в любви. Это был единичный случай, он больше не объявлялся? Не страшно ли жить, осознавая, что такое может случиться в любой момент?

— Это история, по-моему, полуторагодовой давности. Больше он меня не преследовал. В любом случае, когда ты становишься медийным человеком и начинаешь развиваться в соцсетях, появляется страх за собственную жизнь и жизнь своих близких. Любое слово, которое ты говоришь в интернете, может выйти тебе боком — и не только тебе, но и твоему окружению. Это огромная ответственность, о которой, если честно, не надо задумываться. Я считаю, что лучше жить на позитиве, чем постоянно думать о том, что может случиться что-то плохое.

Если со мной произойдет что-то подобное, посмотрю по ситуации, что делать. Потому что это действительно страшно и ужасно — никому такого не пожелаю.

— Не могу не спросить: почему в шоу у блогера Егорика ты заявила, что деньги для тебя важнее аудитории? Это было из-за формата шоу — или просто сказала, не подумав?

— Нет, я просто прогреваю аудиторию перед выходом своего нового трека, можете так написать.

— Как ты пришла к тому, чтобы спокойно реагировать на хейт? Или все-таки что-то задевает?

— Конечно, любого человека будет задевать, когда ты каждый день читаешь про себя что-то плохое. Тут есть два варианта. Первый: ты прорабатываешь все с психологом и определяешь четкие рамки, выстраиваешь железную стену между собой и хейтерами в интернете. Говоришь себе: «Я на это не ведусь, это тупой хейт, он меня не касается, я не такая». Или второй вариант: ты на это все реагируешь, сходишь с ума, потом начинаются нервные срывы, кто-то скатывается до алкоголя и чего-то еще. Потому что это действительно очень сложно, многие блогеры тяжело через это проходят.

Есть сильные блогеры, которые не обращают внимания на хейтеров и спокойно делают свой контент, — такие, как Карина Кросс. Она для меня — главный пример идеального блогера, который умеет адекватно реагировать на хейт, держать в порядке самооценку и моральное состояние.

— А ты работала с психологом?

— Когда я чувствую, что мое состояние ухудшается, общаюсь с психологом. А он разводит руками и говорит: «Ну вы сами все понимаете и знаете, что делать, я ничем не могу вам помочь». И так у меня проходит каждая сессия. Сейчас, когда происходит какой-то накал, я, скорее, пойду к другу и выскажусь или в спортзале побью грушу, выплесну эмоции.

— Раньше было модно участвовать в откровенных съемках для журналов Maxim, Playboy и прочих. Хотелось бы тебе так же?

— Я приветствую такие съемки, почему нет. Но не супероткровенно — как Настя Ивлеева абсолютно голой снялась. Мне не очень нравится эстетика голого тела — своего. Я, безусловно, люблю свое тело, но полностью оголять его — для меня перебор. Я бы сделала красивую съемочку, но полностью голой — нет. Мне еще рано для таких экспириенсов.

— Как изменились потребности твоей аудитории за последние пару лет?

— С каждым годом людям нужно потреблять контент все быстрее. Блогеры нужны для того, чтобы люди приходили со своей сложной работы, включали какой-нибудь видосик, расслаблялись, уходили от своих переживаний и проблем — и просто смеялись, радовались, смотрели что-то интересное, смешное или красивое. С каждым годом растет потребность в необычных, ярких, эксцентричных блогерах. Контент становится все быстрее, и иногда даже топовые инфлюенсеры не успевают за трендами.

Когда появился TikTok, за ним потянулись Shorts, «VK Клипы», все платформы стали заливать короткие ролики. Всем уже неинтересно смотреть длинные видео на YouTube. Все включают «VK Клипы», чтобы посмотреть выжимку из огромного ролика за 15 секунд. Сейчас часто ускоряют видео в 1,5 или 2 раза, чтобы оно быстрее прошло. Таким образом, даже если ты и так делаешь быстрый контент, ты должен подстраиваться под аудиторию, которая требует еще быстрее, ярче, эмоциональнее. Людям необходима эмоциональная поддержка, и задача блогеров — ее оказать.

— К блогерам часто относятся несерьезно. Что ты можешь ответить людям, которые не понимают закулисья твоей работы?

— Сейчас блогерам приходится нелегко: нужно быть ярким, продуктивным и одновременно выдерживать огромное количество хейта, потому что люди стали злее — это факт. Успевать за трендами и контентом невероятно тяжело. Обесценивать труд блогеров — это очень низко, я считаю. Меня часто задевают комментарии по типу: «Блин, да 20 млн подписчиков — это вообще каждый может сделать». Так пойди и сделай! Это же легко, кривляться на камеру. А ты попробуй — так же покривляйся. Такие комментарии меня выбешивают, но я держу себя в руках и понимаю, что люди такое пишут, просто чтобы выплеснуть эмоции.

Например, на шоу хейтеров я вела себя агрессивно по отношению к ним, потому что понимала, что они ко мне тоже негативно настроены. Общаюсь с одним из хейтеров, и он в конце говорит: «А ты от меня отписалась, поэтому я тебя ненавижу». Я говорю: «Ну давай назад подпишусь». Подписалась, потом смотрю: он начинает про меня всякие видосы снимать, мол, «на самом деле она хорошая». Все хейтеры — на самом деле твои самые преданные фанаты. Я об этом раньше как-то не задумывалась. Оказалось, что это правда.

Загрузка