Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

«Хотели весело снять фильм с великими актерами»: интервью с авторами трагикомедии «Главная роль»

Режиссер «Главной роли» назвал фильм актерским мастер-классом от Пенелопы Крус и Антонио Бандераса

30 июня в российский прокат выходит фильм «Главная роль» — яркая трагикомедия о звездах, освещающая изнанку шоу-бизнеса. В съемках картины приняли участие Пенелопа Крус, Антонио Бандерас и Оскар Мартинес. В интервью «Газете.Ru» режиссеры проекта Гастон Дюпра и Мариано Кон рассказали о создании ленты и ее особенностях.

― В картине задействованы актеры, которые сами по себе являются очень яркими личностями. Вы с самого начала знали, что это будут именно они?

Гастон Дюпра: Когда мы только начали собираться, обсуждать идеи и рассказывать всякие разные байки, сразу определили, какие это будут роли. Мы сразу решили, что Пенелопа будет играть умную женщину-режиссера, манипуляторшу, немного мужененавистницу. Антонио ― это художник международного масштаба, очень запутанный и непонятый. А Оскар Мартинес вам, возможно, менее известен, но этот актер много работает в театре в Аргентине и преподает актерское мастерство.

Таким образом, все они сами, так или иначе, играют на восприятии и на образе, который складывается относительно них у других.

― По сюжету фильм финансировал мультимиллионер, а локаций, кажется, совсем немного. И вообще — съемочный процесс выглядит весьма минималистично. Расскажите о производстве: съемки проходили в Испании?

Дюпра: Идея фильма у нас возникла совместно с актерами ― Пенелопой и Антонио. Они видели наши предыдущие работы и предложили сделать фильм. Никто не знал, будет ли он — и когда. Благодаря чувству сплоченности с актерами и в силу темы, которой посвящен фильм, мы решили, что хотим снимать этот фильм весело.

То есть это не может быть обычный нудный съемочный процесс. Например, когда ты снимаешь сцену, дубль, актер уходит к себе в фургончик, ждет два часа, потом возвращается снимать контрплан и так далее. Здесь мы хотели, чтобы камера, с режиссерской точки зрения, не только имела свое мнение и держала высокую эстетическую планку, но и чтобы она чутко и с уважением относилась к игре актеров: чтобы они могли свободно находиться и взаимодействовать в кадре. Это была наша главная задача.

Что касается планов, они в основном открытые. Есть диалог с архитектурой. Мы стремились к тому, чтобы актеры могли свободно передвигаться, действовать — и чтобы камера оставалась свидетелем, но не мешала игре. И я думаю, это удалось: запечатлеть и передать всю эту спонтанность. Это очень ценно как для актера, так и для режиссера. На такое способны только актеры высочайшего класса, потому что дубли длились по пять, десять, двенадцать минут, они были длинными — и в фильме это видно. Так что для меня весь фильм ― это их игра. И это настоящий мастер-класс по актерскому мастерству, из которого можно узнать, как устроена актерская кухня и как творят актеры.

А что касается продюсера (Хауме Роурес. ― «Газета.Ru») ― это серьезный профессиональный продюсер, который хорошо умеет снимать фильмы и уже работал с нами на нескольких картинах. Другие продюсеры тратят чужие деньги ― он же тратит свои. Мне нравятся продюсеры, которые идут на риск. Если вы прочитаете сценарий, то сразу увидите ― этот фильм очень рискованный.

Мариано Кон: Да, этот фильм с очень высоким художественным риском. Мне нравится, когда продюсер может взять на себя такой художественный риск и связать себя с фильмом, который финансирует из собственного кармана.

Съемки проходили в Испании: в Мадриде, Авиле, Эль-Эскориале. Из-за пандемии, к сожалению, они разделились на две части. Первую мы сняли в феврале 2020 года, в начале марта снимали в Мадриде. Потом началась пандемия, мы вернулись домой в Аргентину, и процесс встал на пять-шесть месяцев. До тех пор, пока в Мадриде не восстановились необходимые условия, чтобы можно было снимать по тем же протоколам, которые действуют сейчас. Так мы довели съемки до конца.

Но во многом это нам помогло. У нас было время между съемками. Хотя это, конечно, травмирующий момент, что их пришлось прервать. Шесть месяцев во всем мире был обязательный карантин. Очень трудно вдруг остановиться на третьей неделе съемок и выйти из того адреналина, который чувствуешь во время работы. Но зато у нас было время, которого у режиссеров никогда не бывает, ― время отсмотреть все, что снято, и стратегически подумать, как продолжить и закончить фильм. За эти недели мы смонтировали первую часть картины, ровно половину, показали монтаж актерам и обсудили его. Потом приступили ко второй части съемок. И перед тем, как начать, провели читки. В результате у всех нас было единое понимание темы и смыслов, о которых идет речь в фильме. Мы все знали, что именно мы снимаем. И это было замечательно.

― Фильм прекрасно заканчивается пресс-конференцией. Что вы испытываете сейчас? Не чувствуете, будто попали в собственный фильм?

Кон: Ну для этого надо было бы выиграть «Золотого льва» и его разбить. Хотя в этой сцене с пресс-конференцией показана ситуация, которая в принципе с нами случается.

Например, когда журналист вместо того, чтобы задать вопрос, начинает высказывать свои мнения и размышления, а вопроса так и не задает. Это есть в сцене, где журналистка начинает делиться своими впечатлениями о фильме, хотя никто ее не спрашивал, и модератор ей говорит: «Переходите к вопросу поскорее».

Правда, с нами кое-что произошло на красной ковровой дорожке (на Венецианском кинофестивале. ― «Газете.Ru»). Мы подошли к фотографам и поняли, что звучит та самая музыка, которую мы использовали в фильме. Это было, конечно, странно ― такое короткое замыкание в голове.

***

По сюжету «Главной роли» тщеславный миллиардер задается целью вписать свое имя в историю, взявшись за создание идеального фильма. Сценарий — книга Нобелевского лауреата, режиссер (Крус) — модная и эксцентричная, в главных ролях две полные противоположности: разбитной кумир миллионов (Бандерас) и высоколобый театральный актер (Мартинес). Ждать шедевра или ждать беды?

Поделиться:
Загрузка
Найдена ошибка?
Закрыть