Пенсионный советник

Олдман и лицемеры

Гэри Олдман заступился за обвиненных в антисемитизме и гомофобии коллег

Наталия Митюшева, Игорь Карев 24.06.2014, 16:09
AP Photo/Chris Pizzello

Гэри Олдман обвинил Голливуд в излишней политкорректности и двойных стандартах: по его мнению, заявлять об антисемитских высказываниях Мела Гибсона или Алекса Болдуина — значит лицемерить. «Газета.Ru» вспоминает самых главных возмутителей спокойствия от культуры.

В интервью журналу Playboy актер и продюсер Гэри Олдман заявил, что политкорректность — это «дерьмо». По его мнению, люди настолько в ней увязли, что не могут понять шутку или пошутить сами о боге или о чем-то другом столь же «скользком». В качестве иллюстрации своих слов Олдман привел историю об учителе, видимо, христианине, который в самой обычной школе преподавал детям космогоническую теорию происхождения мира. Мальчик-буддист из его класса расстроился и пожаловался родителям. Из-за этого школе пришлось поменять учебный план. «Хорошо, — рассуждает Олдман. — Идите в школу и объясните, что не так. Но они подают судебный иск! Никто не может больше понять шутку».

Как пример лицемерия в обществе Олдман напомнил о ситуации с Мелом Гибсоном, который в 2006 году, будучи нетрезвым, допустил ряд антисемитских высказываний и заявил остановившему его машину полицейскому, что во всех войнах мира виноваты евреи.

«Неужели полицейский, арестовавший его, никогда не использовал слово «нигер» или «долбаный еврей»?» — задался вопросом актер.

Также Олдман поддержал и Алека Болдуина: в 2013 году он, известный своей нетерпимостью к папарацци, поругался с несколькими фотографами и использовал в отношении одного из них жаргонное название гомосексуалистов. Болдуина немедленно обвинили в гомофобии, а телеканал NBC закрыл его шоу. Олдман, упоминая инцидент, заявил, что не винит Болдуина за отношение к папарацци, которые не дают покоя известным людям.

Вообще Олдман поступил смело, но безрассудно. Для того же Гибсона несколько сказанных в запале слов фактически стоили карьеры в кино — несмотря на то что он и до этого не отличался примерным поведением, а уж в антисемитизме его обвиняли еще по выходу картины «Страсти Христовы» в 2004 году. Его отец, кстати, тоже был не чужд поговорить о несправедливом мироустройстве; но за взгляды родителя актер и режиссер извиняться категорически отказывался — хотя ему об этом периодически намекали. Впрочем, на его киносудьбу повлиял не только инцидент с полицейским, но и последующие семейные разборки с Робин Мур и многолетние суды с русской певицей Оксаной Григорьевой. Но факт остается фактом: долгие годы у Гибсона так и не случилось больших проектов; фильм приютившей его Джоди Фостер «Бобер» (2011) оказался в сложной прокатной ситуации. Ну а сам он пока перебивается небольшими ролями в боевиках у своих друзей: Роберт Родригес позвал его в «Мачете убивает», а Сильвестр Сталлоне — в команду третьих «Неудержимых».

Другой известный своими радикальными взглядами скандалист — режиссер Оливер Стоун. На протяжении многих лет он критикует американское общество и американскую демократию, поддерживая, например, электронного разоблачителя Эдварда Сноудена. В 2010 году он дал интервью газете Sunday Times, в котором заявил, что «Гитлер убил русских намного больше, чем евреев, 25–30 млн человек». Затем он сообщил, что СМИ и государственная власть в США захвачены еврейским лобби.

После такого высказывания на Стоуна обрушился шквал обвинений — в том же антисемитизме, и ему пришлось оправдываться и извиняться перед еврейскими организациями Америки и Израиля; израильский министр по делам диаспор также осудил режиссера за его слова.

Любопытно, что на карьеру Стоуна его высказывания никак не повлияли. Он продолжил снимать довольно радикальные документалки, потом выпустил успешные фильмы — драму «Уолл-стрит: Деньги не спят» (сиквел «Уолл-стрит» 1987 года) и криминальный боевик «Особо опасны».

Также практически без последствий остались путаные высказывания датского режиссера Ларса фон Триера. Он в отличие от Стоуна подошел к вопросу о Второй мировой войне с другой стороны. В 2011 году во время пресс-конференции на Каннском кинофестивале фон Триер, размышляя о своем происхождении (его отец был немец, но воспитывался будущий режиссер отчимом-евреем), сообщил, что «понимает» Гитлера. Разразился скандал, фон Триера выгнали с фестиваля и объявили там персоной нон грата. «Меланхолия», с которой режиссер и приехал в Канн, получила лишь приз лучшей актрисе, хотя могла рассчитывать и на «Золотую пальмовую ветвь», — но на этом все и закончилось; французская прокуратура даже некоторое время изучала высказывания датчанина с целью обвинить его в нарушении французских же законов, но ничего не нашла. Ну а сам Триер отказался общаться с журналистами (чтобы не ляпнуть еще что-либо непотребное) и какое-то время ходил в футболке с эмблемой Каннского кинофестиваля и гордой надписью «persona non grata». Хотя отлучение от кинофорума с него, в принципе, уже сняли: так, ожидалось, что вторая часть «Нимфоманки» будет представлена в Канне-2014, но не сложилось.