article
Слушать новости

«С «Тату» никто не сравнится»: интервью с экс-солисткой группы Леной Катиной

Лена Катина считает Моргенштерна самобытным исполнителем

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Экс-солистка группы «Тату» Лена Катина рассказала в интервью «Газете.Ru» о своем сольном творчестве, участии в ЛГБТ-фестивалях, Моргенштерне и собирается ли она идти в политику.

— Расскажите о своем сольном творчестве.

— Успехи, на мой взгляд, очень даже неплохие. Особенно радуюсь, что после пандемии возродились концерты, гастроли. А еще вышла моя новая песня — «Из темноты». Я продолжаю творить, писать и искать интересный музыкальный материал. Надеюсь, что скоро вернусь в студию и буду записывать новые песни.

— Планируете гастроли?

— Да, сейчас много поездок по России и Европе. Будем надеяться, что они состоятся, потому что определенные карантинные ограничения переносят большое количество мероприятий. Но я верю, что все получится реализовать.

— Вы хотите продолжать свою карьеру, живя в России, или переедете за рубеж, как это было однажды?

Россия — это мой дом, я никогда не планировала уехать в другую страну, на тот момент просто сложились обстоятельства. Конечно, мне было комфортно в Лос-Анжелесе, и я люблю этот город, но мой дом — это Москва. Я родилась тут и выросла, свой дом ни на что не променяю.

— Когда можно ждать нового альбома?

— Пока только пишем. Сейчас брала паузу из-за большого количества работы, но уже планирую в скором времени вернуться в студию.

— Вы сами пишите стихи и музыку для своих композиций?

— На англоязычном альбоме я была соавтором всех песен. Помню, как записывали альбом на английском: мы сотрудничали с разными авторами, собирались все вместе и писали музыку. Это был интересный опыт, новый в моей жизни и мне безумно понравилось принимать участие в таком интересном творческом процессе. Сейчас этого очень не хватает.

Что касается песен на русском языке, то на нем стихи не пишу, потому что мне не нравится конечный результат, получается плохо. Я считаю, что в такой ситуации лучше довериться профессионалу, именно поэтому я и моя команда так тщательно отбираем материал. Со мной работают очень хорошие авторы, многие пишут специально под меня, а некоторые присылают, что мне могло бы подойти исполнить, а далее я и мой коллектив занимаемся отбором.

— В Вашем англоязычном творчестве поднимается тема Японской катастрофы 2011 года, тогда сильнейшее землетрясение привело к аварии на АЭС Фукусима-1. В 2012 году вы выступили на «КвирФесте» — ежегодном международном правозащитном фестивале в Санкт-Петербурге, который посвящен темам квир-культуры в современном российском обществе. Что побуждает обращать внимание на общественные проблемы?

— Тема японской трагедии поднимается в песне «Keep On Breathing». «Тату» — первая группа, которая начала поднимать социальные проблемы, мы прямо высказались. Что касается моих высказываний, это всегда личная позиция. Я часто выступаю на ЛГБТ-фестивалях, там любят меня и мои песни. Отмечу, что у меня много друзей из ЛГБТ-сообщества. Я всегда рассказываю про одну семью девочек из Нидерландов. Они познакомились друг с другом на форуме «Тату» и спустя много лет поженились, тоже в Нидерландах, кстати. Сейчас у них уже растут двое детей. Первую дочь они назвали Ноалена, представляете? В мою честь. Это такие поклонники, у которых есть мой номер телефона. Мы с ними периодически переписываемся, общаемся, знакомы огромное количество лет и я их очень люблю. Вот такая история. И я считаю, что подобных историй должно быть больше, именно таких — счастливых. Если человек будет чувствовать поддержку от ближнего и если он будет принят обществом, то ему будет хорошо, и он не станет ходить на протесты, а будет просто счастливо проживать свою жизнью.

— В составе «Тату» вы часто устраивали акции протеста. Например, в 2003 году на шоу Джея Лено на канале NBC вы с Юлей Волковой вышли на сцену в майках «Fuck войне» и исполнили песню «All the Things She Said». Это было в тот момент, когда Америка готовила военную операцию против Ирака. В том возрасте уже было осознание масштабности проблемы, против которой вы бунтовали?

— Прежде чем провести акцию, нам все объясняли. Наш продюсер Иван Шаповалов прежде, чем устроить что-то подобное, нам рассказывал, что это будет, как это будет и с какой целью устраивается. Конечно, мы должны были понимать, почему выходим именно в таких майках и на что конкретно направляем свой посыл. Я и сейчас выступаю против насилия.

— Получается, в вас воспитали неравнодушие?

— Это не про воспитание, а про то, что в определенный момент нам рассказали о неудобных проблемах общества. Потом у нашей группы уже образовалась своя армия поклонников, где каждый рассказывал нам свою историю. У нас были постоянные встречи и мы слышали большое количество душераздирающих историй, которые безусловно откликались в моей душе. Иван нас не то, чтобы воспитал, он нас образовал. Подарил нам образование.

— Получается, что искусство и политика, в лице социальных проблем, должны идти рука об руку?

— Не всегда. Мне кажется, что искусство — это искусство, а политика — это политика. Есть, например, какие-то определенные вещи, ситуации, где у них получается объединиться. Это больше вопрос публичности, как мне кажется. Какие-то определенные темы известный человек может донести до общества гораздо быстрее и острее. Безусловно, большое количество артистов периодически исполняют какие-то социальные песни, проводят акции. Думаю, что искусство не обязано быть прочно связано с политикой, но идти рядом с ней — вполне возможно.

— У Вас когда-нибудь возникало желание самой заниматься политикой? Например, как Юля Волкова.

— Я не скажу, что я человек, который лезет в политику или хочет туда залезть, потому что я там ничего не понимаю, у меня другой профиль. Политикой я никогда не интересовалась, занималась и занимаюсь только музыкой. Творчество, кстати, отнимает у меня большое количество сил и времени, поэтому нет возможности тратить его на что-то другое.

Во-первых, надо получать специальное образование и разбираться с той сферой, в которую ты погружаешься. Во-вторых, в эту стезю нужно полностью переключиться и вкладывать все свои силы.

Сейчас мы видим, как изменилось время. Лично я не могу позволить себе пойти туда, где я не разбираюсь. Это равносильно вопросу: « А почему вы не снимаетесь в кино?» Потому что у меня нет соответствующего образования и опыта. Я считаю, что профессионализм ценен. Любая тема, которой я занимаюсь, требует полного погружения, и для меня — это творчество и музыка. Может быть, во мне что-то щелкнет, и я опять окунусь в какую-нибудь тему, но мне нужно захотеть туда нырнуть, а сейчас такого желания нет. При этом существуют вещи, которые трогают меня за душу и о которых хочу рассказать. Для этого я использую свой опыт и способности. Песня — это мой рассказ через музыку.

— Вы были самым ярким примером русской поп-музыки нулевых. За последние десятилетия наш шоу-бизнес ухудшился или улучшился?

— Сложно сказать. Мне кажется, что меняется мода, стиль жизни, а вообще, все идет по кругу. Если рок, техно и электронная музыка были популярны давно, то сейчас опять техно и электронная музыка актуальны. Получается, что скоро должен вернуться рок. Я считаю, что музыка идет в ногу со временем, подстраиваясь под современные нравы и вкусы. С другой стороны, музыкой можно воспитать вкус, улучшить его, а можно и наоборот.

— Вам нравится, как видоизменились музыка?

— Не сказала бы, что я поклонница происходящего. Например, я даже не понимаю, что поют многие молодые группы. Поэтому мне зачастую просто неинтересно слушать такую музыку. Безусловно есть великолепные артисты, которые хорошо выступают. Сложно сказать, нравится это или нет, музыка просто изменила привычный для меня вид, и как она дальше будет меняться, можно только гадать.

— Но на искусство это влияет положительным или отрицательным образом?

— Пока искусство видоизменяется говорить об этом рано. Еще много лет назад выходили какие-то громкие вещи, и в адрес их авторов обрушивалось больше количество критики, ругательств и оскорблений. Только спустя большое количество времени оказывалось, что раскритикованный материал — гениальный.
Есть разное творчество и разные художники. При жизни никому не нужен, как известно, зато потом...

Еще, мне кажется, что все зависит от артиста, от его личности. Чего конкретно этот человек хочет? Что он несет своим творчеством? Посыл «Тату», например, был про любовь.

— А сейчас ваш посыл про что?

— Ничего не изменилось, он про любовь и добро, о призыве к человечности, к искренним чувствам и эмоциям. Мне важно, чтобы песни в моем исполнении откликались в сердцах людей. Каждой своей композицией я стараюсь рассказывать историю. Даже когда мы отбираем материал, я всегда обращаю внимание на то, как во мне эта история отзывается. Если что-то не прочувствованно, то очень сложно дать эмоциональную смысловую нагрузку, контраст. С другой стороны, когда это звучит от чистого сердца, из глубины, когда ты понимаешь, о чем поешь, то это совершенно другое. Как моя первая песня «Югославия». Чтобы насквозь прошибло публику, мне нужно было понять о чем она. Кстати, я рада, что эта песня находит отклик в сердцах людей, я до сих пор получаю лесные комментарии и большое количество благодарности в свой адрес.

Многие даже пишут, что моя музыка помогает пережить депрессию, расставание, черную полосу на жизненном пути. Главное для меня, чтобы каждый находил что-то свое и я рада, что мое творчество так близко людям.

— Новые звезды, тик-токеры, их энергия схожа с той силой, которая была у «Тату»?

— Я думаю, что это про молодость, про энергию. Подростки, которые сейчас дышат этими импульсами, настроены на позитив, на открытость, на правду. Это меня радует. Люди хотят честности и искренности, а этого в обществе зачастую не хватает.

— Эти люди могут изменить шоу-бизнес? Возможно поменять его вектор в лучшую сторону?

— Вполне возможно, но, я думаю, мы узнаем это спустя какое-то время. В моменте всегда очень сложно судить. Когда вышла группа «Тату», ее тоже никто не брал на радио и телевидение. Мы и предположить не могли, что оставим такой отпечаток в сердцах людей.

— Я прочитала, что вы любите «Depeche Mode», а в юности были настоящей фанаткой Тупака. Сейчас вы часто говорите, что с позитивом относитесь к современным, молодым исполнителям. Я буду называть пару совершенно разных музыкантов, и вам нужно будет выбрать только одного. Чья школа победит?

Моргенштерн или Eminem?

— Eminem, конечно. Я слушала, кстати, Моргенштерна. Он молод и неопытен, но парень самобытный! Посмотрим, что с ним будет дальше.

— Монеточка или Земфира?

— Земфира. Мне 36 лет, конечно Земфира.

Юрий Шевчук или Фараон?

— Признаюсь, что второго я даже не знаю.

— «Тату» или Ольга Бузова?

— Конечно «Тату». Вот здесь ответ очевиден. С «Тату» никто не сравнится, потому что такой популярности, славы как у нас, за рубежом не было ни у кого. Даже у Моргенштерна. Впрочем, время покажет.

Поделиться:
Mail.ru
Gmail
Отправить письмо
Подписывайтесь на наш канал @gazeta.ru в Telegram
Подписаться
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть