Пенсионный советник

«Слово «дружба» сейчас напоминает сухофрукт»

Александр Цекало рассказал «Газете.Ru» о сериале «Фарца»

Игорь Карев 27.03.2015, 10:03
Александр Цекало Екатерина Чеснокова/РИА «Новости»
Александр Цекало

Продюсер, сценарист, актер и шоумен Александр Цекало рассказал «Газете.Ru» о сериале «Фарца», который с 30 марта будет показывать Первый канал, о том, что сейчас дружба похожа на сухофрукт, и о судьбе проектов своей кинокомпании.

30 марта Первый канал начинает показ сериала «Фарца», который продюсеры представляют как эпопею о развитии товарно-денежных отношений во времена СССР. По сюжету сериала четверо друзей вынуждены заняться фарцовкой, чтобы заплатить за карточный долг одного из них. Режиссером «Фарцы» стал Егор Баранов («Саранча», «Соловей-Разбойник»), а в ролях заняты как молодые актеры — Александр Петров, Алексей Весёлкин, Филипп Горенштейн, Максим Емельянов, так и уже заслуженные — Евгений Цыганов, Александр Яценко, Алексей Серебряков, Евгений Стычкин. Снят сериал кинокомпанией «Среда», которая ответственна за многие успешные телепроекты последних лет («Обратная сторона Луны», «Мажор»). «Газета.Ru» поговорила с Александром Цекало, основателем «Среды» и одним из продюсеров и сценаристов «Фарцы», о концепции сериала, об оставшейся в СССР дружбе, о хороших историях и о писателе Вадиме Шефнере.

— Как вы видите ваш сериал и как предполагаете рассказывать вашу историю?

— «Фарца» задумана как история дружбы четырех ребят, которая развивается на протяжении целой жизни. Мы даже не знаем, сколько лет они проживут в сериале — сейчас основные моменты продуманы на пять сезонов, до 1980 года, а дальше пока смысла нет. В первом сезоне действие происходит в 1961–1962 годах, во втором — в 1966-м, в третьем — в 1969-м.

— Годы выбраны не случайно?

— Конечно, нет. Они выбраны потому, что в них произошли какие-то знаковые события в советской истории. Первый сезон начинается с Гагарина, а, например, третий сезон — с покушения на Брежнева (21 января 1969 года младший лейтенант СА стрелял по правительственному кортежу у Боровицких ворот Кремля; был убит водитель Илья Жарков и ранены космонавты Адриян Николаев и Георгий Береговой. — «Газета.Ru»). Затем мы расскажем о начале 70-х, когда пошли серьезные изменения в жизни страны — так, отъезд в Израиль начался в 1966 году, но в 73–74-х годах эмиграция стала массовым явлением.

— То есть у вас есть продуманная концепция сериала на несколько сезонов?

— Мы живем с нашими героями, и это дает новые поводы для размышления и новые идеи, имеющие отношение к их криминальным делам, которые становятся все сложнее и опаснее. Каждый сезон — это законченный этап в жизни героев. Ну а личную жизнь персонажей — их отношения между собой, с девушками, с родителями — мы с Александром Коттом (режиссер и сценарист, соавтор сценария «Фарцы». — «Газета.Ru») придумываем на ходу.

— Своих героев вы оцениваете как отрицательных или положительных?

— Безусловно, как положительных. Они не убийцы, не воры, не грабители. Грабитель или вор — это тот, кто отнял у кого-то что-то. А они ничего не отнимают — просто покупают у одних, а продают другим. Конечно, они не платят налоги и совершают то, что можно считать экономическим преступлением, но это не тот вид преступления, за который надо давать десять лет или расстрел.

Да и на эти преступления они пошли ради сохранения дружбы — во всяком случае, в первом сезоне. В наше время слово «дружба» немного напоминает сухофрукт — вроде бы абрикос, а на самом деле курага. Вот и сейчас — вроде друг, а на самом деле — партнер, дружба приобрела другие смыслы и окраски.

— То есть вы собираетесь заново познакомить зрителей с этим понятием. Но будет ли зритель им сопереживать?

— Будет. Они молоды, красивы, совершают поступки ради друга, у них есть мотивация. Слушайте, зритель полюбил героя, который начал варить наркотики, чтобы обеспечить семью, а потом вообще начинает «валить» людей (Уолтер Уайт из американского сериала «Во все тяжкие». — «Газета.Ru»). Наши персонажи — как девочка Ассоль по сравнению с ним.

Мы, безусловно, не собираемся тягаться «Фарцой» с «Во все тяжкие». Жанр, да, один — в его основе драма. Наши герои не могут разобраться в любви, они совершают ошибки — молодости свойственно ошибаться. Но кроме того, они противостоят системе в каком-то смысле, они в каком-то смысле даже остапы бендеры.

— Ваши герои действительно напоминают Остапа Бендера — они удачливы и легко избегают нежелательных контактов с правоохранительными органами. Милиционеры их не могут поймать, хотя, кажется, вот они — и номер такси, и лица известны, поймать вроде легче легкого.

— Ну это можно и объяснить, все можно объяснить. Но любое кино и любые книги содержат определенную долю условности. Тем более что в нашем фильме за этими ребятами следят, их пасут. Но не милиционеры, а те, кто должен этим заниматься.

— Тем не менее в «Фарце» есть и реальные персонажи — например, Ян Рокотов, сыгранный Евгением Цыгановым. Вы его ввели, чтобы показать, как начинались расстрелы за валютные операции?

— Рокотов был самым знаменитым валютчиком того времени. У него при обыске нашли более миллиона долларов в золоте и валюте. Доллар, напомню, тогда стоил 45 копеек по официальному курсу, а на руках его цена могла доходить до четырех рублей. И да, он стал первым человеком, расстрелянным за валюту.

— Что у вас с ожидаемыми проектами, например с «Обратной стороной Луны 2»?

— Мы сдадим его Первому каналу летом, а покажут его, скорее всего, осенью. Во втором сезоне «Обратной стороны Луны» действие происходит в наше время, вернее, в некой параллельной реальности, в которой Россия превращается в СССР потому, что герой в прошлом понаступал на бабочек.

— Не слишком много СССР? Вам то время более интересно?

— Мне интересны человеческие истории, а где они происходят — в СССР, в наше время, — неважно. Вот сейчас мы сдали Первому каналу сериал «Лучше не бывает» (режиссер Евгений Семенов. — «Газета.Ru») — это история нашего времени. «Клим» (российская адаптация британского сериала «Лютер». — «Газета.Ru») также о современности.

— А что с «Климом»? Когда ждать?

— Все восемь серий также сданы, но время выхода пока непонятно.

— Кризис повлиял на ваше производство?

— «Фарца», «Клим», «Лучше не бывает» — сериалы, которые снимались и финансировались в прошлом году, они все оплачены и выйдут. А вот как все будет в этом году... будет труднее и тяжелее. Безусловно, на нашей компании и на мне все, что происходит в экономике и в мире, сказывается как и на всех — и курс, и напряжение в нашей стране и на моей родине, Украине. Это не может не сказываться. Но я считаю, что не время ныть и скулить или искать врага. Надо работать и действовать — ведь выживут самые сильные и лучшие, как в Спарте. Мы пытаемся быть именно такими, сильными и лучшими, делая то, за что не будет стыдно ни нам, ни нашим детям.

— А над чем работаете сейчас — кроме доведения до ума уже почти готовых проектов?

— У нас в работе пять-шесть проектов. Собираемся работать над вторым и третьим сезонами «Фарцы» и вторым сезоном «Мажора». А Александр Котт будет снимать сериал по «Лачуге должника» писателя-фантаста и поэта Вадима Шефнера.

— Почему именно Шефнер?

— Я его обожаю, я его поклонник с 1984 года, когда впервые прочитал «Лачугу должника» (полное название «Лачуга должника: Роман случайностей, неосторожностей, нелепых крайностей и невозможностей». — «Газета.Ru»). Он незаслуженно почти неизвестен, его знают только любители наивной фантастики или поэзии — прекрасный сборник стихов «Чаепитие на веранде». Мы выкупили права на экранизацию у сына писателя, это восьмисерийный проект в стиле «советский футуризм». Роман тяжелый для экранизации, он написан «от вольного», без особого почтения к законам драматургии, но с таким «хитрым глазом», с любовью к людям, семье, брату. И помимо того, что это невероятно интересная история — о людях, которые могут прожить миллион лет, — для меня будет честью сделать фильм по «Лачуге должника».