Пенсионный советник

«Может, кто-нибудь не залетит, посмотрев наш фильм»

Сет Роген рассказал «Газете.Ru» о работе над фильмом «Соседи: на тропе войны»

Ксения Прилепская (Нью-Йорк) 28.05.2014, 09:17
Сет Роген в фильме «Соседи: на тропе войны» imdb.com
Сет Роген в фильме «Соседи: на тропе войны»

В прокат выходит комедия «Соседи: на тропе войны» с Сетом Рогеном и Заком Эфроном в ролях добропорядочного молодого семьянина и студента-тусовщика, разделяемых забором и непримиримой враждой. Сет Роген, который также является одним из продюсеров картины, рассказал «Газете.Ru» о границах допустимого в комедиях, ужасах дубляжа, страхе перед родительством и о новом проекте, в котором они вместе с Джеймсом Франко получат задание убить Ким Чен Ира.

— Что вы подумали, когда впервые прочитали сцену дойки жены вашего героя?

— Ха-ха, дело в том, что это реальная история, которая случилась с одним из сценаристов фильма Брендоном О'Брайаном и его женой, когда они возвращались с фестиваля «Коачелла» (знаменитый фестиваль музыки и искусств в Калифорнии. — «Газета.Ru»). Я вот не знал, но, оказывается, молоко из груди нужно регулярно сцеживать или избавляться от него каким-то еще образом, иначе это все довольно болезненно. И обычно для этого используется специальный сцеживатель, но, если он разбивается, делать нечего, грудное молоко приходится выдаивать вручную. В общем, когда он нам об этом рассказал, можно только представить, как мы обрадовались. И в фильме эта сцена смотрится, по-моему, весьма органично. (Смеется.)

— Изменилось ли ваше отношение к отцовству после этого фильма?

— Дети, которые снимались у нас в роли младенца, были такими спокойными, что, если бы можно было завести себе точно таких же, любой согласился бы не глядя. Это как если ваш друг заводит себе собаку и она такая милая и послушная, что вы тоже начинаете хотеть собаку. Заводите ее, и вдруг оказывается, что все собаки разные! И такая прекрасная в мире только одна, и она не ваша. Но дело сделано. Только собака-то проживет не больше пятнадцати, шестнадцать лет максимум. (Смеется.) И не придется платить за ее учебу в колледже.

— Те немногие сцены, где вы с главной героиней занимаетесь сексом, вам их долго пришлось репетировать?

— Секс в комедии обычно совсем не такой, как в драмах, и снимать его гораздо легче. В нашем случае это было быстро и весело. Да и сами отношения в фильме у нас таковы, что мы шутим о сексе, обсуждаем, что происходит, во время секса — в общем, никакого пиетета и возвышенности.

— Вы ничего себе случайно не повредили во время съемок? Помимо секса в фильме хватает физической активности разного рода, и Зак, кажется, даже руку себе сломал?

— Да, сломал. Но я старше и опытнее его, поэтому ничего такого больше не делаю. (Смеется.) Берегу здоровье. Позволяю каскадерам выполнять все трюки и не вмешиваюсь. Мой вам совет: заведите себе хорошего каскадера.

— Удивились ли вы, что Зак оказался таким хорошим комическим актером? Раньше-то его герои были горячи и убийственно серьезны.

— Гораздо больше удивлен тем, что зрители оказались готовы принять его в этой новой ипостаси. Я немного волновался, потому что знаю: до нашей совместной работы над «Соседями» мои и его фанаты чуть ли не открыто враждовали друг с другом. По логике вещей кажется, что люди, которым нравится Зак, должны быть не в восторге от меня, и наоборот. Поэтому я с восторгом наблюдал за тем, как зрители открыто и радостно принимали Зака в качестве комедийного актера, когда мы стали показывать фильм в первых фокус-группах. Я думал, нам придется приложить гораздо больше усилий для этого.

— И вам не пришлось уговаривать себя взять его на эту роль?

— Совсем нет, мы, по сути, писали эту роль под Зака, зная его сильные стороны и хорошо представляя, с кем нам предстоит иметь дело.

— Легко ли вам было отождествить себя с вашим героем Маком и его, скажем так, проблемами взросления?

— У многих из моих друзей есть дети, и, конечно, иногда ты видишь, что они больше не могут развлекаться на полную катушку и делать какие-то безумные вещи, которые я, пока бездетный, еще могу себе позволить. Шутка. Ничего такого я в общем не делаю.

— Ваш любимый комедийный актер?

— Билл Мюррей, Джон Кэнди, Крис Фарли, Тина Фей, Рейчел Дрэтч, Бернадет Питерс.

— Вы так много лет занимаетесь комедией. Это на вас давит, есть ощущение, что каждый раз нужно заходить все дальше и дальше, шутить все более и более откровенно?

— Не то чтобы мы садились в кружок и думали, как бы нам еще более противно пошутить. (Смеется.) Мы просто стараемся шутить смешнее, исходя из того, что нам самим кажется смешным. Иногда это может завести в поле, которое кому-то кажется слишком откровенным или даже неприятным. Но, честно, мы никогда не шутим просто ради того, чтобы создать неслыханную доселе, еще более гадкую шутку. При этом с тех пор, как я начал работать в кино, рамки комедийного заметно расширились. Люди готовы принимать шутки более широкой, кхм, смысловой амплитуды, а в такой комедии, как «Соседи», ровно такого юмора уже и ждут от нас. Фильм «Superперцы» по нынешним меркам кажется почти невинным, хотя семь лет назад уровень юмора в нем казался почти запредельным.

— Есть ли темы, на которые вы не стали бы шутить?

— Если говорить о списке запретных тем... У меня нет такого списка. Например, прежде, чем мы с Джозефом Гордоном-Левиттом сделали «Жизнь прекрасна», я бы сказал, что запретной темой был рак. Но мы сделали смешную и реалистичную, если верить отзывам, комедию о раке и доказали, что это в принципе возможно — качественно и с эмпатией шутить на такие темы, показывая весь абсурд такой ситуации одновременно с ее драматизмом. Теперь думаю, что любая тема может быть трактована комически.

— Смотрели ли вы какие-то из своих фильмов с закадровым дубляжем на других языках? Вас вообще волнует, кто вас будет дублировать и как он это сделает?

— Очень! И перевод, и дубляж, как правило, ужасны. (Смеется.) Они часто меняют шутки, стараясь сделать их смешнее, и, естественно, у них ничего не получается. Я делаю такой вывод из того, что люди, говорящие по-английски, обычно любят наши фильмы гораздо больше всех остальных. Уверен, по крайней мере часть вины за это лежит на тех, кто переводит и дублирует. Я также уверен, что меня часто дублируют какие-то ******, поэтому, когда люди смотрят меня на других языках, они думают, что я хреновый комик. (Смеется.) А виноват на самом деле какой-то местный придурок, который решил, что может говорить за меня! (Смеется.)

— Чего от вас ждать дальше?

— Я и Эван Голдберг, с которым мы сняли «Конец света-2013: апокалипсис по-голливудски», работаем сейчас над фильмом под названием «Интервью». В главных ролях — я и Джеймс Франко. Мы играем двух журналистов, которым нужно взять интервью у Ким Чен Ира и которых ЦРУ просит его убить, раз уж мы туда собрались. Еще мы пишем сценарий первой серии к новому шоу «The Preacher»: если его решат выпускать, будем снимать пилот.

— Есть что-то, что зрители могли бы почерпнуть, посмотрев «Соседей»?

— Ну если вы, как дурак, думаете завести ребенка, то остановитесь и подумайте о последствиях дважды. (Смеется.) Может, кто-нибудь не залетит, посмотрев наш фильм.