Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Мы были готовы к сопротивлению»

Режиссер Мария Кравченко о фильме «На пороге страха»

Игорь Карев 30.06.2015, 15:57
Мария Кравченко и Герц Франк во время работы над фильмом «На пороге страха» Официальный сайт Марии Кравченко
Мария Кравченко и Герц Франк во время работы над фильмом «На пороге страха»

Режиссер Мария Кравченко рассказала «Газете.Ru» о совместной работе с Герцем Франком над фильмом «На пороге страха», посвященной истории семьи израильского националиста, отбывающего пожизненное заключение за убийство Ицхака Рабина.

1 июля в Иерусалиме стартует Международный израильский кинофестиваль. В его документальном конкурсе представлен фильм «На пороге страха». Это последняя работа знаменитого режиссера Герца Франка, в которой он решил рассказать историю Ларисы Трембовлер: уроженка Москвы эмигрировала в Израиль, занималась там гуманитарными проектами и во время визита в тюрьму познакомилась с отбывающим пожизненный срок националистом Игалем Амиром, убившим в 1995-м премьер-министра страны Ицхака Рабина. Лариса развелась с первым мужем, добилась разрешения на брак с заключенным и родила от него сына. Франк работал над своей картиной около 10 лет, он скончался в 2013 году, в разгар работы над «На пороге страха».

Фильм был завершен Марией Кравченко — российским режиссером-документалистом, лауреатом многих призов за фильм «Части тела». Российская премьера «На пороге страха» состоялась в конце 2014 года; картина стала лауреатом «Лавровой ветви», была показана на «Артдокфесте», вошла в шорт-лист «Ники» и получила приз на фестивале «Зеркало». В Израиле уже включение фильма «На пороге страха» в конкурс вызвало скандал. Министр культуры Мири Регев пообещала лишить кинофестиваль государственного финансирования, если его организаторы покажут «На пороге страха»; в итоге фильм оставили в конкурсе, но убрали из официальной программы, а ряд кинематографистов призвали к бойкоту смотра. «Газета.Ru» поговорила с Марией Кравченко о ее работе с Герцем Франком, о претензиях к фильму «На пороге страха» и о ее дебюте в художественном кинематографе.

— Как вы оказались на проекте Герца Франка?

— С ним меня познакомил мой муж, который работал с Франком над его последним завершенным фильмом — «Вечная репетиция». К моменту знакомства (дело было в 2010 году) у него уже была идея фильма, он несколько лет снимал свою героиню, ее сына, но сама картина находилась в стадии задумки. Потом уже пришел латвийский продюсер Гунтис Тректерис, поддержало Министерство культуры России, появилось финансирование. Вместе с Франком мы делали «На пороге страха» около трех лет; к его смерти (Герц Франк скончался в марте 2013 года. — «Газета.Ru») оставалась не сделана большая часть съемок. Я решила, что эту работу нужно обязательно завершить.

— Тема для Израиля болезненная. Франк объяснял, почему взялся за нее?

— Конечно. Герца Франка всегда волновал человек, его душа, его ощущение мира, отношение к себе, близким людям, богу, своей стране. Те же темы интересны и мне — и я их показывала в своих фильмах. Но мы с Франком спорили, до какой черты, до какого предела можно дойти. В этой истории очень тонкая грань между человеком и человеком, который борется с государством, а государство — с ним. Политический аспект, борьба за землю, войны — и наши споры о том, на что имеет право художник, в итоге вошли в фильм.

— Вы участвовали в противостоянии между Минкультом Израиля и организаторами фестиваля?

— Нет, я сейчас снимаю новый фильм, но в курсе происходящего и понимаю, почему возникло это столкновение. Взявшись за эту тему, мы были готовы к какому-то сопротивлению — не настолько глобальному, конечно, и дошедшему до министра культуры и президента. Эта реакция назревала уже во время съемок, когда интервьюировали людей на улицах. Но я очень надеюсь, что «На пороге страха» покажут на Израильском кинофестивале и что его не побоятся показать в той форме, в которой фильм существует сейчас.

Герц Франк во время работы над «На пороге страха». Фотография: Официальный сайт Марии Кравченко
Герц Франк во время работы над «На пороге страха». Фотография: Официальный сайт Марии Кравченко

— А есть возможность для изменения формы?

— Нам настойчиво рекомендуют заретушировать лицо мальчика, как предписывает израильский закон, по которому нельзя показывать лица детей заключенных. Правда, этот закон постоянно нарушают, а фотографии нашего героя израильские СМИ публикуют с самого его рождения и до сегодняшних дней, и это не считается нарушением закона. Так что сейчас ищем какой-то компромисс. Может, найдем.

— Где фильм уже показывали?

— Он участвовал в кинопремии документального кино «Лавр», получил приз на фестивале имени Тарковского «Зеркало», российская премьера состоялась на «Артдокфесте», была премьера в Латвии. В мае его показали и на международном кинофестивале в Торонто (фестиваль документального кино Hot Docs. — «Газета.Ru»).

— Вы поедете на фестиваль в Израиль?

— Да, завершу съемки своей новой картины и поеду. Обязательно.

— А над чем работаете сейчас?

— В настоящее время я работаю над лирической комедией «Завтрак у папы» — картиной All Media Company. Для меня это будет первое полнометражное игровое кино. «Завтрак у папы» — это летняя московская история о любви папы и дочки. Мама прилагается, конечно. История эта отчасти трогательная, отчасти смешная. Папу играет Юрий Колокольников, который предстанет в довольно необычном образе брутального, в чем-то грубоватого мужчины, который неожиданно для себя становится папой маленькой девочки. Его партнершей будет Катерина Шпица — этакая дюймовочка. И вместе мы стараемся сделать картину красивой и воздушной.

— Когда картина выйдет?

— Осенью собираемся полностью завершить и сдать, а дальше — уже прокат.

— Такой переход — от документального кино к игровому — дался легко?

— Документальное — совсем другое кино, и после него игровое выглядит как совершенно другой мир, это совсем другая история. Но интересная.