Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Голливуд — это вообще не американское кино»

Режиссер Сергей Бодров рассказал «Газете.Ru» о своем голливудском фэнтези-проекте «Седьмой сын» с участием Джеффа Бриджеса и Джулианы Мур

Ярослав Забалуев 23.10.2014, 09:08
NBC Universal

Режиссер Сергей Бодров рассказал «Газете.Ru» о своем голливудском фэнтези-проекте «Седьмой сын», о том, почему в России нельзя построить Голливуд, разнице между мифом и сказкой и фильме о космонавте Леонове.

1 января 2015 года в российский прокат — раньше, чем во всем остальном мире, — выйдет первый голливудский проект Сергея Бодрова под названием «Седьмой сын». Фильм поставлен по популярному роману Джозефа Дилейни «Ученик ведьмака», который рассказывает о юноше, «седьмом сыне седьмого сына», который должен экспресс-методом постигнуть науку охоты на ведьм под руководством опытного ведьмака. Главные роли в фильме сыграли Джефф Бриджес, Джулиана Мур и Кит Харрингтон. «Газета.Ru» расспросила режиссера об одной из главных новогодних премьер.

— В какой стадии сейчас «Седьмой сын»?

— Картина полностью готова, закончен постпродакшн и монтаж, учитывающий тестовые показы для фокус-групп. Так что осталось дождаться, когда фильм выйдет сначала в России, потом в Китае, откуда я недавно вернулся, и потом, 7 февраля, во всем остальном мире.

— Картина очень долго снималась. Расскажите почему?

— Прежде всего, из-за очень долгого подготовительного периода — с фэнтези всегда так, он занял месяцев шесть. Потом нам пришлось еще полгода ждать Джеффа Бриджеса, который решил сняться в другой картине. Кроме того, уже по завершении съемок мы еще месяцев восемь перегоняли снятый в обычном формате фильм в 3D. Ну и наконец, продюсеры картины ушли с Warner Bros. на Universal, в связи с чем срок выхода «Седьмого сына» еще сдвинулся.

— В одном из интервью вы говорили, что «Седьмой сын» для вас по жанру ближе к мифу, чем к сказке. Можете объяснить, в чем для вас разница? И о каком мифе речь?

— Прежде всего, миф глубже. В «Седьмом сыне» есть серьезное архетипическое зерно, я поэтому за этот материал и взялся. Для меня этот фильм не в последнюю очередь о том, что такое зло, откуда берутся ведьмы, о природе зла, о том, как оно возникает. О том, как мы зачастую любим обвинить другого, а не взять на себя ответственность.

— Поработав в Голливуде, вы разобрались, как работает эта индустрия? Может быть, вам удалось разобраться в том, как создать в России нечто подобное?

— Нет, это совершенно невозможно. Голливуд — это прежде всего огромное количество накопленного опыта. Строго говоря, Голливуд — это вообще не американское кино: в производство студийных картин всегда привлекается огромное количество профессионалов со всего мира. Например, на «Седьмом сыне» у меня работал гениальный художник Данте Ферретти, работавший с Феллини, Пазолини, Скорсезе, обладатель шести «Оскаров»... То есть там налажено производство истинно мирового высокотехнологичного кино. В России я перспектив для создания подобной индустрии не вижу. Есть, конечно, единичные проекты вроде «Сталинграда», но в какую-то тенденцию они не складываются, пока делать такое большое кино в России слишком рискованно.

— Обычно когда российские режиссеры получают голливудские проекты, они берут сниматься российских актеров. Почему вы не взяли?

— Российские режиссеры получают голливудские проекты не каждый день. Я люблю наших актеров, но в этом фильме не было для них материала. Кроме того, надо прилично знать английский. Мне кажется, у нас с этим проблемы.

— «Седьмой сын» уже запланирован как франшиза?

— Это будет зависеть от проката.

— А вы будете заниматься сиквелом, если студия все же решит его снимать?

— Нет, не буду. У меня уже выстроена линейка следующих проектов.

— Расскажите о них поподробнее.

— Ну вот есть предложение от Тимура Бекмамбетова сделать фильм о космонавте Леонове. Мы уже начали подготовку к съемкам. Это картина о полете, из которого наши астронавты вернулись чудом. Уже пишется сценарий, в главной роли будет сниматься Евгений Миронов. Если все сложится, мы начнем производство в следующем году. Кроме того, я планирую приступить к сиквелу «Монгола», который будет посвящен последним годам жизни Чингисхана. Я на днях вернулся из Китая, мы уже начали переговоры с местными кинокомпаниями. Китай сегодня это вообще вторая по значимости кинодержава, а скоро станет и первой.